Радио "Стори FM"
Водолей: Солнце нации

Водолей: Солнце нации

Водолеи не любят, когда кто-то пытается установить свои порядки.  Бывает, что они идут на уступки, но чаще всего предпочитают, чтобы уступали им. Под знаком Водолея родился и Ким Чен Ир, глава Северной Кореи в 1994–2011 годах, четырежды Герой страны и сын основателя государства Ким Ир Сена 

ДОСЬЕ

 

Согласно официальной биографии, родился 16 февраля 1942 года в скромной хижине на горе Пэктусан в корейском уезде Самджиён. По другой версии – в советском селе Вятское Хабаровского края, получив имя Юрий Ирсенович Ким. В 19 лет вступил в Трудовую партию КНДР и в 31 год уже занял должность секретаря ЦК партии. В 1991 году стал главнокомандующим Корейской народной армии, а через год – маршалом. В 1994 году возглавил страну и был назван «великим руководителем». Руководил Северной Кореей до 17 декабря 2011 года, когда, по официальным данным, скончался от физического и психического переутомления, трудясь на благо народа.

 

Карьера

Водолеи готовы продолжить династию только если у них к семейному делу лежит душа или требуют обстоятельства. В случае с Ким Чен Иром всё сложилось – и душа легла, и обстоятельства сопутствовали. О том, что он станет отцом народа, возвестило появление двойной радуги и сияние яркой звезды, едва мальчик вылупился из мамы Ким Чен Сук. Да и место было символическое – партизанский лагерь у божественного вулкана, где, по легенде, жил основатель Кореи, якобы рождённый женщиной-медведицей от сына бога. Судя по официальной биографии, всё указывало на то, что мальчик появился непростой – сын великой горы Пэктусан.

Учился мальчик в Пхеньяне, в Намасанской школе, и, по словам одноклассников, блестящими способностями не обладал, был обычным пацаном, который увлекался футболом и любил рыбалку. Хотя, с другой стороны, вряд ли кто-то мог ляпнуть подобное про «солнце нации», как назовут его потом. Ким-отец был очень занят, пытаясь объяснить сподвижникам и противникам идеологию чучхе, и полезные знания о том, каким должен быть истинный сын Кореи, мальчик получил от Кима-дяди. Дядя мыслию по древу не растекался, чётко обозначив тезисы: Корея – великая страна, защищай её всеми возможными способами, никому не верь, опережай врагов на один шаг и почаще проверяй друзей. Ким-племянник всё схватывал на лету и следовал наставлениям всю жизнь.

Северокорейские биографы отмечают, что в голове мальчика с детства зрели великие замыслы. Поскольку замыслам нужна была научная база, Ким Чен Ир отправился учиться в Пхеньянский университет на экономический факультет. Там он и начал трудиться на благо страны и так преуспел, что не заметил, как написал около сотни выдающихся работ, которые потом выставили в музее. По утверждениям всё тех же биографов, это был крупный вклад не только в науку, но и в теорию социализма. 

В университете Ким Чен Ир не отрывался от простого труда и проходил практику, работая на токарном станке № 26. С этим станком тоже потом носились как с эталоном непревзойдённого отношения к технике. Талантливый студент проводил много времени в парткоме университета, призывал непременно читать труды своего отца, не мусоля книгу кое-как, а вдумчиво, по десять тысяч страниц в год, и иногда отправлялся отдохнуть душой в закрытый кинозал на просмотр вражеских вестернов.

В аппарате Трудовой партии Кореи он быстро продвинулся по карьерной лестнице от инструктора до секретаря Центрального комитета. Если кто-то и выражал недовольство стремительным рывком сына Ким Ир Сена, то их голос был тоньше писка. А чистки в партии вообще придушили недовольство в зародыше. Тем, кто плохо понимал, почему именно Ким Чен Ир так быстро карабкается вверх, разъясняли – он отвечает всем требованиям отличного руководителя: предан вождю, знает назубок его идеи, лидер народных масс, молод и горит душой. К тому же подоспели ветераны партии с обращением, что он лучше всех и достоин продолжить дело чучхе.

Всем остальным Кимам, кто после смерти вождя тоже попытался сучить ножонками, чтобы пробиться в наследники, указали на дверь: дядюшку ещё раньше прижучили на семнадцать лет, вторую жену Ким Ир Сена с сыновьями сместили с должностей и загнали в самый дальний угол.

Ким Чен Ир взялся рулить страной, утвердив приоритеты: независимость в политике, самостоятельность в экономике и самооборона в защите страны. Каждый должен быть готовым сражаться с врагом «один на сто». Очень кстати тогда подвернулось американское разведывательное судно «Пуэбло», которое по привычке шныряло в северокорейских территориальных водах. Американцы вообще с давних пор любили помотать нервы и Киму, и всему его народу, постоянно тыча тросточкой в трудолюбивый северокорейский муравейник и то и дело находясь на грани войны. 

Ким Чен Ир специального военного образования не имел, но разве идеи чучхе не способствуют быстрому овладению стратегией и тактикой? Судно задержали, и опять Ким Чен Ир, который руководил ходом операции, был молодцом – все плакали от счастья и рукоплескали. Впрочем, после длительных переговоров с США договорились-таки моряков вернуть домой, а судно оставили на приколе, чтобы демонстрировать народу как одну из побед великого вождя и для воспитания неприязни к империализму.

Главнокомандующий не сидел в кабинете с бумажками, постоянно наматывал круги по стране, держа руку на штурвале.

Однажды он прибыл на границу, чтобы показать, как надо охранять рубежи родины. Говорят, что сразу же всю местность заволок густой туман, и враги не смогли увидеть вождя. А едва вождь отбыл, туман рассеялся. Ну и как после таких историй не верить, что сама природа готова помогать отцу народа? Только ради этого можно вытерпеть и плохое питание, и тяжёлый труд. Хотя о пропитании своего народа, живущего на не самых плодородных почвах, вождь тоже думал постоянно, то объявляя картофельную революцию и предлагая перейти с риса на картошку, то расширяя поля риса. И о жилье думал. Например, объявил «70-дневную трудовую вахту», когда надо было поднажать и добиться успехов в хозяйственном строительстве. Поднажимали и добивались. Главное – верить в идеи чучхе, а остальное приложится.

«Наш способ есть чучхейский, нет лучшего способа; нам нельзя отбросить свой способ под нажимом других и жить по-другому; надеваешь одежду, которая тебе идёт и в которой тебе удобно действовать, и выглядишь ты красиво; бросишь свою одежду и наденешь чужую – тебе неудобно, да и действуешь неуклюже; мы должны жить от начала и до конца по-нашему; и политику надо вести по-нашему, экономику и культуру следует развивать по-нашему, и обороноспособность страны нужно укреплять по-нашему» 


 

Характер

Дай Водолеям волю, и они подчинят своей власти всех, до кого смогут дотянуться. Миролюбивый вид и благодушный настрой – для отвода глаз. Так-то Водолеи те ещё тираны. Говорили, что характером Ким Чен Ир пошёл в мать, вспыльчивую и волевую женщину, от которой сам Ким Ир Сен иногда норовил сбежать куда подальше. Мать переселилась в иной мир, когда мальчику было семь лет, и мачеху он терпеть не мог. Однажды, когда ему было уже пятнадцать, Ким Ир Сен приехал с семьёй в Москву, и сын, повздорив с мачехой и не стесняясь посторонних, стал ногами выталкивать её из машины. Со сводными братьями и сестрой тоже всё было сложно. Тем более что на одного из них Ким Ир Сен оставил бы страну с куда большим желанием. Ну и как любить конкурентов? Сподвижники намекали Ким Ир Сену, что его юный Ким уж очень несдержан и вообще хам, но отец объяснял это тем, что мальчик вырос без матери. 

Водолеи сторонятся шума толпы, но в центре внимания побыть никогда не откажутся. Ким Чен Ир любил собрать друзей и основательно гульнуть в компании красавиц. И коньяк Ким Чен Ир любил. Ходили разговоры, что после смерти отца он три года пребывал в длительной депрессии, заливая страдания спиртным и давая от ворот поворот всем иностранным гостям.

И пошутить он любил. То доллары начнёт швырять с купеческим размахом, а то как-то раз на открытии в столице КНДР первого валютного магазина предложил друзьям набрать себе любых товаров. Те и разгулялись на сотни тысяч империалистических денег. Финотдел ЦК партии, конечно, оплатил, кто ж посмеет возмутиться?  И ещё однажды пошутил: сначала мило улыбался на встрече с российским президентом, руку жал, с готовностью подписывался, что не будет баллистическими ракетами пулять куда ни попадя и вообще свернёт их производство, а потом заявил южнокорейским журналистам, что это такая шутка. Вот и верь потом северокорейским лидерам.

 

Личное

Водолеев любят и многое им прощают. Если они добиваются известности, то с лицами противоположного пола вообще не церемонятся. А всё потому, что умеют к себе расположить, когда захотят. Толстоватый, круглоголовый Чен Ир был мастером открытых улыбок и добродушного смеха. Особенно когда вокруг щебетали красивые девушки. Улыбка вроде бы от уха до уха, морщинки лучиками у глаз, а взгляд мрачноватый, цепкий. Сначала увлечённый кинематографом Чен Ир зацепил им актрису, которую Ким-отец не жаловал, даже когда она постаралась и родила ему Кима-внука. Следующую жену отец выбрал Ким Чен Иру сам, но бабочка, символ радости, и рядом не пролетала: с папиной избранницей любви не случилось. 

Папы потом не стало, и сын опять свернул налево, приведя в дом жену из театральных. Балерина родила ему Ким Чен Ына, которого и провозгласили «великим последователем». На этом «солнце нации» не угомонилось и начало подбивать клинья к музыкантше Ким Ок. Эта жена удалась по всем статьям и пошла по жизни плечом к плечу с Чен Иром, работая с его документами и возглавляя комитет по делам искусств.

Закатилось «солнце нации» не на диване валяясь, а совершая очередную инспекционную поездку по стране. Газеты писали, что инфаркт с вождём случился после того, как он узнал о неполадках на одной из гидроэлектростанций. Значит, нужно было работать ещё лучше, так, чтобы вождей до приступов не доводить. Вся страна тогда стонала и рыдала, люди бились в истериках и рвали на себе волосы. Природа тоже не смогла смириться с потерей и отреагировала странным свечением на горе Пэктусан и грохотом обвала. 

Автор: Инна Садовская

фото: AKG/EAST NEWS

Spacey.jpg

redmond.gif


blum.png