Радио "Стори FM"
Водолей: Женщина-кошка

Водолей: Женщина-кошка

Обаянию Водолеев не поддаться трудно. Оно валит с ног, едва Водолей появляется в поле зрения. Ещё труднее устоять, если эти самые Водолеи подключают свой напористый нрав.  К тому же вряд ли ещё найдётся зодиакальный знак, представители которого так любят нравиться и быть в центре внимания. Лидия Смирнова, Актриса и Женщина, как раз из таких Водолеев.

ДОСЬЕ

Родилась 13 февраля 1915 года в городе Мензелинске под Казанью (по другим источникам – в Тобольске). В раннем возрасте потеряла родителей и воспитывалась в семье родственников. После окончания семилетки поступила в промышленно-экономический техникум, поработала лаборанткой в Главном управлении авиационной промышленности, полтора года проучилась на вечернем отделении МАИ, а потом отправилась подавать документы «на артистку». В 23 года окончила Школу-студию Камерного театра и пробовала свои силы на сцене, пока не получила приглашения сниматься в кино, где её роли полюбились миллионам. Народная артистка СССР, до последних лет жизни играла в кино и театре. Умерла 25 июля 2007 года и похоронена на Введенском кладбище.

Карьера

Водолеи на ощупь пробираются к тому, чем хотят заниматься больше всего на свете. Это желание сидит в них подспудно, и, как бы ни искали они себя в других сферах деятельности, судьба с ловкостью спецслужб находит их и вытаскивает из-за печки. Тётка определила Лидочку в балетную школу, как только та начала пританцовывать под музыку и без. Девочка была кокетливая, вёрткая и подавала надежды. По крайней мере, так считала и сама девочка, и, немного, тётушка. Однако через год девочку выпроводили за дверь, сказав, что балерина из неё никакая. И если тётушка с приговором согласилась, то девочка на него наплевала с высокой колокольни и продолжала кружиться в балетной пачке, вместо того чтобы чинно сидеть на уроках. 

Читать девочка Лида не любила, учиться не хотела, хотя писала грамотно и способности имела выше средних. А уж внешности она была такой яркой, что каждый представитель мужского племени считал своим долгом мечтательно проводить её глазами. «У вашей Лиды ветер в голове! Она смотрит и делает вид, что слушает, а на самом деле ничего не слышит. Она всё время поправляет бант, всё время кокетничает и никогда не может ответить, о чём только что говорили», − жаловались учителя тётушке.

Отправь Водолея в противоположную сторону, так нет ведь – всё равно окажется там, куда его тянет с неимоверной силой. Вроде бы всё складывалось у Лиды: и работа в весомом учреждении, и продвижение по карьерной лестнице (начальник статистического управления на заводе), а тоска жгучая покоя не давала, и, сидя в зрительном зале театра, ей уж очень хотелось туда, на сцену. 

«В мечтах я была героиней, а в жизни… Меня жгло честолюбие, зависть. Мне хотелось, чтобы на меня смотрели, чтобы мной восхищались, чтобы мне аплодировали» 



Аплодировать ей, едва закончившей театральную студию, начали сразу после выхода фильмов «Большая жизнь» и «Моя любовь». Слава покатилась за ней, как снежный ком, то подминая под себя, то совсем ненадолго отпуская на свободу. Милые, бойкие, кудрявые девушки в белых носочках Лиде удавались, да и верховая езда с лыжами и теннисом, которыми она занималась с юности, оказались кстати.

Водолеи в целом ленивые создания, но, когда дело касается любимого занятия, их за уши не оттянешь. Лида, не обращая внимания на синяки от падения с лошади, вставала и опять лезла в седло. Она была готова к десяткам дублей ради одного удачного и однажды, недоедая, продала свой роскошный халат, чтобы заплатить педагогам и разучить роль Сильвы. Правда, актрису взяли другую, но занятия даром не пропали.

Она почти непрерывно снималась шесть с половиной десятков лет, её называли «возлюбленной Союза» и «самой долгосияющей звездой». Она написала откровенную автобиографию, где не пожалела ни себя, ни других, она получала множество премий, наград и почестей, но так и не смогла избавиться от одиночества, на которое была обречена в конце жизни и от которого её спасала только работа. «Самое главное, особенно для актрисы кино, – перешагнуть через свои трудности. Зато с моими зрителями я чувствую себя человеком».

 

Характер

Хоть по натуре Водолеи слабые, мягкие и покладистые, однако обстоятельства их закаляют. Лиду воспитывали жёстко и с детства приучили к порядку, тыкая носом в разбросанные вещи, кидая в печь валявшуюся шапку, отвешивая пощёчины за опоздания, хлеща прутом и выгоняя из дома. Девочка росла нервной, ранимой, рано начала хитрить, но прощения ни у кого не просила и училась вытягивать из чужих карманов мелочь. Было дело, её исключили из школы за то, что она, разыгравшись с одноклассниками, швырнула в окно табуретку и задела прохожего. Ей тогда крупно попало, в школу её вернули, но однажды, уже в семнадцать, после очередного скандала с тёткой, Лида вообще отчалила из дома в свободное плавание, поселившись в комнате, выданной от работы.

Она много чего боялась в жизни, но старалась справляться со своими страхами. Не в этом ли и заключается сила Водолеев? Она тушила «зажигалки» на крышах во время войны, выкарабкивалась после тяжёлых болезней и справлялась со своим одиночеством, пережив многих друзей и близких.

Водолеи, воюя со своими напастями, не остаются равнодушными к чужим проблемам и всегда готовы посодействовать в их решении. Едва Смирнова вступила в ряды партии и стала депутатом, как народ тут же завалил её своими чаяниями. И та активно впрягалась в хлопоты. Да и потом, уже без депутатских полномочий, пользовалась репутацией «пробивной» и вытряхивала из властей для друзей, знакомых, малознакомых и почти незнакомых то квартиры, то актёрские категории, то места в хороших больницах, а то и места на кладбищах. «Я ищу и не нахожу своих поступков, за которые мне было бы стыдно. Я никого не подсиживала, ни на кого не стучала, ни у кого не отнимала роли».

О гостеприимстве Водолеев надо слагать песни. Единственное, что необходимо помнить гостям, – ни в коем случае не стоит пытаться затмить собой Водолея. К хлебосольной Смирновой тоже тянулась вереница друзей и подруг. Радушная хозяйка, она отлично готовила и иногда принимала гостей с утра до ночи. Однако не терпела, когда в её окружении появлялась другая женщина, которая стремилась привлечь к себе внимание. Однажды в такой ситуации Смирнова залихватски опрокинула графин водки. Было плохо, но уже после ухода гостей. «Я была отчаянно уверена в себе – такой вот охотничий дух, а может, нахальство».

Желание быть первыми и самыми оригинальными – этого у Водолеев не отнять. «Как бы ни сложилась моя судьба, я всё равно была бы на сцене, на экране, на арене, на пьедестале, на подиуме, в президиуме, на лобном месте, в крайнем случае − на скамье подсудимых (шучу), но ни за что не в толпе!» Хотя в последние годы жизни Лидия Николаевна задумывалась, оглядываясь назад, что бы она такого исправила в своей жизни. И пришла к выводу, что обязательно родила бы ребёнка, уже не принося его в жертву съёмкам, не так увлечённо занималась бы общественной работой и не распахивала бы душу настежь. 

Но в одном она была уверена: что бы ни случилось, она всё равно бы вставала и шла вперёд, подняв голову. «Я увидела в окно, как мальчишки с шестого этажа выбросили кошку. Кошка шмякнулась об асфальт, и даже на тринадцатом этаже я услыхала этот глухой звук. Я закричала от ужаса. Прошла минута, кошка поднялась, встряхнулась и побежала. И я сама себе сказала: «Эта кошка – я».

 

Личное

У большинства Водолеев насыщенная личная жизнь, и они огромными ковшами черпают из неё вдохновение и силы. Когда Водолеи влюблены и чувствуют, что их любят, они порхают с цветка на цветок и бегают по радуге. В своё первое счастье Смирнова окунулась в семнадцать, выйдя замуж за журналиста Сергея Добрушина. Надо сказать, что парни всегда гуртом ходили за Лидой, девочкой в мальчиковых ботинках и бумазейной юбке, но девочка себя соблюдала. Тёткин прут оказался отличным сдерживающим фактором, о который разбивались происки ухажёров и девочкина влюбчивость. Она же, эта влюбчивость, затуманила голову и тогда, когда повзрослевшая Лида встретила Исаака Дунаевского. В душе играла музыка, на полу стояли корзины белой сирени, а на столе лежала пачка писем от композитора. 

Смирнова признавалась, что ей не всегда хватало эрудиции, чтобы отвечать на его умные и тонкие письма, и приходилось бегать то в библиотеку, то в музеи. «Надо сказать, что он прекрасно умел ухаживать за женщиной. Это – великое искусство. Порой мы сами сокращаем любовь, а могли бы продлить, если бы не наш быт, который превращает чувство в повседневность. Мне кажется, что любовь – это чувство творческое, созидание, и этому научил меня Исаак Иосифович», – на склоне лет вспоминала Лидия Николаевна. Всё та же влюбчивость во время съёмок то гнала её на свидания с удалым капитаном корабля, то заставляла мчаться навстречу ухаживаниям маститых режиссёров, то помогала потерять голову от иностранного подданного. 

В подобных случаях к влюбчивости у Водолеев примешивается изрядная порция безрассудства, с которым они тоже на короткой ноге. Однако и безрассудство, и ветреность Водолеев носят кратковременный характер. И с Добрушиным, пропавшим без вести на фронте, и со вторым мужем, кинооператором Владимиром Рапопортом, Смирнова до упора сохраняла семью, не оставляя близких людей в трудных жизненных ситуациях. Она была с Рапопортом до последних дней жизни, выхаживая того после болезни и отказавшись уйти к режиссёру Константину Воинову, которого, по собственному признанию, любила и с кем была рядом почти сорок лет. 

«Я всегда влюблялась беззаветно, безрассудно, как в первый раз, и опыт в любви не признавала, я слишком любила жизнь» 


Автор: Инна Садовская

фото: музей кино

Netrebko.jpg

redmond.gif


blum.png