Радио "Стори FM"
Максим Жегалин: Без света

Максим Жегалин: Без света

Гостили на дружеской даче. Деревянный дом среди высоких сосен, множество комнат, неудобные лестницы, с которых того гляди упадешь; веранды, половички, зеленая лампа на письменном столе, сложная расстекловка, вагонка, продавленные кресла, воздух будто бы легче - всё это было в мгновение узнано, тут же полюблено и сразу я по этому месту заскучал - ведь ненадолго, переночевать и домой.
Весь день вздыхали: сядешь на качели - вздохнешь, сядешь в беседке - вздохнешь, голову поднимешь - какие сосны - вздохнешь.
Хозяйский шпиц бегал в траве и делал картинку совсем идеальной, почти сентиментальной, чего мы не любим. Дважды шел мелкий дождь, хотя небо было чистым, шел из ниоткуда, будто бы только над нами.
К вечеру сходили за вином, овощами и зеленью, сели за столом в саду, выпили. Темнело долго, пили много, и так было хорошо, как бывает только на подмосковной дружеской даче вечером, будто ничего больше нет, а сам превратился в этот старый дом, горящий в темноте спокойным оранжевым электрическим светом. И вдруг свет погас.
- Это только у нас или везде?
- Кажется, везде.
- Это так бывает здесь?
- Нет, в первый раз.

Минуту посидели, надеясь, что показалось. Не показалось. На соседнем участке заработал генератор, затарахтел на всю улицу, испортил тишину.
- А у вас есть генератор?
- Нет.

На телефоне у меня оставалось два процента, вскоре и он потух. Но не расходиться же спать, еще не всё допили! Принесли свечи, то есть одну свечу, больше не нашли, зажгли. Сгорбились четыре фигуры - лицами к огню, спинами в темноту.
- Сейчас ты обернешься, а там убийца с топором, - говорит один.
- Сейчас выскользнет рука и утащит, - говорит второй.
- А вдруг это навсегда погасло? - спрашивает третий.
- А дом-то у нас с привидениями, - бормочет четвертый.

Свет не включили ни через час, ни через два. Потемнело окончательно, но еще темнее, чем небо, были верхушки сосен. Дом чернел пятном, и мне, допивающему вторую бутылку, казалось, что сейчас у дома вырастут ножки, загорятся красным глаза, и убежит он в лес, который тут недалеко.
Дождь дал по капле на человека и прошёл. Шпиц повертелся у ног и куда-то нырнул. Вроде бы уже и привыкли, и перестало мерещиться, и начали немного различать. Свеча, на одну ночь вернувшая свою первобытную функцию, догорела. Разговор закончился, вино тоже, и все разошлись.
Я заходил в дом последним. Закрыл дверь, нагнулся, чтоб развязать кроссовки и, выпрямившись, вдруг уткнулся в такую темноту, что внутри всё ухнуло, похолодело и беспомощно замерло. Тут же забылось устройство дома, где какая дверь, где моя комната, где все, и нечем даже подсветить.
В детстве я прятался от неё, с головой укрываясь одеялом. Потом научился бегать от неё, когда приходилось возвращаться домой по ночному лесу. Потом появился телефон с фонариком, но если я оставался один в квартире, то никогда не поворачивался лицом к стенке, чтобы не напали со спины. Кто там живёт - не знаю, но кто-то живёт, и так же усиленно всматривается, и тянет руки, чтоб за что-нибудь зацепиться.
Последний раз я боялся её в Венеции, когда поздней ночью бродил по каналам, мостам и каменным переходам. Зайдя далеко, где фонари не везде и есть совсем темные углы, я увидел, каким мог бы быть этот город двести лет назад: черным на черном, с выскальзывающими из стен руками, с убийцами за спиной, и побежал. Выбежав на освещенную улицу, увидев людей, остановился. И стало не то что бы стыдно, но захотелось спрятать этот страх от самого себя, от темноты и тех, кто в ней обитает. Сделаем вид, что вы ничего не видели.
И вот вроде бы приспособились, расставили лампы и развесили люстры, чтоб темноту отогнать; кто-то завёл генератор, чтоб не наблюдать её и минуты; научились отшучиваться, заигрывать, использовать в своих целях. Но не приручили, не разгадали - нет генератора темноты, нет забирающего свет фонарика.
Наощупь я шёл по дому, поднимался по крутой лестнице, искал нужную дверь. Дом поскрипывал. Нашел, лег лицом к двери.

- А если бы погасло во всём мире? - спросил кто-то пятый.

фото: личный архив автора

Похожие публикации

  • Максим Жегалин: Детсад в тумане
    Максим Жегалин: Детсад в тумане
    Уже утром, когда будильник был дважды отложен на попозже, а сосед с дрелью приготовился за стенкой, приснилась мне Людмила Ивановна, музыкальный работник детского сада «Березка»
  • Максим Жегалин: Отражение
    Максим Жегалин: Отражение
    Про Куйбышевское водохранилище в Википедии написано так: длина - 510 км, наибольшая ширина - 44 км, площадь водного зеркала - 6450 квадратных километров
  • Максим Жегалин: Из чего состоит апрель
    Максим Жегалин: Из чего состоит апрель
    Недавно в сумерках я вышел на балкон, посмотрел на подметенную сухую улицу, на чью-то красную шапку внизу, на дерево вдалеке, верхушка которого притаилась и готова; на смазанные, будто от слез, огни магазинов и машин, на черную вымытую землю, которая уже вот-вот
PARA.jpg

BRAK_535х535_story (1).jpg