Радио "Стори FM"
Максим Жегалин: Детсад в тумане

Максим Жегалин: Детсад в тумане

Уже утром, когда будильник был дважды отложен на попозже, а сосед с дрелью приготовился за стенкой, приснилась мне Людмила Ивановна, музыкальный работник детского сада «Березка».

Людмила Ивановна сидела на лавочке, а я шёл мимо - вот и весь сон.

И зачем это она вдруг появилась? Чего не сиделось ей в самой дальней комнате вместе с туманными воспитательницами? Ведь подобрала отмычку, отрыла глухую дверь, летела по длинному коридору, таяла по пути, и влетела в сон уже силуэтом, намёком даже не на себя, а на воспоминание о себе, посидела на лавочке миг и тут же исчезла - зазвонил будильник.

Может, она не только ко мне, может, она ко всем детсадовцам прилетела, всех навестила с утра? И ходим мы теперь по Земле и между делом думаем: жива или умерла? Работает или нет? Старая уже, наверное. Ивановна или Сергеевна? Да вроде Ивановна.

Людмила Ивановна играла на баяне. У неё была специальная тряпочка (желтая, в красный цветок), которую она клала на колени, чтоб баян не оставлял зацепок. Очень любила утренники, пела, перекрикивая всех, отстукивала ногой ритм, меха тянула в разные стороны, на голове качался пучок волос.

И вот открыла дверь. И выбежали оттуда, из киселя первых воспоминаний, воспитательницы и дети, нянечка Рая и медсестра Ирина, вылетели попугаи и выплыли аквариумные рыбки - все обитатели детского сада «Берёзка» двухтысячного года.

Воспитательница Тамара Алексеевна была доброй, круглой, с большим носом и писклявым, специально для сюсюканий созданным, голосом. Наказывала изощренно: притворялась обиженной, а иногда и плачущей, отказывалась разговаривать и, отвернувшись к окну, ждала раскаяния.

Воспитательница Любовь Николаевна была злой, худой и остроносой, но при этом любознательной.

- Кирюша, у тебя папа маму бьёт?

- Настенька, мама зарплату получила? Сколько?

Наказывала просто: ставила в угол. Один раз, правда, не выдержала, выпорола Андрюшу. Андрюша, мальчик-альбинос, назвал воспитательницу сукой, за что и получил. Мы смотрели на орущего мальчика, на то, как краснеет белая кожа, и жалко было его, и невозможно оторваться.

Нянечка Рая утешала рыдающих, кормила голодных и убаюкивала бессонных.

- Руки под щёчки и спать, - говорила и минут десять ждала, пока не утихнут шорохи. Так наступал тихий час.

И как только Рая уходила, Ваня вскакивал, снимал трусы и прыгал на кровати.

Ваня был моим врагом, мы презирали друг друга, как-то раз подрались, и, побежденный, я решил его отравить. Волос, подброшенный мной в гречневую кашу, должен был убить Ваню. Напуганный собственным коварством, я смотрел: будет есть или не будет. И, как только враг взялся за ложку, я закричал: «Она отравлена».

Иногда приходила Ирина, медсестра. Злобно оскалившись, уводила по одному в свой кабинет, в свою стерильную белую пыточную, где - хоть до хрипоты рыдай, хоть ногами дерись - делала прививки.

Однажды пропала Танечка. Приходили милиционеры, Любовь Николаевна плакала, пила капли, Людмила Ивановна выла, ей сделали укол. И вечером я услышал разговор родителей: Танечка утонула в реке, провалилась под лёд, пытаясь спасти свою пьяную мать, мать выжила.

Настя украла из воспитательского стола конфету.

Аня нашла в траве спички и пыталась поджечь детсад.

Юля набрасывалась и целовала, а потом говорила, что у неё во рту - микроб.

Коля ел мыло.

Мы играли в «цыган». Брали друг друга за руки, смотрели на ладони, предсказывали судьбу. По правилам, предсказания должны были быть безрадостными, пугающими.

- Ты поженишься на Кате.

- Ты раздуешься и лопнешь.

- Тебя съест людоедка.

(В соседнем с садом доме были заколочены окна. Людоедка обитала там).

Ничего не сбывалось. Страшная судьба отступала, приходила мать, брала за руку и вела домой. И матершинника Андрюшу забирали под вечер. И воровку Настю не забывали. А поджигательнице Ане даже покупали мороженое.

На выпускном утреннике Тамара Алексеевна вышла в центр зала и прочитала стишок, который заканчивался строчками:

«Под шорох листьев сентября пойдешь ты в первый класс,

Но не забудем мы тебя, а ты - ты помни нас».

Между «ты» и «ты» её голос сорвался, задрожало жабо на белой блузке, и ползала бабушек уронили слезу. Дверь закрылась, и тут же всё смазалось, потемнело, сделалось невесомым.

Переставив будильник на попозже в третий раз, я заснул. Час был тихим. Людоедка за стеной точила зубы.

фото: личный архив автора

Похожие публикации

  • Дмитрий Воденников: Розы зеленого цвета и перчатки
    Дмитрий Воденников: Розы зеленого цвета и перчатки
    Однажды я должен был ехать в Париж, а моя собака, уже подозревая разлуку, не мигая смотрела на меня, когда я собирался в дорогу
  • Максим Жегалин: Отражение
    Максим Жегалин: Отражение
    Про Куйбышевское водохранилище в Википедии написано так: длина - 510 км, наибольшая ширина - 44 км, площадь водного зеркала - 6450 квадратных километров
  • Максим Жегалин: Из чего состоит апрель
    Максим Жегалин: Из чего состоит апрель
    Недавно в сумерках я вышел на балкон, посмотрел на подметенную сухую улицу, на чью-то красную шапку внизу, на дерево вдалеке, верхушка которого притаилась и готова; на смазанные, будто от слез, огни магазинов и машин, на черную вымытую землю, которая уже вот-вот

bezprid.jpg