Радио "Стори FM"
Командное дело

Командное дело

Письмо от читательницы Story, Ольги Петровой, Москва

Здравствуйте! Проблема больной спины для меня знакома не понаслышке. Поэтому я очень заинтересовалась материалом о докторе Блюме. Слухи про него ходят самые фантастические. Говорят, что он лечит чуть ли не наложением рук. Это правда? И ещё хотелось бы уточнить несколько вопросов. Говорят, что успешное лечение – это совместная работа и даже совместное творчество врача и пациента. Какова доля работы пациента в данном случае? Насколько быстро появляются первые результаты во время лечения у доктора Блюма? Бывали ли в практике доктора пациенты, которые ему особенно запомнились? Какой случай был самым сложным? 

Отвечает Евгений Блюм, основатель Клиники восстановительной медицины

Неизлечимых болезней в природе нет. Конечно, существуют такие проблемы со здоровьем, которые не лечатся ни медикаментозно, ни хирургически. Но это означает лишь то, что их можно вылечить каким-то иным путем.

В нашем организме есть встроенный механизм самоочищения, самообновления, самоинтеграции, саморегулирования. Стоит только его запустить в полную силу, как организм начнет быстро меняться в позитивную сторону. Но как это сделать? Ведь все внутренние процессы настолько тонки и точны... Значит, мы можем изменить внешнюю среду так, чтобы через неё настраивать среду внутреннюю. Например, если мне надо, чтобы вы начали потеть, я вас помещу в баню. Хотите вы того, или нет – вы будете потеть.

В чём заключается мой метод? Я понял, как создавать определённую внешнюю биомеханическую среду. И так   воздействовать на кровоток, на реновацию, на психику, на метаболические процессы, на форму тела, на процессы самоочищения, самообновления, саморегуляции и так далее. Первые результаты могут быть заметны уже через неделю после начала лечения. Первый этап лечения, во время которого уже всё становится ясно, длится две-три недели. Особенно если это касается проблем больной спины, больных суставов. Пример. Представьте себе сложный разрыв связок голеностопа. В традиционной медицине вам наложат гипс и на лечение уйдёт полтора-два месяца. А потом ещё восстановление, реабилитация... В результате такое «удовольствие» может затянуться на полгода. Если использовать мой метод, «зарастание» связок происходит уже в течение первых трёх дней. Через три дня на ногу можно наступать, через неделю можно ходить и бегать, а через три – выступать на соревнованях. Если смотреть на этот процесс глазами специалиста традиционной медикаментозно-хирургической медицины – это будет выглядеть как чудо.

Что касается наложения рук... Все мы прекрасно знаем, что спайки или смещения можно исправить хирургически. Для этого нужно разрезать кожу, подкожную клетчатку, мышцы и так добраться туда, куда мы хотим. Однако можно и по-другому. При определённых навыках это можно сделать вслепую, руками можно сделать. Самый просто пример – ортопедические манипуляции. Мы же правим вывихи бедра, вывихи плеча!

Более тонкая работа – мануальные техники, мануальная терапия. Эти техники в талантливых руках можно довести до совершенства. Если вы этим занимаетесь с большой любовью и увлечением, понимаете биомеханические процессы и имеете для этого определённый дар, то в вашем исполнении это будет выглядеть в разы, в порядки более масштабно. Такими методами можно менять ось сердца, расклеивать спайки, выправлять перекруты желчного пузыря, дробить камни в почках.

Но вся беда в том, что на одного специалиста высокого уровня приходится куча шарлатанов. Это дискредитирует метод. Отсюда – море скептиков...

Меня часто спрашивают, отказываю ли я пациентам. Да! Есть такие понятия: «не мой клиент», «не мой врач». Мы, врачи, получаем от своего врачевания удовольствие, и это удовольствие зависит от настроя   пациента: он вникает во всё, старается всё понять, он не ленится: надо делать упражнения – делает! Таким образом человек платит мне не только деньгами – но ещё и своим отношением к нашему общему делу – исцелению. Если я этого отношения в пациенте не чувствую – я не берусь его лечить.

Поймите, в рамках медикаментозно-хирургической медицины всё, что требуется от пациента, это открыть рот или подставить зад: врач даёт таблетку, делает укол или операцию под наркозом – а пациент лежит, надеется на врачей и ждёт выздоровления.

Когда же речь идёт о реабилитации, о восстановительном лечении – то кроме знаний и навыков врача важны ещё и морально-волевые качества пациента, его желание, его приоритеты. Он должен вложить свои силы, свою энергию в выздоровление. Если все эти составляющие есть, то любые заболевания лечатся. Увы, для того, чтобы пройти этот путь, многим не хватает трудолюбия, не хватает мотивации, не хватает элементарной любви к себе...

Есть такое выражение: «Нет неизлечимых болезней, есть неизлечимо больные люди». Понимаете, что оно означает? Личностное участие пациента – вещь для реабилитации первостатейная. Нет мотивации у пациента – врачи бессильны. Это очень важный момент.

Поэтому стараюсь отсекать людей, изначально не настроенных на долгую, упорную работу совместно с доктором. Не всегда сразу могу понять – а хочет ли человек лечиться? Он может говорить: «Да, я хочу!» А потом,   когда нужно каждый день приходить к семи часам, начинается оправдания:   «А мне звонили по телефону, а мне звонили с работы, а мне нужно было уехать...» И так далее. А уезжать нельзя! Это здоровый человек 3 часа ходил по магазинам, за это время находил 15 километров и, даже не задумываясь об этом, получил немаленькую нагрузку. А для сидячего инвалида, если он не позанимался – то вообще никакой нагрузки нет. И идёт мгновенный откат в лечении назад. Пациент занимался многие месяцы, достиг неплохих результатов, уже начал вставать, стоять час-полтора, переминаться с ноги на ногу – а потом неделю-две прогулял, и всё приходится начинать заново. Это как у качков: тренировался лет десять, накачался до невообразимых габаритов, потом бросил – и за полгода превратился в обычного мужика, без рельефов, обвисшего. И чтобы восстановить то, что за полгода отвисло, надо года три снова попахать...

Это самая страшная вещь для пациента – нельзя останавливаться! Не все выдерживают. Некоторые говорят: «Я устал. Меня пригласили в гости, мне нужно уехать. У меня и так не много друзей и мало счастья в жизни».

Но мы же тоже участники процесса! И что мы будем делать? Мы его начинаем уговаривать. Он говорит: «Не надо меня уговаривать. Что вы орёте?» Да, иногда и до этого доходит. Его начинают упрашивать родные и близкие. Он ещё больше упрямится: «И вы, сволочи, с ними заодно». И вот доктор попадает в такой глупый водоворот только из-за того, что когда-то пожалел человека, взялся за лечение, думал, что будет совместная работа, а потом выясняется, что больному выздоровление нужно меньше, чем доктору. И просчитать это невозможно. Когда ты один работаешь – ты можешь дать гарантии. Но когда в процессе участвуют двое, то как бы не старался один из них, если второй не готов работать, толку не выйдет.

Но есть и другие, и их, к счастью, большинство. И как личности вызывают у меня восхищение. У меня есть такой Серёжа. Мы с ним вместе 20 лет! И из этих 20-ти лет 18 лет искали хирурга, который смог бы из позвоночника вытащить вставленные американцами штыри. 18 лет искали! И все это время он у меня занимался. Мы прошли с ним долгий путь. И вот через 18 лет нашли Илью Пекарского. Это израильский хирург, который оперировал Плющенко и многих других. Он согласился вытащить из Серёжи болты и гайки. Представьте себе – он 18 лет с ними жил! Целый корсет из человека достали, второй скелет! После этого начался новый этап работы. И пошло! Уже появилась опора на ноги и много других позитивных сдвигов. Представляете – процессы посттравматического восстановления удаётся запустить даже спустя столько лет! И когда его сейчас спрашивают: «Ну, ты планируешь, что встанешь?», он говорит: «Ну, буду стараться, наверное, года через 3 – 4». Он может вот так говорить!

А чего стоят родители детей, которые больны и по всем понятиям, так им говорят, – смертники, им осталось жить полгода – год. А мать при этом говорит: «А я его не отдам!» И будет таскать его на горбу, и поставит на уши всю семью, всю родню, врачей – и они будут бороться за этого ребёнка, и сделают всё, что только можно для спасения. И поверьте – вот такие люди обязательно побеждают!

Похожие публикации

  • Доктор Блюм
    Доктор Блюм
    Евгений Эвальевич Блюм белый халат принципиально не носит. Отстраняется от традиционной медицины, потому что создал свой метод. Это биомеханическая система, которая работает с симметрией тела. Если все перекосы и асимметрии в человеке устранить, то и длина жизни, и качество жизни (это, кстати, медицинский термин) будут совсем другими. А вот как он к пришёл к своему методу и какую философию исповедует - можно спросить. Доктор Блюм всегда отвечает прямо
  • Тяжелый рок режиссера
    Тяжелый рок режиссера
    Алексея Балабанова те, кто его знал, считают светлым человеком. Но снимал он чёрные-пречёрные фильмы. Был умником, а косил под дурачка в тельнике. Любил музыку, но когда пытался петь, музыкантов душили слёзы. Как, спрашивается, это уживалось в одном человеке?
  • "Счастье - это сложный иероглиф"
    Ирина Хакамада − о том, почему старательно вытравливает из себя раба вещей и что нужно делать, чтобы некоторые вещи к тебе «сами бежали»
Netrebko.jpg

redmond.gif


livelib.png