Радио "Стори FM"
Ким и Кимчи

Ким и Кимчи

Вождь КНДР Ким Чен Ир умер год назад. Народ громко оплакал утрату и продолжил жить при следующем Киме, Ким Чен Ыне, сыне покойного. Говорили, что, пока закрытая от всего мира Северная Корея еле-еле перебивалась с капусты на морковку, рулевой Страны утренней свежести отдавал дань уважения родной кухне и не брезговал заморскими деликатесами, аккуратно приподнимая железный занавес

РЕЦЕПТ

 

Корейская лапша куксу – сытное и вкусное блюдо. Лапша готовится из гречневой или пшеничной муки, картофельного крахмала и кипятка. Тесто подсолить и выдавить в воду через мясорубку. Всплывшую лапшу три раза погрузить обратно в кипяток, потом несколько раз промыть холодной водой, дать стечь и залить мясным бульоном с добавленным в него соевым соусом. Мясо и лук нарезать соломкой, обжарить в масле, добавить чеснок, черный перец, соевый соус и тушить до готовности. Приготовить яичные блинчики, для которых взбить яйца, посолить и испечь на сковородке. Блинчики порезать соломкой и положить на лапшу, залитую горячим бульоном. Туда же добавить тушеное мясо и салат из редьки и капусты.

    


Корейцы едят все. Или почти все. Были бы жаровня, масло, уксус, красный перец и соевый соус. Все, что бегает и ползает, можно сварить, быстренько обжарить или потушить. Вареные личинки тутового шелкопряда, рыбьи жабры, суп из собачьего мяса и маринованный корень колокольчика – это, конечно, не заурядный набор блюд для корейского стола, но съесть их уважающий себя и традиции своей страны кореец никогда не откажется.  К еде корейцы относятся почтительно, и даже приветствие их звучит как: «Вы ели сегодня?», а вместо нашего «Приятного аппетита!» они желают друг другу: «Ешьте побольше!». После засухи в 1995 году началась такая голодуха, что от нее люди вымирали миллионами, а партия выдвигала лозунг: «Переходите на двухразовое питание!» 

Рацион простых северных корейцев составляли в основном рис, бобовые, кукуруза и капуста. Мясо, молоко, сыр и масло на столах если и бывали, то редко, а все основные продукты питания распределялись по карточкам. Когда засуха дала о себе знать, Ким Чен Ир был вынужден обратиться за помощью к нелюбимым соседям – японцам и южнокорейцам. Конечно, соотечественники так и не узнали, кто прислал им пятьсот тысяч килограммов риса. Тем более что на подступах к Пхеньяну груз перемаркировали.

По рассказам очевидцев, на зарплату в три тысячи вон (что примерно равно одному евро), кореец может приобрести пятнадцать килограммов риса, или тридцать килограммов картошки, или один килограмм мяса.

Но больше всего дети Страны утренней свежести до сих пор покупают капусты, чтобы приготовить традиционное кимчи (кимчхи, чимчи) – острую капусту с перцем, чесноком, луком, морковью и редькой. Кимчи подают как закуску и самостоятельное блюдо, которое ест каждый житель КНДР от мала до велика. Кимчи для корейцев – это блюдо, без которого ни одно застолье не обходится. Для кимчи кочаны листовой корейской (пекинской) капусты делят на листья, заливают их холодной водой  и оставляют на ночь. Потом их отжимают и обильно прослаивают толчеными, перемолотыми или мелко нарезанными чесноком, луком, имбирным корнем и острым красным перцем, заливают рассолом и кладут под гнет на неделю. При подаче на стол кимчи нарезают квадратиками. Корейцы уверены, что кимчи появилась еще в VII веке и сейчас насчитывает до двух сотен разновидностей. Все, что растет, можно положить в кимчи: папоротник, тыкву, баклажаны, редис и прочую флору. Главное, чтобы был перец. Блюдо считается полезнейшим, так как витаминов там хоть отбавляй, а перец расщепляет жиры, благотворно воздействует на сосуды и дает бой простуде.

 

Киму в КНДР жить хорошо

А пока ООН, Россия, Южная Корея и Япония продолжали поставки, вождь жил в своей засекреченной резиденции. Лидер Страны утренней свежести свои трапезы достоянием общественности никогда не делал и свою личную жизнь скрывал, как мог. Вообще, такие закрытые от глаз мировой общественности деятели, как правитель Северной Кореи, в мировой истории встречались редко. Но это первое лицо государства переплюнуло всех. Оно и к своим-то соотечественникам не часто являлось на рандеву, так чего уж говорить о посещении других стран. 

Соотечественники были не в курсе, есть ли у их лидера семья, дети и как он проводит время, когда не занят заботами о своем народе. Если Ким Чен Ир выезжал за рубеж, то об этом мало кто был информирован, и о визите северокорейского вождя в основном узнавали уже после шапочного разбора. Сын великого Ким Ир Сена, как и его отец, пропагандировал изоляцию Северной Кореи и «опору на свои силы» и первое время вообще не появлялся на людях, пока вся власть не сосредоточилась в его руках и подданные не стали смотреть на него как на «великого продолжателя великих дел своего величайшего отца».

Однако от людей даже в КНДР не скроешься.  Как водится, поползли слухи. А тут еще и личный повар Великого руководителя, отправленный за икрой морского ежа в Японию, бежал к недругам и оттуда разразился градом мемуаров.

Повар вспоминал, что Ким Чен Ир любил вкусно поесть и заказывал не только родимую корейскую еду, вроде супа из морской капусты, но также отдавал должное всяким враждебным закускам. Например, руководитель так горячо полюбил итальянскую пиццу, что в КНДР был выписан мастер по ее приготовлению, обучивший местных кулинаров своему искусству. Кстати, этому мастеру тоже было что вспомнить. По его словам, корейские кулинары настолько ответственно подходили к делу приготовления пиццы для Великого руководителя, что не только записывали каждое его слово, но и измеряли линейкой расстояние от оливки до оливки. 

Любил Ким Чен Ир и сашими, да не простое, а такое, чтобы рыбка на его столе хвостиком била и плавниками шевелила. Повар должен был разделать ее настолько филигранно, чтобы не повредить все важные жизненные органы. Рис тоже руководителю подавали не абы какой, отбирая все рисинки одинаковой формы и размера и заготавливая дрова для его варки только на горе Пэкту. Это самая высокая точка Кореи, святое место, где по преданиям находился лагерь Ким Ир Сена во время антияпонской борьбы и где в годы младенчества жил сам Ким Чен Ир, партизанский сын. Воду для варки риса брали там же, из не менее святого источника. Если руководитель КНДР желал отведать иноземщины, его пожелание выполнялось незамедлительно. Как-то раз повар слетал в Токио, чтобы привезти из магазина деликатесов рисовое печенье с начинкой из полыни. 

Говорили, что и печеньки, и перелет потянули на кругленькую сумму, но пожелание первого лица государства обсуждению не подлежит. Или просил Ким Чен Ир, например, копченого кролика по древнему китайскому рецепту. С живого кролика надо было содрать шкуру, втереть в мясо маринад из соли и специй, подержать под прессом, а потом коптить на едва тлеющем костре из сосновых дров с примесью камфары и листьев кипариса. 

«Он был гурманом и любил пробовать новые блюда, но при этом всегда имел при себе личную аптечку. Я думаю, там были лекарства для сердца, печени, желудка и так далее. Повара знали, какие продукты доктора ему запретили, но он не мог удержаться, чтобы не есть скумбрию и тунца. Он отдавал мне такие распоряжения по-английски, чтобы никто вокруг не понял» 


Повар Ким Чен Ира говорил, что ему было очень приятно готовить для человека, который мог есть полюбившийся ему суп из акульих плавников прямо из супницы. Для супа нужны были плавники сельдевой, серой, голубой или рифовой акулы. Если суп варили из сушеных плавников, то их вымачивали в течение суток, постоянно меняя воду, а потом варили три часа вместе с имбирным корнем. Мясо и кожу с плавников снимали и выкидывали, оставляя только золотистые хрящики. Их необходимо было проварить с имбирем и луковицей пять часов, слить бульон и проварить еще пять часов. Потом их заливали куриным или говяжьим бульоном, добавляли мелко нарезанную курятину или говядину, проваривали полчаса, солили, посыпали мелко нарубленным луком и подавали на стол. Такой суп из акульих плавников был похож на золотисто-коричневое желе.

Американский психиатр, бывший директор службы личностного анализа и политического поведения при ЦРУ США Джеральд Пост в интервью Los Angeles Times однажды сказал: «Так, как готовят еду Киму, готовят только богам». За свой труд повар получал несколько тысяч долларов, жил в великолепном доме и имел в гараже  несколько иномарок.

 

Многая лета, пляски и путешествия

Для исследования полезности для руководителя тех или иных продуктов и анализа их вкусовых качеств в семидесятые годы прошлого века был создан целый институт, штат которого насчитывал две сотни человек. Говорили, что морепродукты для Ким Чен Ира везли из Японии, икру – из Ирана, папайю и манго – из Малайзии и Таиланда, виноград и дыни – из Китая, а пиво – из Чехии. Кроме того, в институте занимались вопросами долголетия, исследуя целебные качества печени синей акулы и львиного мяса. Надо отметить, что, видимо, исследования дали сбой, раз руководитель КНДР в семьдесят лет умер предположительно от сердечного приступа.

obxod.jpg

Сам вождь мыслями о здоровье не особенно заморачивался, предпочитая лакомиться деликатесами от души и весить девяносто килограммов при росте чуть больше полутора метров. Кроме того, Ким Чен Ир любил затянуться английскими или японскими сигаретами, прикупить «Хеннесси» на полмиллиона долларов или отличного французского красного вина и поездить в личных бронированных лимузинах с бесшумным ходом. Автопарк дорогого вождя насчитывал тысячу машин, а в винном погребе хранился запас из десяти тысяч коллекционных  вин и других спиртных напитков.

Но на вопросы обивавших пороги КНДР журналистов Ким Чен Ир обычно скромно отвечал, что привычки и запросы у него самые что ни на есть простецкие. «Я больше всего люблю идти в гущу народа и военнослужащих, проводить время вместе с ними. Забочусь о них, задушевно беседую и разделяю с ними радость и горе. И еще: я люблю чтение и музыку. Для меня книга и музыка – это «пища» для нашего дела, это вся жизнь». Однако с помощью все того же повара выяснилось, что руководитель не все время сидел с томиком в руках, но и любил порой, когда перед ним выплясывают танцовщицы. Да еще и голяком. 

Своих, корейских, на такое дело подписать было затруднительно, не убивать же их потом, в самом деле. А вот иностранные танцорки пришлись весьма ко двору. Хоть секса в КНДР и по сей день нет, но Ким Чен Ир в этом приятном деле, как говорили, отказать себе никак не мог. Ну да это все лишь разговоры доброхотов. Оболгать первое лицо любого государства охотников много, но в Северной Корее о таком не то что сказать, подумать до сих пор боятся. А иначе загремишь в трудовой лагерь или вообще исчезнешь с лица земли. По официальной, северокорейской версии, вождь свое свободное время проводил среди военных, укрепляя мощь страны и даже отметил с ними свой день рождения. Скромно, по-солдатски, с простыми блюдами из картофеля.

Когда необходимость приподнять железный занавес становилась острой, Ким Чен Ир садился в свой личный поезд и отправлялся налаживать отношения с дружественными странами. В одном из вагонов обычно ехали два автомобиля, в которых северокорейский вождь собирался разъезжать с визитами.

Ким Чен Ир несколько раз был в России и  совсем недавно, в августе 2011 года, путешествовал по Дальневосточному и Сибирскому федеральным округам. Во время визита он захаживал в супермаркеты, приценивался к растительному маслу и балыку, восторженно отзывался о сале, пельменях, соленых огурцах, черном хлебе и благодарил Дмитрия Анатольевича за теплый прием и гуманитарную помощь в пятьдесят тысяч тонн зерна. Вождя на российской земле потчевали камчатским крабом с авокадо и лаймом, мясом рака с зеленым салатом и трюфельным соусом, блинами с кетовой икрой, бульоном с пельменями из говядины, филе омуля со свежей зеленью, вялеными томатами и соусом из тимьяна, телятиной на кости с овощами-гриль и соусом тар-тар. На десерт главам государств подавали свежие ягоды в карамели из меда с мороженым.

Возвращаясь из поездок домой, вождь традиций не ломал, продолжал жить как жил, лакомился любимыми блюдами и не уставал повторять при всяком удобном случае, что «если его народ будет валяться в пыли, то и я буду валяться в пыли».

Автор: Инна Садовская

фото: POLARIS/EAST NEWS; LEGION-MEDIA

Похожие публикации

  • И всюду страсти роковые
    И всюду страсти роковые

    О положении дел в мире нескучной классики рассказывает в интервью в четырёх актах один из ведущих российских опероведов Михаил Мугинштейн

  • Принц в королевстве менеджеров
    Принц в королевстве менеджеров
    Умение создать свой собственный миф, сотворить из себя легенду – талант редкий, владеют им единицы. Например, Николай Цискаридзе
  • Грудь как зеркало мировой моды
    Грудь как зеркало мировой моды

    Мода — это диалог, где вместо слов — шарфы, сумки, принты, длина юбки. Это мир знаков, намеков, сигналов, которые одни посылают, другие расшифровывают, иногда бессознательно. Но самым «горячим» сигналом моды всегда была обнаженность. О том, как она работала в ХХ веке, рассказывает аналитик моды Андрей Аболенкин. 

Merkel.jpg

redmond.gif


blum.png