Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Контрацептив для монарха

Контрацептив для монарха

В 1649 году в парижском кабачке «Сосновая шишка» познакомились два молодых человека – Гийом Кондом, гасконский дворянин, и Карл Стюарт, принц Уэльский. Гийом учился на медицинском факультете Сорбонны, а будущий Карл Второй развлекался во французской столице, пока в английской его батюшке, королю Карлу Первому, республиканцы рубили голову. Они подружились. 

Граф Кондом приучил Карла после ночных кутежей вставать с солнцем и два часа гонять мяч по теннисному корту, чем, безусловно, продлил его беспутную жизнь. Но главным плодом их отношений стало «изделие № 2», оно же «английский плащ», оно же презерватив, оно же кондом.

С раннего отрочества и до самой смерти Карл Второй совокуплялся с каждым, кто попадался под руку, начиная с собственной кормилицы. Его круглосуточная эрекция была свободна от любых предрассудков – сословных, религиозных, возрастных. 

В донжуанском списке короля мирно соседствовали придворные фрейлины и портовые шлюхи, карлицы и красотки, католички и лютеранки. Подданные не осуждали и не возражали. После фанатика Кромвеля, который запретил театр, танцы и вообще все виды веселья, кроме публичных казней, они и сами были не прочь расслабиться.

Но вдохновила Гийома Кондома на революционное ноу-хау вовсе не либеральное либидо короля, а его непривычная для Средневековья мужская порядочность. Левых младенцев Карл признавал не глядя и одаривал титулами и деньгами, не щадя британской казны: последний долг, 453 фунта, за своего предка принц Карл заплатил в 2008 году.

По всем углам дворца и королевства сидели на горшках крепенькие бастарды, доводя законную жену, впечатлительную португалку Екатерину Браганца, до выкидышей на нервной почве. По замыслу создателя, чехол из овечьей кишки должен был защитить Карла Второго от нелегальных зачатий, чтобы супруга успокоилась, сконцентрировалась и наконец-то кого-нибудь родила, чем и спасла бы Англию от драки за бесхозную корону.

Первая часть плана удалась: с того момента, как в 1672 году король согласился примерить пилотный экземпляр, от него не забеременела ни одна подружка, хотя количество их заметно возросло, и теперь британского монарха называли не иначе как «старина Роули», по кличке самого темпераментного жеребца из королевской конюшни. Со второй частью возникла неожиданная проблема: обновка настолько понравилась Карлу, что он спал в ней и с супругой тоже, и в итоге умер, так и не оставив стране законного наследника.

Впрочем, ни к каким потрясениям это не привело. Трон не пустовал ни минуты, единственного бастарда, предъявившего на него свои птичьи права, графа Оркни, сына куртизанки Люси Уолтерс, быстро обезвредили и обезглавили. А то, что династия Стюартов сошла на нет, так кого по большому счёту волнует фамилия правящей особы? 

Другое дело – её шляпки и скандалы: недавно, например, тысячи англичан сыграли в тотализатор, пытаясь угадать, какого цвета шляпку наденет королева Елизавета на свадьбу внука и как долго продержится этот брак. Ставки по второй теме принимаются до сих пор. К слову, мама жениха, принцесса Диана, – праправнучка Генри Фицроя, внебрачного сына Карла Второго и леди Палмер. И когда один из её мальчиков рано или поздно сядет на британский престол, вместе с ним на него де-факто вернутся и Стюарты, а леди Палмер подмигнёт коронованному потомку из своей трёхвековой дали.

Куда более серьёзный урон кусочек овечьих внутренностей нанёс не монархии, а церкви. Но почему-то никто не замечает прямой связи между тогдашней модой на любовь без последствий и новорождённым атеизмом английской аристократии. Наверное, мешает титульная версия, согласно которой контрацептив был придуман не с безбожными демографическими, а с гуманными медицинскими целями – уберечь короля от сифилиса. 

Но болезнь в ту пору была банальна, как нынешний грипп. Ею болели многие европейский монархи – Карл Испанский, Людовик Французский, Фердинанд Богемский, Пётр Первый. И не напрягали по этому поводу ни себя, ни врачей. Скорее всего, и Карлу к сорока годам было поздно «пить боржом». Но если король чудом и остался здоров после четверти века беспробудного блуда, изобретение доктора Кондома вряд ли уберегло бы его от заразы. Средневековые презервативы, как советские колготки, даже короли использовали годами: это был очень дорогой, штучный товар. Их штопали и зашивали, пока было что штопать и зашивать. Но, в отличие от колготок, не стирали.

Кондом был именно противозачаточным средством, и это средство нещадно эксплуатировал и рекламировал король Великобритании, по совместительству глава англиканской церкви, которая до сих пор нетерпима к любым способам предохранения кроме воздержания. И, между прочим, в этой нетерпимости права, потому что Бог, лишённый своей главной монополии на человеческую жизнь, уже не очень-то и Бог.

К Гийому  Кондому выстроилась очередь из придворных, и он в 1673 году наладил первое в истории мелкосерийное производство презервативов. А в 1677 году парламент отменил смертную казнь за богохульство, еретичество и атеизм, чем практически легализовал и то, и другое, и третье. 

А куда деваться? Иначе пришлось бы порешить половину тогдашней знати, включая любимую фаворитку короля Луизу де Круаль, которая вместо крестика носила на шее в качестве амулета выпрошенный у любовника контрацептив. Внутри лежал изрядный кусок крайней плоти, лично откушенный герцогиней от нетленных мощей одного пожилого епископа. Неизвестно, сохранился ли амулет среди фамильных реликвий потомков Луизы, но зато неизменен факт, что женщины этого рода до сих пор умеют намертво присушивать монархов. 

Но что бы ни изобретали фаворитки всех времен и народов, кондом по-прежнему на страже. Для этого, собственно, и задумывался. 

Автор: Лилия Гущина

фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK

Похожие публикации

  • Фальшивки о вечной жизни
    Фальшивки о вечной жизни
    В последнее время в кругах продвинутой молодёжи стала модной тема продления жизни и даже обретения бессмертия. Люди записываются в имморталисты (это граждане, полагающие, будто наука скоро изобретёт вечную жизнь), активно интересуются посмертным замораживанием мозга в расчёте на потомков (которые научатся размораживать и приделывать новое тело), а также надеются перезаписать сознание на электронный носитель и уцелеть таким экзотическим образом. Это напоминает какую-то новую религию
  • Дом, который обставил граф
    Дом, который обставил граф
    Алексей Толстой за вещами охотился, он ими гордился, он вступал с ними в отношения. И они тоже служили «ловкому плуту» и «щедрому моту», как называли писателя коллеги по цеху. Но не так, как служат людям обычные столы и посуда. Совсем иначе
  • Человек, который умеет всё
    Человек, который умеет всё

    Вячеслав Бутусов, фронтмен группы «Наутилус Помпилиус» и «Ю-Питер», умеет писать музыку, стихи и прозу, рисовать и строить дома. А что для него в этом всего важней?