Радио "Стори FM"
Лев Симкин: От судьбы не уйдешь

Лев Симкин: От судьбы не уйдешь

Лев Симкин всегда, что бы ни случилось, рассказывает забавные истории, отличаясь от тех, кто не приемлет ничего чужого, иного, и держится за свои вековые предрассудки.

Негров у нас вроде бы любили.

А вроде бы и нет.

Сочувствие к народам Африки сочеталось с недобрым отношением к тем конкретным ее представителям, что встречались на московских улицах и в студенческих общежитиях. Если рядом с таким представителем шла девушка, ее провожали осуждающим взглядом как изменницу родины, ну или проститутку. У наших ребят частенько чесались руки, но связываться с иностранцем было себе дороже.

Помню одну такую, вполне себе расистскую, но популярную байку о том, как негр в ресторане звал на танец сидевшую за соседним столиком русскую девушку. Та упиралась, он грубо схватил ее за руку и потащил танцевать. Присутствующие опустили глаза в тарелки, и только один парень, одетый не по-нашему, встал из-за стола и точным ударом отправил наглеца в нокаут. Оказалось, американец. Понятно, что белый, про афроамериканцев мы тогда и слыхом не слыхивали.

По другой версии, он еще добавил, победно оглядев ресторанный зал: «Мы с ними только так!».

Мне пришлось не раз слышать эту гадость в курилках и очередях за пивом от соседей, уверявших, что сами были очевидцами явно выдуманного происшествия. Происходило это в стране победившего интернационализма, пропаганда которой ругала Америку за то, что там «негров бьют». В то самое время в самой Америке принимались законы о запрете расовой сегрегации.

В институте, где училась моя одноклассница, были студенты из Эфиопии. Один из них оказывал ей знаки внимания, которые она, как честная девушка, игнорировала. Высокий, элегантный, обычно весь в белом, на вид вовсе не наглый, африканец пару раз приглашал ее на дискотеку или просто посидеть в кафе. Ее отказы встречал с недоумением и, в конце концов, прямо спросил, отчего она, с другими общительная, с ним ведет себя так странно. Та растерялась, не скажешь же правду о своем вполне расистском отношении к обладателям другого цвета кожи. И неожиданно для самой себя, вдруг сказала - ты знаешь, я ведь еврейка... Это вырвалось непроизвольно, в подсознательной надежде отпугнуть незваного ухажера плохим словом. В ответ негр широко улыбнулся и произнес невообразимое: “Я тоже еврей”.

Решив, что над ней смеются, девушка убежала. Годы спустя она с семьей уехала в Израиль, где с удивлением обнаружила множество эфиопов-иудеев фалаша. И с ними у нее, как оказалось, общая историческая родина. На просто родинах к ним относились не самым лучшим образом, и потому черные (неполиткорректное слово “негр” ушло из ее лексикона) теперь вызывали почти сочувствие.

А когда выяснилось, что предок великого русского поэта, арап Петра Великого, вроде бы тоже был из этих, она и вовсе смирилась с их присутствием. Постепенно эфиопы заселили едва ли не весь их район в пригороде Тель-Авива.

Ведут себя, между прочим, вполне прилично. Вот только муж упорно называет соседей не иначе как «бабуинами»...

фото: личный архив автора

Похожие публикации

  • Лев Симкин: Человек из наградного листа
    Лев Симкин: Человек из наградного листа
    Чудесный Лев Симкин, автор нашего журнала и многих исторических книг, известный юрист и просто хороший человек, к празднику Великой Победы написал о своем отце, которому в этом году исполнилось 96 лет. Семен Исаакович – уникум, он, скажем, до последнего времени …бегал кросс. Поразительный человек, таких сейчас, возможно, и не сыскать
  • Лев Симкин: Благодарные люди
    Лев Симкин: Благодарные люди
    Лев Симкин – неиссякаемый источник смеха, юмора и дуракаваляния (как говорил когда-то пародист Александр Иванов). Несмотря на высокий рейтинг его публикаций в нашем издании, стэндапером Лев Семеныч быть отказывается. А зря: вживую это еще смешнее. Но и на письме смешно
  • Лев Симкин: Уйти по-английски
    Лев Симкин: Уйти по-английски
    Известный юрист Лев Симкин прославился еще и как писатель, исследующий самые страшные моменты истории ХХ века. Его книга «Собибор/Послесловие» о восстании в лагере смерти вошла в лонг-лист премии «Просветитель». Но Симкин не только юрист, профессор и писатель-историк, а еще и остроумный человек, автор веселой книги "Завтрак юриста". Мы предлагаем вашему вниманию три его рассказа

bezprid.jpg