Радио "Стори FM"
Михаил Осокин: Борьба серьезного с несерьезным

Михаил Осокин: Борьба серьезного с несерьезным

Британские ученые доказали: смех – это серьезно. В исследовании, проведенном в Оксфорде, говорится, что шутки имеют важную социальную функцию и играют большую роль в развитии человеческого общества. Смех сплачивает людей и помогает им сблизиться – пишут авторы доклада: “Когда вы смеетесь вместе с другими, вы демонстрируете им, что вы с ними согласны или принадлежите к одной и той же группе”.

Собственно говоря, об этом догадывались еще в далекой древности, и сколько существует человеческая цивилизация, столько существует смех. В Шумере, согласно исследованиям, юмор возник примерно 4 тысячи лет назад. Первый официально зарегистрированный шумерский анекдот - надпись клинописью на табличке, изготовленной в 1908 году до нашей эры. Процитировать не могу, потому что анекдот весьма неприличный, интересующихся отсылаю к исследованию британского университета Вулвергемптон (University of Wolverhampton, “The world's oldest jokes”).

В Египте при фараоне Джосере в 2630 году до нашей эры возвысился молодой писец Имхотеп – он развлекал Джосера смешными рассказами и рисунками о приключениях выдуманного им фараона Сисбека и колдуна Мерире. Некоторые исследователи утверждают, что фактически Имхотеп стал первым человеком, который создал комикс.

Но сколько существует юмор – столько с ним и борются. Платон заявлял: “Две истинные причины смеха – это порок и глупость”. А Аристотель не щадил даже Гомера – он осуждал шутки в его поэмах и с презрением писал, что Гомер учит, как надо сочинять ложь. И Аристотель тоже был весьма суров в своих выводах: “Смех – признак уродства и нравственного падения”.

Эти тезисы античных философов о пороке и нравственном падении позже очень понравились священникам – и многие сделали своей миссией борьбу против юмора и шуток. Блаженный Августин в своем труде “De civitate Dei” (“Град Божий”) осуждал широко распространившуюся любовь к развлечениям, пляскам, шуткам и смеху. А на Руси один от отцов церкви Феодосий Печерский в XI веке в своем “Поучении” описывал,  как ангелы-хранители покидают людей “когда смех или кощуны начнут”, “и бес пришед”.

И церковники на все лады убеждали людей - надо не смеяться, а плакать. Была разработана стройная теория: слезы выводят из организма телесную жидкость - а значит и побуждение к греху.  В преданиях о святых особенно отмечалась их склонность к плачу - и вот, например, как самый знаменитый средневековый сборник житий святых “Золотая легенда” Иакова Ворагинского описывал апостола Петра: “Он всегда носил с собой платок под туникой, которым вытирал слезы, ибо плакал он часто… Ему приходилось столь часто пользоватся платком, что все лицо его казалось омытым рыданиями”.  

В поучениях средневековых богословов в качестве назидательного примера фигурировали даже знаменитые “крокодиловы слезы” - тогда в этом видели не проявление лицемерия, а символ искреннего раскаяния. Считалось, что так крокодил оплакивает свою жертву -  это называли “слезы сердца”, и церковные авторы нравоучительно  писали: “Как человек заключает в своем сердце Христа, так крокодил заключает в себе съеденного им человека - и тоже плачет о нем”.

Вот так же и люди должны были каяться и плакать – а они не хотели! Августин писал обличительные тексты против шуток – а тем временем появился “Филогелос” (“Любитель посмеяться”), старейший дошедший до наших дней сборник шуток и анекдотов, составленный в IV веке на греческом языке.  Образцы юмора той эпохи:

           «Как вам хотелось бы, чтобы я вас постриг?»

           «В тишине».

                                      ***

           Человек, купивший раба, жалуется его прежнему

           хозяину, что раб умер. «Боги! – восклицает

           прежний хозяин. – Он никогда не поступал так,

           когда был моим».

Главными персонажами “Филогелоса” стали лентяи, обжоры, пьяницы, а также ученый - зануда и педант. Затем эти типажи перекочуют в средневековую итальянскую комедию дель арте. Например, зануда-ученый превратится в Доктора или Панталоне. Большой популярностью пользовался и придуманный еще в античные времена персонаж Пиргополиник (“Башнеградопобедитель”) - в итальянских комедиях этого воина-хвастуна станут называть Скарамуш, Кокодрило.

И народ в разных странах  валом валил на представления комедиантов - к большому возмущению властей, духовных и светских. В документах средневековых церковных соборов во Франции сохранились негодующие заявления о неразумных подданных королевства: “Их привлекает хор, который поет непристойные и позорные песенки в то время, когда они должны слушать поющих псалмы клириков”.

kosmos.jpg

Сейчас, конечно, нравы смягчились, и священники не судят комедиантов и любителей веселья так строго. Шутки и юмор теперь можно обнаружить в самой церкви: например в Испании, в Саламанке, посетители кафедрального собора XII века с удивлением видят на барельефах льва, который ест мороженое - и космонавта. Эти изображения в шутку были добавлены во время реставрации собора в середине прошлого века.

Но и сейчас нередко можно слышать заявления, что надо бы относиться ко всему посерьезнее. Священники повторяют, что для людей, рожденных в падении и приговоренных к мучениям, смех просто неуместен – а политики заявляют, что есть много вещей, когда юмор недопустим, и надо вести себя построже. В какой-то момент в эту глобальную борьбу серьезного с несерьезным был вовлечен и я – когда начал использовать юмор в выпусках новостей. Сколько сил тогда пришлось потратить, убеждая начальство, что смешное имеет право на существование в информационных сообщениях.  При случае я стал вводить в новости смешные фразы, шутки, анекдоты (мои коллеги на НТВ прозвали это “мишутки”).

lev.jpg

Вспоминаю, как в Перу в 1996 году местные революционеры-экстремисты захватили японское посольство, когда туда на прием съехались представители разных стран – и взяли всех в заложники. Экстремисты удерживали их в плену четыре месяца, и вот в какой-то день я рассказывал в выпуске новостей , как японский посол все эти четыре месяца каждое утро обходит всех заложников и просит у них извинения за неудобства. “Наверное, он их уже достал”, –решил добавить я. И тут поднялась настоящая буря: звонили из МИДа, возмущались, говорили, что японцы очень обиделись.

Вот так, с боем приходилось тогда утверждать  нетрадиционный подход к новостям. Сейчас сами эти споры уже кажутся смешными. Давно появилась формула “инфотеймент”  (от английского  information – информация и entartainment – развлечение) – но 20 лет назад все это надо было пробивать с трудом.

фото: StockSnap.io 

Похожие публикации

  • Михаил Осокин: Сказка о вкусной и здоровой пище
    Михаил Осокин: Сказка о вкусной и здоровой пище
    В городе Миасс Челябинской области торжественно открыли памятник гигантскому пельменю. На постаменте надпись “Большому пельменю и рот рад” - и эта отлитая из бронзы композиция напоминает о чуть ли не самом распространенном продукте питания нескольких поколений наших соотечественников
  • Михаил Осокин: “Брекке-ке-кекс!”
    Михаил Осокин: “Брекке-ке-кекс!”
    Новый поход против нерусских слов. Министр образования Ольга Васильева пообещала сделать все возможное для того, чтобы в школьных учебниках русского языка было как можно меньше иностранных слов. Васильева говорит, что речь идет о нескольких десятков заимствований, например, “бизнес”, “паркинг” – и она будет добиваться того, чтобы эти слова исчезли.
  • Михаил Осокин: Это мы не проходили...
    Михаил Осокин: Это мы не проходили...
    В Москве объявили кампанию за грамотность – убирают с улиц плакаты с нелепыми ошибками. Позорных опечаток полно - например, у входа на станцию метро установили плакат: “Дабрынинская”. Но еще глупее, пожалуй, выглядела ошибка на дорожном указателе - “улица Льва Толстова”. Получается, что знаменитого писателя звали Лев Толстов.
Netrebko.jpg

redmond.gif


livelib.png