Радио "Стори FM"
Лев Рубинштейн: Лишь бы не было войны

Лев Рубинштейн: Лишь бы не было войны

Сколько-то лет тому назад я попал в австрийский город Фельдкирх, где принял участие в поэтическом фестивале. Город находится на самом западе страны, поэтому лететь надо было не до Вены, а до Мюнхена, который намного ближе.

В те дни и в Австрии, и в Германии, и во всей остальной Европе стояла несусветная жара. В Фельдхиркхе ее почему-то не было. Не знаю, почему. Может быть, горы. А может быть, что-нибудь другое. Но не было там никакой жары, и может быть именно поэтому я вспоминаю сейчас именно это место, а не какое-нибудь другое.

Пробыл я там дня три, а мое выступление состоялось в первый же вечер. Поэтому остаток времени я слонялся по городу. Город оказался столь маленьким, что любой маршрут очень быстро уводил в пригород. Когда же я решил обойти город по кругу, то через час пути обнаружил, что это кафе я уже видел. Но он как-то не надоедал, этот прелестный город.

На очень нарядной набережной очень тоненькой реки Илль встык друг другу стояли три красивых здания. Два крайних – драматический театр (в нем и проходил фестиваль) и консерватория. «Но это не та консерватория, что у вас, - объяснял мне местный поэт и художник, один из инициаторов фестиваля, - это скорее то, что у вас называется музыкальной школой». Ну что ж, тоже неплохо. Между театром и консерваторией в не менее изящном здании расположилась, представьте себе, городская тюрьма. Такой вот получился культурно-исправительный архитектурный ансамбль.

От того же поэта я узнал, что на той вон горе находится - ни больше, ни меньше - буддистский монастырь, лет десять тому назад построенный эмигрантами из Тибета. А вот та гора – это уже даже не Австрия, а прямо-таки Лихтенштейн. А чуть дальше – так и вовсе Швейцария.

В связи с Швейцарией он рассказал мне презабавнейший исторический эпизод.

Вернувшись в Москву, я попытался найти следы этого эпизода в каких-нибудь энциклопедических изданиях, но не нашел. Нашел я лишь то, что «Фельдкирх — старинный австрийский город на западе страны, в федеральной земле Форарльберг». Из исторической же справки я узнал, что «Фельдкирх впервые упомянут в 830 году под именем Вельдкирихум. С 1190 года город принадлежал графам Монфор, в 1218 году получил права города. В 1375 году вошёл в состав монархии Габсбургов». А об упомянутом эпизоде - ни слова. Так что оставляю эту историю на совести рассказчика.

А история такая. Когда-то очень давно Фельдкирх, еще не бывший тогда во владении Габсбургов, решил присоединиться к Швейцарии, мотивируя это языковой и культурной близостью к большому соседу. Властям Швейцарии было направлено соответствующее ходатайство. Швейцарцы же ответили решительным отказом принять под свое крыло бедного родственника, объясняя свое решение законами страны, решительно отвергающими возможность расширения швейцарских границ. Пришлось объяснить своему незадачливому домогателю, что Швейцария сама ни к кому не присоединяется и к себе никого не присоединяет. Закон, господа, закон.

Но интеграционный зуд отверженных был столь велик, что они пошли на отчаянный шаг и объявили войну Швейцарии. Война прошла в рекордно короткие сроки и закончилась более чем предсказуемым результатом: Швейцария осталась в своих границах, а Фельдкирх – в своих, пока не оказался под австрийской короной. Много в те беспокойные времена было разных войн, но война за присоединение собственной территории к территории противника – это, согласитесь, нетривиально.

Вполне возможно, что эта причудливая история о неудавшемся аншлюсе есть чистая легенда. Но такого, чтобы кто-то хотел бы отделиться от Швейцарии, мне не приходилось слышать даже и в легендах.

Об этой причудливой и скорее всего легендарной войне, а также и о прочих, совсем не легендарных войнах я вспоминаю всякий раз, когда… Ну, в общем, понятно, когда. Сейчас, например.

Или в совсем еще недавние, а теперь кажущиеся бесконечно давними времена, когда всякий такой разговор непременно заканчивался словами «ох, только бы не было войны!»

Похожие публикации

  • Лев Рубинштейн: Этикет или жизнь
    Лев Рубинштейн: Этикет или жизнь
    Когда-то, в середине 80-х годов, я увидел на прилавке книжного магазина и, конечно же, незамедлительно приобрел замечательную и, как оказалось, весьма полезную для меня книжку
  • Лев Рубинштейн: Кухонные принадлежности
    Лев Рубинштейн: Кухонные принадлежности
    Чувственный опыт, коллективный или персональный, у каждого поколения соотечественников свой. И из закоулков, щелей и складок каждой эпохи, особенно той, на которую пришлось наше детство, тянутся к нам и живут вместе с нами какие-то навязчивые мелодии и картинки, какие-то словечки и прибаутки, какие-то запахи
  • Лев Рубинштейн: Как пережить искусство
    Лев Рубинштейн: Как пережить искусство
    Всю прошедшую холодную и тревожную весну мы прожили с тоскливой надеждой, с постоянно маячащим перед глазами проклятым вопросом: «Лето-то будет в этом году?»
bestoloch.jpg

xibl.jpg
seans.jpg
muj.jpg