Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Играй, мормон

Играй, мормон

Прерии штата Юта – унылейшее место на земле. Мы полдня ехали по ландшафту, однообразием напоминающему пейзажи компьютерной игры – идеально прямая дорога и одинаковые кактусы через каждые несколько метров, а когда стемнело, в свете фар увидели предупреждающую надпись: ближайшие сто миль не будет ничего – ни заправок, ни забегаловок, ни пунктов службы спасения. 

Зазеваешься – ложись и умирай от укуса чёрной мамбы в самом сердце цивилизованной страны Америки, привалившись к опустевшему бензобаку машины. В душе рождалось ощущение урчащего вакуума. Но настоящее, космического уровня зрелище пустоты ждало нас на следующий день. Проехав в пять раз больше, чем эти несчастные сто миль, машина остановилась посреди соляного озера. Мы вышли – и обомлели.

Едва ли эта картина когда-либо изгладится из моей памяти. Во все стороны, куда хватало глазу, простиралась совершенно ровная серо-фиолетовая плоскость, уходящая за горизонт. На ней не было заметно ни одного животного, ни единого человеческого следа. 

В сиреневом небе над ней не парили птицы, в воздухе стояла абсолютная тишина. Как мы узнали позже, такими эти озёра бывают летом – весенние дожди размывают грязь и раскатывают её по плотному дну озёр, как тесто; в жару вода высыхает, и получается этот пейзаж, словно завезённый откуда-то с Плутона. Раз в год здесь устраивают ралли сверхскоростных машин – более плоской трассы на нашей планете найти трудно.

Здесь необычайно остро ощущается человеческое одиночество. Как и то, что наши дела, дурные и добрые, некуда спрятать. Может быть, именно поэтому одну из великих религий – ислам – придумали люди, кочующие по такой же плоской пустыне, правда под куда более ярким небом. Жителям Юты небесной синевы не хватило – и вера, которую теперь исповедует большинство жителей штата, оказалась довольно сумрачной, весьма сумбурной и большинству окружающих малосимпатичной.
  

Восемь женщин Джозефа Смита

Началась эта история, правда, не в Юте. Основатель мормонской религии Джозеф Смит был одним из семерых детей фермера из штата Вермонт. Две мечты обуревали мальчика с детства – увидеть Бога, чтобы спросить его, как жить, и найти старый индейский клад, чтобы ответ не разочаровал в любом случае. 

Из этих двух детских надежд и выросло то, что позже стало мормонством. В пятнадцать лет Джозеф бродил в лесу, и вдруг его накрыло тёмное облако. Объятый ужасом мальчик увидел две сияющие фигуры, спускавшиеся в колонне света. То были Христос и Бог Отец. Они рассказали ему, что все церкви Америки погрязли в скверне и ему не следует присоединяться ни к какой из них, – и на этом его покинули. Мальчик ждал новых откровений, взывал к Богу целыми ночами, но Всевышний не брал трубку. 

И лишь много лет спустя случилось новое чудо: когда он лежал на кровати без сна, в комнате появился ангел с итальянской фамилией Морони. Посланник небес поведал юноше о том, что вскоре ему предстоит откопать клад – золотую книгу, написанную древнеегипетскими письменами. 

Джозеф воодушевился: давайте же, давайте её скорей сюда! Но ангел огорошил его – открою место, когда женишься: верующий должен умножать народонаселение, а не болтаться без толку. Причём и девушку указал – дочь богатого соседа, к которой Джозеф уже безуспешно сватался.

na kolenyx.jpg
Ангел передает книгу Джозефу Смиту. 19 век.

Смит поступил как настоящий абрек – похитил девушку и тайно сочетался с ней браком в Саут-Бейнбридже. Ангел обещание сдержал – пока барышня нервничала в двуколке, опасаясь погони, Джозеф, вооружась лопатой и заступом, копал на холме под Нью-Йорком. Вот она, книга! 

Перебравшись на новое место в Пенсильванию, Смит стал заводить беседы с соседями о том, что пора бы восстановить Иисусову церковь, лежащую в руинах. Соседи смеялись: кто же нам её восстановит? Я. Отчего же ты? Потому что только у меня есть золотая книга, которую дал ангел. Но показать книгу Смит наотрез отказывался: тайна сия велика есть и не надо её трогать вашими немытыми пальцами. Между тем Морони велел Смиту сделать перевод книги.

Переводил тот крайне необычным способом – нацеплял на нос оправу для очков, в которую вместо стёкол были вставлены специальные «провидческие» камни, а затем садился на табурет, снимал свой цилиндр и, всматриваясь в черноту тульи, читал слова Божьи жене, записывавшей их. 

Выходила удивительная история: оказывается, Америка издавна была землей пророков. Сперва Господь велел отправиться сюда на корабле одному из строителей Вавилонской башни, попросившему в порядке исключения сохранить ему родную мову. Что тот и сделал, погрузив на корабль свой род, а также лошадей, верблюдов и слонов. 

Позже сюда прикатило ещё несколько пророков. Они жили в мире, строили чуть ли не заводы и фабрики, но потом всё-таки вымерли из-за умножения грехов (а вместе с ними, видимо, и слоны с верблюдами, которых Колумб уже не застал). Пророки, среди которых был и Мормон, записали историю американской цивилизации пророков в книгу с золотыми листами, а последний, сам Морони, закопал её в земле родной Массачусетчины – чтобы потом, уже в виде ангела, открыть место Смиту. 

Протестантские священники скрипели зубами от злости, видя, что в дом Смита потянулся народ. Но юноша попал точно в уязвлённое самолюбие жителей Нового Света: американцы устали считать, что всё великое было создано за океаном, а они сами лишь необразованные эмигранты. 

Нет, говорил Смит, американская цивилизация куда древнее европейской, праведников на нашем континенте было вдвое больше и даже сам Христос, сойдя с креста, не замедлил явиться в Америку – собрал тут другую дюжину апостолов, прочёл на бис Нагорную проповедь и обещал явиться в конце времён именно в Штатах. 

И американцы оказались столь мудры, что не распяли его вторично! И тщетно протестанты обвиняли Смита в плагиате, насчитав в его книге около тысячи заимствований из Библии. И тщетно самый ядовитый из критиков мормонской религии Марк Твен полвека спустя издевался над её стилем: мол, автор то и дело забывает о том, что она написана в давние времена, и начинает сыпать современными словечками, а потом опомнится, станет в позу и произнесёт что-нибудь высокое, в духе «И было так» или «И случилось по слову его». Что толку? Смит был настолько популярен, что записывать дальнейший перевод книги напросился самый богатый из его соседей.

Тут, правда, вышла трагедия – покровитель Смита попросил у него сотню листов перевода, чтобы показать домочадцам, но по рассеянности потерял. В тот же день жена Смита, которая была на сносях, родила ему первенца, но мальчик прожил всего несколько часов. Убитый горем отец понял: смерть ребёнка – расплата за неуважение к книге. 

Между тем пошатнувшиеся в вере последователи требовали показать золотой оригинал. Смит растрогался и показал книгу сперва трём самым рьяным своим последователям, потом другим восьми. И те и другие торжественно подписали бумагу о том, что видели книгу. Эти свидетельства до сих пор предваряют любое издание «Книги Мормона». 

Марк Твен язвил по этому поводу: «Когда я натыкаюсь на восьмерых очевидцев, которые сообщают мне, пусть не очень грамотно, что они не только видели листы, но и «пощупали их», то для меня этого достаточно, чтобы уверовать». Прочим желающим Смит золотые страницы щупать не позволил: книгу предусмотрительно забрал на небеса расторопный итальянский ангел Морони.

vitraj.jpg
Ангел делает то же самое. 21 век.

Но, как бы то ни было, в темноте цилиндра было положено начало крупному религиозному движению – за четырнадцать лет жизни, которые ему оставались, Смиту было суждено привлечь тысячи поклонников. На нью-йоркских улицах его сторонников уже начинали побивать, и тогда основатель новой веры со своими последователями отправился искать место, где в тени лесов они могли бы создать град Сион. Мормонство было религией постоянных откровений: предпринимая какой-либо важный шаг, Смит неизменно советовался с Богом – молил его об откровении, и Всевышний обычно не отказывал. 

Правда, Господь будто подшучивал над своим «святым последних дней»: из зелёных лесов Огайо, где он указал строить Сион, их выгнала бесноватая толпа. Грешники изловили Смита, обмазали его дёгтем и вываляли в перьях, не понимая, что тем самым в глазах поклонников они лишь сильнее уподобили его ангелу.   

Скитания продолжались: в Миссури, где мормоны попытались осесть, местный шериф с полусотней вооружённых всадников загнал около двадцати из них на заброшенную мельницу и перестрелял. Резня пробудила в обществе сочувствие к гонимым. Мормонам позволили перебраться в Иллинойс, где они основали городок, названный древнееврейским словом Нову – «прекрасный». Смит стал мэром, но покоя не обрёл: мормонам приходилось выдерживать настоящие битвы с соседями – с пальбой и кавалерийскими атаками. Они, правда, сами напрашивались – называли христиан язычниками и кричали на каждом углу, что Страшный суд не за горами. 

И всё же агрессия со стороны поселенцев-христиан мормонов пугала, и они требовали у Смита нового откровения, которое наконец подарило бы им спокойную жизнь. Джозеф поговорил с Богом и… велел своим последователям идти обращать индейцев – они-де станут вам верными союзниками.

Никак не удавалось Смиту избавиться и от бедности – от отчаяния он даже пытался заполучить откровение, в котором указывалось бы местоположение ключа от квартиры, где деньги лежат. Морони заговорил о кладе, закопанном в Салеме – печально известном месте охоты на ведьм, но Смит только деньги на поездку потратил. 

Измученного лидера общины подстерёг удар в спину: несколько разуверившихся последователей тиснули газетку, где обвинили преподобного в… многожёнстве – мол, живёт сразу с восемью женщинами, а ведь у некоторых из них даже законные мужья имеются! 

v postele.jpg
Плачущие жены мормона

Слухи о подобном разврате вызвали ярость жителей штата – опасаясь угрозы, Смит спешно сформировал ополчение, а типографский станок, на котором печатали газету, конфисковал и разбил. Губернатор штата потребовал у Смита предстать перед судом за уничтожение чужой собственности. «Я иду, как агнец на заклание, но я спокоен, как летнее утро», – говорил Смит, отправляясь в тюрьму. 

Потерявший за годы скитаний шестерых детей, преданный частью сторонников, он вопрошал небеса: что-то будет дальше? И вместо обычного суда попал сразу на Суд: ночью в тюрьму ворвались погромщики. Мормонский пророк не явил образца смирения: он отстреливался из револьвера, пока пули нападавших не повергли его наземь. Узнав о его смерти, мормоны ждали немедленного истребления. Они жалели своего пророка, но понимали, что теперь им нужен кто-то более спокойный и умеющий договариваться с властями.
 

Ангелы, ржущие, как лошади

За день до того, как мы оказались у соляного озера, мы посетили город, названный в его честь – Солт-Лейк-Сити, – красивый, с множеством зданий позапрошлого века. История его возникновения – одна из самых удивительных во всей Америке: он был создан по повелению одного-единственного человека и им самим едва не был уничтожен. Звали его Бригем Янг, и его имя до сих пор носят многие основанные им учреждения – даже местный университет. Да что там, буквально каждый камень здесь дышит благоговением перед этим человеком. Бегут паровозы – привет Бригему Янгу! Идут скауты – салют Бригему Янгу!

Мог ли гадать этот отпрыск семьи ещё более многочисленной и бедной, чем та, что дала миру Джозефа Смита, что он станет избранным сосудом новой религии? В юности он освоил достойное ремесло приёмного отца Иисуса – плотничал, путешествуя по всей Америке. Когда прочёл дешёвое издание «Книги Мормона», словно огонь небесный разгорелся в его груди: теперь он не только делал людям табуретки, но и параллельно рассказывал им о новой вере. И был настолько красноречив, что вовлёк немало новых братьев. 

Смит назвал его одним из своих апостолов: Янг бился за него с жителями Миссури, а потом даже отправился нести свет новой веры за океан, в ненавидимую многими Англию, и вернулся с десятками обращённых.

При жизни Смита недовольные мормоны пытались пророчествовать сами, пока Смит не объявил им, что ему было новое откровение: Господь сказал, что все откровения, кроме его собственных, даются по наущению Сатаны. 

Самозваные пророки присмирели, однако после смерти Смита снова взялись прорицать. Теперь их пришлось смирять уже Янгу: главного соперника-пророка он предал «во власть Сатане на тысячу лет», а потом объявил поражённым мормонам, что сейчас он будет выводить свой народ из плена язычников. 

sud 2.jpg
Карикатура на Бригема Янга

Собрав последователей, этот американский Моисей повёл их через леса, горы и болота за тридевять земель, на индейскую территорию Юта, которая тогда была – страшно подумать – частью Мексики. Однако военные успехи США обогнали Бригема – когда обоз переселенцев наконец достигли места назначения, Юта уже была американской. 

И всё же своего Янг добился. Отвоевать штат у южного соседа правительство США сумело, а вот ехать туда американцы не торопились. Кроме мормонов, белых там не было, и президенту США волей-неволей пришлось назначить Янга первым губернатором, а заодно и суперинтендантом индейских территорий.

Тут-то мормоны и развернулись. Талантливый организатор, Бригем Янг уже не искал откровений – он выдавал за них свою волю. Он явил здесь чудеса первых советских пятилеток: не требуя награды, увязая по пояс в грязи и воде, мормоны строили дороги, мосты, крепости, каналы. 

И вскоре пустынная Юта превратилась в цветущий край. Мало того что она была благоустроена – она стала едва ли не самым передовым штатом в Америке. Тут имелась даже своя социальная система – бедняки получали помощь от собратьев, могли лечиться бесплатно. 

Бригем показал себя на удивление просвещённым человеком: основав Солт-Лейк-Сити, создал тут два университета, наладил чрезвычайно эффективную почту и подписался на заём Первой трансконтинентальной железной дороги, желая соединить Юту со всей страной. Наслышанные о чудесах, происходящих в штате, сюда со всех концов Америки сошлось пятьдесят тысяч переселенцев.    

Мало того, и из Европы сюда ехали за счастьем. Путешествуя по Англии, великий романист Чарльз Диккенс однажды поднялся на борт отплывающего в Америку судна – и обнаружил там толпы переселенцев, сидящих на палубе в страшной тесноте и, несмотря на бочки, которые грузили на корабль прямо над их головами, дружно, как цех машинисток, строчивших последние письма оставшимся дома родственникам. 

Свирепый ветер рвал с голов женщин платки, волны раскачивали корабль, но эти люди были преисполнены радости. А как же иначе! Ведь напутствия, которые они оставят родичам, помогут тем встать на путь веры и последовать за ними.

Диккенс стал расспрашивать, куда плывут эти счастливцы. Капитан охотно рассказал, что везёт их до Нью-Йорка, где они погрузятся в фургоны и проедут половину Америки по индейским территориям – прямиком до Солт-Лейк-Сити. «Без оружия?» – воскликнул Диккенс.

На лицах новообращённых мормонов не показалось ни тени страха. Капитан признался литератору, что никогда ещё не возил столь воспитанных, спокойных и неунывающих пассажиров. Они казались лучшими представителями человеческой расы. Залезши в стоящую за бортом лодку, их наставники спели проникновенный гимн. Недаром священная книга мормонов требует от своих последователей ежедневной и безоговорочной радости – в качестве благодарности Богу.

Даже странно, что вокруг имени столь разумных людей ходили многочисленные тёмные слухи. Рассказывали, будто Янгу служат легионы «ангелов», нападающих на непокорных, а протесты присланных в Юту чиновников и судей он просто игнорирует: я здесь закон. 

Когда свежеизбранный президент США назначил в Юту нового губернатора, Янг попросту отказался уступать место «язычнику». Тогда президент решил привести мормонов к повиновению – отправил в штат войска. И тут выяснилось, что помимо почты и университета Бригем создал и превосходное ополчение, по боеспособности превосходившее регулярные войска.

Мормоны извлекли уроки из долгих лет преследования: они сожгли обоз войск и угнали их стада, без которых те провели на редкость голодную зиму. Немало помогали мормонам и индейцы, с которыми они сумели найти общий язык. «Ангелы» позволяли краснокожим беспрепятственно грабить общих врагов, захватывая оружие.

Объединившись с племенем пайютов, мормонские ополченцы напали на караван мирных переселенцев, пытавшихся проехать через их земли в Калифорнию. Были жестоко убиты сто двадцать человек, среди которых были женщины и дети. К весне пришло подкрепление, и положение Янга стало ухудшаться. Он поведал своим сторонникам о том, что собирается сжечь Солт-Лейк-Сити и увести их за границу, в Мексику. Мормоны слушали в печальном молчании. Не видя поддержки, Янг изменил своё решение – объявил противникам, что подчиняется президенту и готов сложить с себя титул губернатора. Решение оказалось необычно мудрым: войска заключили с мормонами мир и удалились восвояси, а Янг преспокойно остался полным хозяином штата, игнорируя указания нового губернатора.  

…В этом городе на удивление много спортивных площадок – «Церковь Иисуса Христа Святых последних дней» предписывает своим последователям держать себя в хорошей форме. Не могу не опробовать баскетбольную площадку, попросив у мальчишек мяч. 

Ко мне подходят двое прекрасных юношей в белых одеждах, на которых красуются бейджики «Избавление близко!». Если бы не их загорелые лица жителей Юты, я принял бы их за ангелов. Попросившись в игру, правнуки Морони легко обыгрывают нас, российских журналистов, хотя их и двое против троих: необычайная командная слаженность побеждает новорусский индивидуализм.

Видно, что они довольны произведённым впечатлением, и, конечно, тут же заговаривают об Иисусе, использовав победу как повод: мол, смотри, мы веруем и оттого так хорошо играем! Искренне уверяю, что, хотя я и закоснел в грехах, именно грехи-то и наполняют мою жизнь смыслом. «Ангелы» грустнеют на глазах и без особой надежды продолжают расхваливать свою общину. 

Завершают монументальным: и не верьте тем, кто называет нас многожёнцами, ещё в XIX веке наши пророки воспретили этот обычай! «Эх, жаль! – восклицаю я с горестным видом. – Это было единственное, ради чего стоило вступить в вашу церковь!» Юноши сперва удивляются, затем хитро переглядываются – видно, что стремление уловить в свои сети ещё одного брата борется в них с нежеланием выдавать великую, подсудную тайну. А тайна нехитра – дело в том, что многие мормоны и сейчас тайком практикуют многожёнство.

Правда, не столь широко, как раньше. Когда Марк Твен, тогда ещё юный журналист, решил посетить Солт-Лейк-Сити, чтобы лично проверить все легенды, он застал в доме Янга множество неопрятных женщин, торопливо сновавших по комнате с кофейниками.

 Упреждая неудобные вопросы, мормоны приводили в пример жён и наложниц библейских патриархов: а нам-то почему нельзя? Сам Янг одобрил многожёнство специальной заповедью: если у мормона нет достаточного числа жён и детей, в рай он не войдёт. Но завидовать многоженцам было трудно: один из них жаловался Твену, что в общей спальной, что над его собственной, жёны храпят так, что он боится, как бы не обрушился потолок. 

Прямо во время беседы с гостями Янга прервала одна из жён, заявив: она знает, что преподобный подарил брошку жене номер шесть, и не понимает, чем она хуже! Янг выпроводил супружницу, пообещав, что подарит брошку и ей. Успокоенная женщина ушла, но вскоре пришли ещё три и в скандальозном тоне заявили, что они ничем не хуже. Янг сумел умаслить и их, однако вслед за ними в комнату нагрянула целая делегация жён. Когда все наконец были удовлетворены, Янг принялся жаловаться гостям, как трудна его жизнь – за час безделушка, купленная за двадцать пять долларов, выросла в цене двадцатикратно!

Мормоны, с которыми беседовал Твен, не только не скрывали, что их боевые «ангелы» держат в страхе всю округу, но и с удовольствием расписывали их деяния. Один рассказывал, что некий «язычник» подарил его сыну костяную свистульку, которой ребёнок тут же принялся терзать слух всего дома. Мормон тут же снарядил в погоню за «язычником» отряд «ангелов», но тот уже успел скрыться. В целом на Твена россказни мормонов произвели тягостное впечатление: «Можно ли уважать ангела, который ржёт, как лошадь, и чванится, как морской разбойник?»  

Анекдот про Вовоку

Репутация кровожадных разбойников и многоженцев мормонам вредила на протяжении целого столетия. И хотя Марк Твен внимательно изучил священное писание сектантов и вынес вполне благожелательный вердикт: «Мормонская библия – глупая книга, и читать её – нудное занятие, но в её поучениях нет ничего зловредного», – правительство так не считало и простые американцы тоже. 

Сильно повлияло на отношение правительства к «святым последних дней» возникшее в 1890 году индейское движение Пляска Духа: чиновники сочли, что его вдохновили мормонские проповеди. Духовный вождь движения, пайютский пророк Вовока, рассказывал последователям, что ему явился Христос, по виду чистейший индеец, и пообещал, что скоро начнётся невиданный снегопад, который унесёт с собой белых, а всё их имущество – дома, лавки, фермы – останется индейцам.

Движение было вполне мирным, но белых поселенцев пугал вид индейцев, мерно кружащихся по равнине и напевающих потусторонними голосами под тихий гул барабана. 

Правительство отрядило кавалерийский полк арестовать вождей индейцев – встретив краснокожих у ручья Раненное Колено, солдаты перестреляли триста человек. Известный колумнист, будущий автор «Удивительного волшебника из Страны Оз» Фрэнк Баум радостно писал: «О да, мы поступили с ними несправедливо, но, чтобы защитить нашу цивилизацию, лучше поступить несправедливо ещё раз – и полностью стереть эти дикие и не поддающиеся приручению существа с лица земли!»

Сами мормоны открещивались от своего участия в этой истории как могли. Более того, они даже выразили готовность отменить одну из своих главных заповедей – после смерти Янга новый пророк воспретил многожёнство. Правда, тем, кто уже успел сочетаться десятком браков, разрешил не разводиться: к чему ломать семейную гармонию? 

Но дурная слава о мормонах шла девятым валом уже за пределы Америки. Артур Конан Дойл в «Этюде в багровых тонах» рассказал, будто в поисках всё новых жён мормоны грабят лагеря иноверцев, убивая мужчин и захватывая женщин, что тайная организация похищает мормонов, выказавших хоть малейшее сомнение в том, чему их учит их религия.

Мормоны засыпали известного литератора письмами: стыдно, товарисч, мы людей не похищаем и никого не насилуем! Дойл упорствовал, утверждая, что книга его построена на реальных событиях. Правда, уже после смерти автора внучатый племянник Бригема Янга поведал, что Дойл в конце концов разобрался и извинился перед мормонами за напраслину.
 

Пресвятые хоббиты

Возможно, он и вправду раскаялся, впечатлённый успехами мормонов: за те сорок лет, которые прошли от публикации романа до кончины писателя, мормоны перестали быть общиной маргиналов. 

В год начала Великой депрессии национальное радио стало транслировать на всю Америку записи мормонского хора Солт-Лейк-Сити, воодушевлявшего слушателей побеждать экономические невзгоды бережливостью и созидательным трудом. 

Люди стали замечать, что сектанты, чья священная книга заповедовала своим последователям «иметь радость на земле», и вправду честно выполняют эту заповедь: работают, как пчёлы, не унывают, служат хорошими родителями своим детям и достойными гражданами своей стране.

Мормоны были подчёркнуто патриотичны. После налёта на Пёрл-Харбор руководство общины призывало своих последователей записываться в войска: «Отняв жизнь у тех, кто воюет против нас, вы не станете убийцами». 

Против Германии «святые последних дней» сражались ещё с большим воодушевлением. У всех на устах была история Хельмута Хюбенера, немца по крови, – семнадцатилетнего мормона, казнённого за распространение листовок, рассказывающих о преступлениях нацизма.

Вчитавшись в «Книгу Мормона» и обнаружив, что речь там идёт об иудейских пророках, гестапо потребовало от каждого мормона предоставить свою подробную генеалогию. Несомненно, многие из нацистских служак тайком вздыхали: эх, если бы все немцы были такими, как эти!

И вправду, мормоны выглядели истинными арийцами – спортивны, самоотверженны, неутомимы в работе. Узнавая о страданиях своих европейских братьев, американские мормоны терпеливо переносили все тяготы войны. 

Им было не привыкать: ведь и в мирной жизни их община – настоящая армия. Жизнь мормонов расписана по часам: есть дни молитвы, дни общения с семьёй и даже специальные часы, отведённые для спортивных игр (отчего они так хорошо и играют в баскетбол). Специально отряженные «надзиратели» обходят дома общинников и проверяют, как они живут, соблюдают ли заповеди.

Из нищих скитальцев мормоны сперва превратились в богатых скотоводов, затем во влиятельную политическую силу. Первый сенатор из мормонов был избран ещё в начале ХХ века, а через сто лет первый кандидат в президенты, принадлежащий к Церкви Иисуса Христа Святых последних дней – Митт Ромни, почётно проиграл выборы, баллотируясь от республиканцев. 

Божий призыв плодиться и размножаться всеми доступными способами сыграл не последнюю роль в судьбе мормонов – их число удваивалось каждые несколько лет. Сейчас больше половины населения Юты – мормоны, а всего в США мормонов в три раза больше, чем мусульман или «свидетелей Иеговы». Школы в штатах, где существуют крупные их диаспоры, спешно изымают из учебной программы нечестивую книгу Конан Дойла. Попробуй не уважай столь серьёзную общину!

Конечно, их путь к равноправию не был простым – вплоть до недавнего времени у их критиков было к чему прицепиться. Так, в восьмидесятые правозащитницы обвиняли мормонов в расизме: смотрите, у них совершенно нет священников-негров! 

Критики подчёркивали, что расизм вписан в саму «Книгу Мормона». Недаром же там говорится, что в Судный день грехи негров искупятся и они побелеют. Впрочем, судьи, потратившие месяцы на прочтение книги, ничего подобного в ней не обнаружили. А гибкие мормоны поскорее увеличили число чернокожих священников и вдобавок отправили проповедников в Африку и Бразилию.

Миссионерские усилия не прошли даром: в наши дни мормонов нет разве что среди пингвинов Антарктики. Ежегодно пятидесятитысячная «Божья армия» марширует по всей планете – от Юты до Монголии, от Лос-Анджелеса до Зимбабве, проповедуя свою веру. Есть чем гордиться. Например, год от года растёт число японских мормонов. Что этим стойким людям, некогда зажёгшим искру Божию во враждебных индейцах, какие-то японцы?

Но, хвала небесам, порицать мормонов пока есть за что. Если в XIX веке их осуждали за презрение к семейным ценностям, в наши дни костерят за чрезмерную к ним приверженность: да как они могут быть против абортов и гей-браков, чёртовы развратники!

 А как кипят возмущением феминистки, когда окружённые детьми мормонки радостно заявляют, что основное назначение женщины – быть матерью! Удивлённые упрёками матроны отвечают: зачем нам бороться за свои права, ведь мы и так счастливы! И вcё же граница между мормонами и обычными гражданами быстро стирается. 

«Святые последних дней» так же ходят на работу и на выборы. А вот в бар или бордель – извините. Праведник должен проводить досуг в кругу семьи. Мормоны столь обширная община, что у них теперь есть и свои «невоцерковлённые»: по рождению я мормон, но на службы не хожу – Бог у меня в душе. Всё как у больших. 

Половина всей литературы, которую издают мормонские издательства, – это не священные книги, а... беллетристика: рассказы из жизни, написанные своими, знаменитыми только в мормонской среде Пушкиными и Гоголями. Конечно, о мормонах до сих пор ходит множество легенд. 

Рассказывают, например, что каждый верующий имеет дома запас продуктов на год. Считается, что перед Вторым пришествием землю посетят неурожаи, и, пока язычники будут пухнуть с голоду, праведники преспокойно будут трапезничать в кругу семьи. Но пугать окружающих они точно перестали. Чаще им просто завидуют: чёрт побери, у них такая осмысленная жизнь!

 Во всей этой идиллии только одно «но»: само учение мормонов. Его несуразность вкупе с серьёзностью, с которой «святые последних дней» к нему относятся, до сих пор и возмущают, и смешат всех здравомыслящих людей. И сдержаться им трудно. 

Пять лет назад на Бродвее даже поставили сатирический мюзикл «Книга Мормона», в котором отправившийся в Уганду незадачливый миссионер, так и не осиливший священный текст, кормит африканцев историями про магистра Йоду и хоббитов, выдавая их за полные глубокого смысла сочинения Джозефа Смита. Говорят, что один из создателей, автор известного мультсериала «Южный парк», этой постановкой просто-напросто отомстил бросившей его мормонке: подруга ему всю плешь успела проесть тем, что он не имеет радости и ведёт нездоровый образ жизни. 

И всё-таки бешеную популярность мюзикла можно объяснить только одним: каким бы политкорректным ни был «язычник», он не может заставить себя уважать мормонскую фэнтезятину. И это роняет в его глазах любые достижения их церкви: нельзя же построить рай на книге, которая читается как продолжение «Властелина колец», написанное студентом-толкиенистом!

Оказывается, можно. В американском фильме великий фокусник в качестве последнего слова перед казнью произносит: «Абракадабра!» Для мормонов «абракадабра» стала первым и самым важным словом, на котором они воздвигли всё своё благоденствие. 

Правильно ли они расслышали слова Бога, надиктовавшего им пухлый том о смехотворных приключениях допотопных праведников? Какая разница, если в итоге у них получилось совсем неплохо! И разве больше оправданий у тех, кто столетия подряд вдохновлялся действительно глубокими писаниями Блаженного Августина и Иоанна Златоуста, чтобы убивать тех, кто имеет другое мнение по поводу богословских догм?

Разве не кричали спасшие мир герои-красноармейцы: «За Сталина!», умирая с именем тирана на устах? Разве не белизной агнцев были чисты души комсомольцев семидесятых, воспитанных на «подвигах» пионера-предателя Павлика Морозова и чекистов, расстрелявших семью царя? После этого не удивишься даже государству всеобщего благоденствия, построенному сатанистами где-нибудь на Плутоне, столь похожем на соляные озёра штата Юта.

…Тусклое солнце садилось, и фиолетовая равнина покрывалась тенью. На ней уже не было видно нашего фотографа, который ушёл за горизонт. Быстро спускались сумерки, и надо было отыскать его. 

Я вернулся к машине, чтобы взять фонарь. «Эй, ты-то куда намылился? – испугался наш водитель, двухметрового роста бизнесмен из города Рыбинска, не знающий английского. – А если копы остановятся и меня начнут что-нибудь спрашивать? Что я им скажу?». «Скажи им: I just want to stay alone (я просто хочу побыть один)», – посоветовал я. «А это поможет?» – засомневался он, но потом принялся заучивать слова. 

То-то полицейские удивятся, увидев на этой сумеречной трассе сидящего в машине здоровенного русского, который знает только одну фразу, думал я. Бедный водитель, оказавшись в этом чужом, совершенно непостижимом для него мире, он будет держаться за неё, как за якорь.

Не так ли и мы, люди, выпросили у Бога хотя бы какие-то слова, какие-то заповеди, которые бессмысленно твердим в ожидании полицейских, а Всевышний давно ушёл гулять по сиреневым просторам Вселенной? Но что я мог ему сказать? Горизонт притягивал – и я пошёл.                              

Я шагал в сгущавшейся темноте, и всё сильнее меня охватывало ощущение, возникшее сразу же, как мы здесь оказались: мы лишь муравьи, ползающие по этой плоскости, букашки-однодневки, не понимающие, ради чего мы рождаемся, и пытающиеся найти смысл в том, что бормочет нам мироздание. 

А потом я растворился в темноте, и не было уже ничего, кроме этого, такого же фиолетового, как земля под ним, неба, в котором одна за другой зажигались звёзды – словно кто-то наверху пробовал разные режимы гирлянды новогодних лампочек. Я просто хочу немного побыть один, люди. 

Автор: Илья Носырев

фото: THE LIBRARY OF CONGRESS, WASHINGTON, USA; GLOBAL LOOK PRESS/RUSSIAN LOOK; CARL DE KEYZER/MAGNUM PHOTOS/ EAST NEWS

Похожие публикации

  • Укротительницы мечты и яви
    Укротительницы мечты и яви
    Во все времена жили на свете дамы, кроящие сказку из самих себя. Как?
  • Человек, который напугал Гитлера
    Человек, который напугал Гитлера
    Вольф Мессинг умер в тот самый день, который сам же и предсказывал. Он никогда не ошибался, во всяком случае не в вопросах датировки смертей. Мессинг мог любому сообщить его чёт или нечет. Говорят, что он вообще всё знал наперёд, находиться рядом с ним было тревожно. Гитлер, к примеру, так растревожился, что велел ловить этого умника, пока не поймают. Зачем?