Радио "Стори FM"
Татьяна Збруева: «Быть только актрисой мне скучновато, хочется делать что-то еще»

Татьяна Збруева: «Быть только актрисой мне скучновато, хочется делать что-то еще»

Беседовала Елена Костина

Татьяна Збруева – дочь актеров Елены Шаниной и Александра Збруева – сразу после ГИТИСа была зачислена в труппу «Ленкома» по приглашению Марка Захарова. Также она много и успешно играет в спектаклях ЦДР под руководством Владимира Панкова. А с недавних пор еще и пробует себя в дубляже.

Таня, для вас ведь нынешний сезон начался с премьеры спектакля «Дневник Алены Чижук. А еще почта, жж и фейсбук» в ЦДР, так?

- Да, и это уже наша вторая работа с режиссером Алексеем Размаховым после «Озы» по поэме Вознесенского. Он тогда собрал замечательную команду, мы репетировали с утра до вечера, так все сдружились, что жалко было расходиться, когда время пришло. А «Дневник Алены Чижук» мы подготовили за неделю: вчетвером играем Алену на разных этапах ее взросления вместе с Настей Прониной, Машей Репиной и Надей Ширяевой. 

DSC01883.jpg
Сцена из спектакля "Дневник Алёны Чижук. А еще почта, жж и фейсбук"
Там героиня рассказывает свою историю через соцсети. В общем-то, в наше время мы все узнаем какие-то новости друг о друге или жизненные факты из соцсетей. Я подписана на вашу страничку в Instagram, прочла ваш трогательный пост о том, как вы переживали, когда первый раз не поступили в ГИТИС. Хотели учиться именно в этом институте?

- Нет, как и принято, ходила на прослушивания во все театральные вузы и везде пролетела, чего и следовало ожидать. Я поздно решила поступать, поэтому не была подготовлена, никогда не участвовала ни в каких самодеятельностях или в КВН, не умела себя подать. Единственное, занималась в музыкальной школе и играла на пианино перед публикой, но это все-таки немножко другое. Тем не менее я дошла до третьего тура во МХАТе и до конкурса в ГИТИСе, и там мне сказали, чтобы больше никуда не ходила. И я уже думала, что поступила, и даже всем рассказала, что поступила. А в последний момент мне говорят: «Мы тут подумали, посовещались и решили, что вам нужно подрасти». И, наверное, правильно, потому что я действительно была очень маленькая, окончила школу в 16 лет. Но тогда казалось, что всё это какой-то страшный сон, конечно, я рыдала.

А родители с вами занимались?

- Нет, не занимались, потому что я ужасно стеснялась при них что-то читать. Лиза Боярская очень любит шутить: «Все думают, что мы с папой приходим домой, надеваем шляпы с перьями и фехтуем». Какие-то разы я родителям что-то читала, и у них остались хорошие впечатления. Мама постоянно говорила папе: «Если ей не надо этим заниматься, ты ей, пожалуйста, скажи честно». Папа ответил: «Если бы я понимал, что не надо, я бы сказал». То есть я тоже что-то могу, поэтому у них не было сопротивления, они желали, чтобы у меня все получилось. На следующий год я поступила в ГИТИС, в мастерскую Валерия Гаркалина. Валерий Борисович со своими студентами на первом курсе занимается сам, а со второго устраивает мастер-классы с педагогами из разных театров и стран. Из Канады к нам на мастер-класс по Михаилу Чехову приезжал Сергей Домбровский, потом на мастер-класс по биомеханике Мейерхольда к нам из Израиля приезжала Софья Москович, а третьим в списке приглашенных режиссеров был Владимир Николаевич Панков.

Получается, Панкова вы знаете еще со студенческих времен?

- Да, конечно. И Владимир Николаевич предложил нам поработать над пьесой «Пойдем, нас ждет машина» Юрия Клавдиева, который пишет достаточно тяжелые произведения на острую социальную тематику. Например, по его сценариям сняты фильмы Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь» и «Школа». И вот на репетициях с Панковым мы совершенно обалдели: ходим по сцене на каблуках, и курить можно, и говорим о каких-то взрослых вещах. А мы к такой свободе не привыкли, потому что раньше только зверей показывали. И у Владимира Николаевича с нашим курсом случилась абсолютная любовь, мы уже не могли расстаться. Как раз тогда Панкова пригласили в «Гоголь-центр» и разрешили ставить «Пойдем, нас ждет машина» на малой сцене, и там, уже на третьем курсе, мы сыграли премьеру. И за этот спектакль Владимир Николаевич получил «Золотую маску». А дальше Панков принес нам пьесу Елены Исаевой «Двор» и сказал, что будем ставить ее на большой сцене «Гоголь-центра». И у нас получился замечательный музыкальный спектакль о Москве 80-х с итальянской попсой, песнями Антонова в обработке Сережи Родюкова. Играли Валерий Гаркалин, Владимир Меньшов, Алена Бабенко, Андрей Заводюк, актрисы Студии SounDrama Ольга Бергер, Алиса Эстрина и Аня Гуляренко и весь наш курс. Это было невероятное счастье, прыжок сильно выше головы – играть со второго курса в хорошем современном театре. И дипломы мы получали на сцене «Гоголь-центра», которые нам при полном зале Гаркалин вручал вместе с Панковым, мы были выпускниками и Валерия Борисовича, и Владимира Николаевича. И с тех пор мы много работали с Панковым. После ГИТИСа он пригласил меня вместе с однокурсницами в спектакль «Кто боится Вирджинии Вульф?», это был независимый проект, тогда мы первый раз играли на сцене вместе с Еленой Яковлевой, а вторым нашим совместным спектаклем с Еленой Алексеевной стал «Старый дом», который сейчас идет в ЦДР на Соколе.  

sds-08915.jpg
Сцена из спектакля "Старый дом"
В «Старом доме» герои живут в коммуналке, а вы, наверное, о коммунальном быте знаете только по рассказам?

- Почему же? Моя питерская прабабушка всю жизнь прожила в коммуналке и не хотела оттуда никуда переезжать. И когда она заболела, за ней ухаживала соседка, просто заходила к ней посидеть, и это стало для нас спасением, потому что из Москвы в Питер часто не наездишься. И все остальные соседи прабабушку любили, хорошо к ней относились, и мы были за нее спокойны. Но «Старый дом» для меня — не о коммунальном быте, а скорее история любви мальчика и девочки, вокруг которых много недовольных людей, которых раздражают их прекрасные и чистые отношения. И это все очень грустно, потому что герои расстались, так и не поняв, что же произошло на самом деле. Мы с Владимиром Николаевичем постоянно говорили об этом на репетициях. И, конечно, вся история «Старого дома», которого больше нет, выплывает из коммуналки, которую уже снесли, где с одной стороны столько было всего прекрасного – живое общение, книги, но с другой стороны – слишком много вмешательств в чужие отношения. 

В «Старом доме» одну из главных ролей играет Елена Шанина. Она рассказывала: когда ей позвонил Панков и представился, дальше слушать не стала, ответила: «Я согласна!» Панков не понял: «На что вы соглашаетесь?» - «На любую роль в вашей постановке!» Елена Юрьевна ещё пошутила, что это, наверное, был самый короткий разговор актрисы и режиссера. Речь ведь шла о «Старом доме»?

- Нет, я думаю, о спектакле «Война», который Панков поставил к юбилею Первой мировой в 2014 году. Это был международный совместный проект Эдинбургского и Чеховского фестивалей. Потом они с «Войной» много гастролировали и объехали полмира. У Владимира Николаевича еще не было своей театральной площадки, худруком ЦДР его назначили в 2016 году. А я к тому времени уже работала в «Ленкоме».

Я несколько раз делала интервью с Марком Захаровым, и он всегда говорил, что неравнодушен к актерским детям. И про вас тогда сказал: «Таня Збруева только что к нам поступила. Когда я узнал, что девочка окончила институт, с удовольствием привлек ее к работе. Сейчас играет небольшую роль в «Вальпургиевой ночи», в глазах светится какой-то огонек надежды и радости будущей». А как состоялось ваше зачисление в труппу?

- Марк Анатольевич вместе Юлией Владимировной Косаревой, она тогда была помощником художественного руководителя «Ленкома», приходили на наши спектакли «Двор» и «Кто боится Вирджинии Вульф?» Юлия Владимировна еще смотрела наш дипломный спектакль «Вдовы» по Мрожеку, который поставил Валерий Борисович. Для показа в «Ленкоме» мы с моим педагогом Сюзанной Павловной Серовой, которая много работала с Петром Фоменко, ассистировала Римасу Туминасу на «Онегине», подготовили отрывок из рассказа Платонова «Фро». Еще я планировала петь, взяла с собой гитару. Конечно, я очень сильно волновалась, но Марк Анатольевич был настроен очень доброжелательно: «Здравствуйте, Татьяна Александровна, поставьте свои вещи, проходите, садитесь, давайте поговорим». Стал расспрашивать, как мои дела, как мои спектакли, как вообще живу — и снял все мои волнения. «Марк Анатольевич, — говорю, — у меня тут программа». А он с присущим ему юмором ответил: «Ну, что вы мне на гитаре играть будете? Секретарша нас неправильно поймет». Потом отвел меня в режиссерское управление и сказал: «У нас новая актриса, оформите, пожалуйста». Я сразу стала репетировать роль среднего ангела в «Вальпургиевой ночи», там у ангелов очень красивые платья, и Марк Анатольевич шутил: «Главное, чтобы у артистки было красивое платье». У него были такие хорошие отеческие проявления по отношения ко мне.  

Как приняли в труппе?

- Замечательно! Я мечтала сыграть Фаншетту в «Женитьбе Фигаро», по видео выучила эту роль, все танцевальные партии. И вдруг мне звонит Алла Юганова, которая когда-то играла Фаншетту: «Тань, в театре ЧП, не могут развести «Фигаро», попросили меня выйти на сцену, но я уже ничего не помню, а ты же эту роль учила, давай я тебя предложу?» Мы два дня репетировали с Аллой и Шурой Волковой, и на второй репетиции мне говорят: «Вечером спектакль!» Я так растерялась, помню, ходила по коридорам и причитала: «У меня даже косметики с собой нет». А меня все гладили по голове: «Здесь театр, у нас очень много косметики, это не повод, чтобы отказываться». Во время спектакля Шура Волкова ждала меня за кулисами, подсказывала, с какой стороны выходить дальше. А Дмитрий Певцов в нашей с ним предпоследней сцене до сих пор берет меня за руку и ставит в луч софита, чтобы меня было лучше видно, потому что сама я не всегда попадаю. Потом были другие спектакли – «Королевские игры», «Шут Балакирев», «Фальстаф и принц Уэльский», «Пер Гюнт», «Ложь во спасение», «Эти странные взрослые». «Пер Гюнта» уже сняли с репертуара, помню, у меня там была очень сложная акробатика, я каждый раз нервничала перед выходом на сцену, но этот спектакль обожала.

image-11-11-20-05-39.jpeg
Сцена из спектакля "Королевские игры"

А в кино у вас пока только одна работа: вы сыграли детского психолога в сериале Бориса Хлебникова «Обычная женщина». Есть другие предложения?

- Больших ролей мне не предлагают, а от маленьких я отказываюсь, не потому что пренебрегаю. Я работаю в двух хороших театрах, и у меня есть счастливая возможность отказываться от того, что мне неинтересно. Кстати, в «Обычную женщину» я сначала пробовалась на другую роль, это потом Хлебников предложил мне сыграть психолога. Он замечательный человек, тонкий, талантливый, внимательный, столько уважения было с его стороны ко мне на пробах. И Звягинцев такой же, я у него проходила пробы в картину «Нелюбовь», и, хотя он меня не утвердил, я получила огромное удовольствия от общения с ним. 

Вы после ГИТИСа поступили в Институт журналистики и литературного творчества, зачем вам это было нужно?

- Тогда у меня было мало работы, и я решила, что мне нужна подушка безопасности. И потом, жалко, когда есть определенные способности, которые пропадают. А я хорошо пишу, знаю три языка, английский у меня свободный, итальянский более-менее свободный, французский, правда, немного подзабыла, потому что давно не было практики. У нас был курс литературного перевода, наша преподавательница переводила кино и сериалы, и мы с ней в прямом эфире переводили и озвучивали сериалы. Я еще тогда подумала, как здорово было бы работать в дубляже. И вот спустя два с половиной года стала озвучивать сериалы, мне это безумно нравится. Скоро на Кинопоиске выходит американский сериал с моей озвучкой. Знаете, быть только актрисой мне скучновато, хочется делать что-то еще. 

фото: предоставлено пресс-службой ЦДР

Похожие публикации

  • Мистер Почти
    Мистер Почти
    Дмитрий Нагиев даже во время интервью снимается. Где же протекает его настоящая жизнь? Может, здесь, в здании милиции на окраине Москвы, где стены завешаны старыми фото с надписями «Внимание, розыск!» и где всё время оглушительно кричат: «Приготовились! Тишина! Начали!». Вот она, популярность. Получите, распишитесь. Вы ведь этого хотели?
  • Александр Митта: Непрерывное счастье
    Александр Митта: Непрерывное счастье
    Атмосфера шестидесятых, времени взрыва культуры после многих лет молчания, проникала повсюду: жизнь кипела не только на «Мосфильме» или в кругах избранной интеллигенции двух столиц, - свидетельствует Александр Митта, один из самых ярких «шестидесятников», автор культовых фильмов, известных всей стране
  • Резо Чхеидзе: Покаяние. Вторая Оттепель
    Резо Чхеидзе: Покаяние. Вторая Оттепель
    Старшее поколение хорошо помнит фильм «Отец солдата» - с Серго Закариадзе в главной роли: знаменитая картина, классика советского кино; неувядаемый, как раньше говорили, шедевр. Снял его, как известно, Резо Чхеидзе, каннский лауреат. Его все звали Резо, ну а если официально - Реваз Давидович
PARA.jpg

BRAK_535х535_story (1).jpg