Радио "Стори FM"

Каждое лето, собрав в охапку меня, сестру и чемоданы, родители отправлялись куда глаза глядят. Причём однажды – в самом прямом смысле этого выражения, – не доехав до конечного пункта, неожиданно вышли на случайном черноморском полустанке. Покорили родителей не открыточные виды, а слонявшаяся вдоль моря бродячая стая чистокровных пойнтеров и сеттер-гордонов. «До войны у князя псарня была. Это потомки», – объяснил невозмутимый армянин, у которого мы сняли комнату.           

Невозмутимого армянина все звали Ной. Потому что жившие в этих краях народы сошлись в его семье в причудливой, особенно сегодня, комбинации: жена – абхазка, невестка – русская, зятья – грузин, осетин и еврей. До большой крови, которая тут прольётся, оставалось десятилетие, а пока она била фонтанами лишь в рассказах старожилов о кровной мести да на железнодорожных путях, вдоль которых тянулась наша улица. Чуть ли не ежедневно под колёсами проходящих поездов гибли заблудшие Анны – так здесь называли расстававшихся с жизнью то ли по глупости, то ли по курортной беспечности свиней, что указывало на знание русской классики их хозяев.

И тогда вечером в дверном проёме образовывался Ной с деревянным жбаном в руках и выразительно смотрел на папу: «Ещё одна Анна… того... Шашлык кушать будете»? – и призывно стучал по деревянному жбану.

Однажды Ной появился против обыкновения с утра. Мы собирались на пляж. Помолчав для приличия, весомо обронил: «Автандила спасать будете?»  Автандил – это сосед Ноя, «хороший человек, сидел…» – так охарактеризовал его наш хозяин, когда переодевавшаяся мама обнаружила в окне два искрящихся мужских глаза.

Операция по спасению Автандила привела в суд Ноя, его жену, их сына, дочерей, невестку, зятьёв, и в придачу нашу, никогда ни в чём подобном не участвовавшую семью. Начальника отдела сбыта чаеразвесочной фабрики обвиняли в том, что ради личной выгоды он cнова подмешал в сортовой чай сено. Автандил отрицал только личную выгоду, при упоминании же сена застенчиво тупился. Слово попросил Ной: «Автандил не виноват. Он – жертва истории. В наших краях чай никогда не сажали, да, Миша? – Ной искал подтверждения cвоей правоты у моего отца как у лица незаинтересованного. – Последний царь Николай так и сказал: нельзя из нас делать колонию! Мы – не Индия, а Россия – не Англия. А вот Сталин велел сажать, да, Миша?» По всему выходило, что только этот политический кунштюк и сделал Автандила рецидивистом…                                                                       

С тех пор прошла целая жизнь, и, к сожалению, не одна… Но я всегда буду благодарна родителям, потащившим нас в тот жаркий день вместо пляжа в душный зал суда, чтобы мы почувствовали разницу – между возможностью проживать, пусть и недолго, ещё одну, незнакомую, но увлекательную жизнь, и банальным ничегонеделаньем на пляже, о котором забываешь сразу же по возвращении домой. 

Похожие публикации

  • Михаил Осокин:
    Михаил Осокин: "Штурмшарфюрер Джаггернаут Упандхьяя"
    В США решили снять сериал о Субхасе Чандре Босе, индийском политике, который боролся за независимость страны в то время, когда Индия была британской колонией. И этот сериал, если он будет описывать реальные события, обещает зрителям невероятные повороты сюжета и самые удивительные приключения главного героя во время Второй мировой войны.
  • Молчание Мерседес
    Молчание Мерседес
    Габриэль Гарсия Маркес вспоминал своих шлюх. Теперь мы вспомним его женщин
  • Миф о холестерине
    Миф о холестерине
    А вы давно сдавали кровь на холестерин?.. Как же так! Ведь холестерин убийца номер один. Он же откладывается на стенках сосудов! Это всем известно. За последние полвека нам об этом все уши прожужжали. И всё оказалось совсем наоборот...
Merkel.jpg

redmond.gif


blum.png