Радио "Стори FM"

Ираклий Квирикадзе

Ираклий Квирикадзе

Ираклий Квирикадзе мыслит притчами. Редкий дар, а для писателя, кинодраматурга и режиссёра — бесценный. В современном российском (и не только) кино он фигура под стать киноклассику Эйзенштейну. Не в смысле, что лучшие фильмы Квирикадзе «Кувшин», «Пловец», «Путешествие товарища Сталина в Африку» похожи на «Броненосца «Потёмкина». Нет, просто однажды не снимавший несколько лет Эйзенштейн сказал, что в кино он работает ассенизатором, вывозит чужое г… В смысле придумывает как перемонтировать чужую творческую неудачу. 

Так и Ираклий Михайлович – мало того, что пишет замечательные сценарии и книги, искромётно ведёт в нашем журнале свою рубрику «Неформат», учит по миру студентов кинорежиссуре, так ещё и оживляет мертворождённые кинопроекты, да так, что они становятся событиями международных кинофестивалей.

«В молодости мне нравились великие сумасшедшие: Сальвадор Дали, Фрэнсис Бэкон. Я смотрел на себя в зеркало и презирал свою скучную, комсомольскую внешность. Помню, дедушкиным кортиком сделал на щеке порез, врал что защищал Дульсинею»

Публикации

  • Книжный вор и ангелы
    Книжный вор и ангелы
    «Ангелов много... Нам суждено с ними встречаться, и не все они справедливы», – прочёл Ираклий Квирикадзе у Джона Бёрджера и вспомнил ангелов, с которыми встречался сам
  • Много желтых ботинок
    Много желтых ботинок
    Мы снимали финальный эпизод фильма «1001 рецепт влюблённого повара», смерть героя. Пока ставили осветительные приборы, Пьер Ришар веселил всех очередной смешной историей, мы хохотали... И тут раздалась команда: «Внимание! Мотор! Камера!» Непонятно, как ему это удаётся?! Пьер стал играть смерть героя, плакали все, даже шофёр «Лихтвагена», даже гримёрша Эльза, которая постоянно сбегала к возлюбленному... и где-то рядом выла совсем по другому поводу
  • Семь театров абсурда
    Семь театров абсурда

    Сегодня 1 июня 2017 года. Завтра я должен сдать в журнал STORY обещанный сюжет на тему «Театр абсурда». Я сижу у письменного стола и не знаю, что писать. Передо мной несколько начатых и не дописанных историй. Часы тикают…

  • Человек-письмо
    Человек-письмо

    Ираклий Квирикадзе  – о себе, идеологически безграмотном корреспонденте газеты «Пожарник Грузии», и о превратившемся в письмо почтальоне

  • Рассказ о семи фотографиях
    Рассказ о семи фотографиях

    Коробка из-под кубинских сигар «Ромео и Джульетта». Она лежала  в нижнем ящике моего письменного стола. В коробке были фотографии. Они исчезли. Ищу коробку из под сигар, не нахожу…  Я закрыл глаза, стал вспоминать. Стал фотографировать исчезнувшие фотографии. Меня хватило не на много. Вспомнил семь, а было больше полусотни..

  • Свободный полёт
    Свободный полёт
    Ираклий Квирикадзе – о новом полёте на Солярис, зверевских красавицах и Иване Грозном, который убивает своего сына