Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Русская Золушка

Русская Золушка

Препаратор медийных пузырей, заядлый провокатор и защитник масс-культа Александр Шабуров наконец-то разобрался с архетипом русской Золушки. Перед вами – сценарий сериала по мотивам жизни прославленной фотомодели Натальи Водяновой.

МЕЧТА О СОЦИАЛЬНОМ РЕВАНШЕ

В стародавние времена, на переломе «шоковой терапии» и быстро пролетевшей «путинской стабильности», я дефилировал по Патриаршим прудам с американским профессором, а в прежней ипостаси – моим земляком, сбежавшим из нашей страны в период так называемой «колбасной эмиграции». Всякий раз бесконфликтного общения нам хватает дня на три, после чего мы ссоримся по случайному поводу, с разных кочек взирая на оставленные им и опекаемые мною родные осины.

На этот раз Марк наводил ревизию российским телесериалам. Нравоучительствовал: любой американский масс-культурный продукт построен по «Морфологии сказки» Владимира Яковлевича Проппа, а наши, как всегда, не догоняют.

– А ведь рецепт успеха прост! Открываешь Афанасьева (или братьев Гримм, если ты «западник») и пишешь нечто псевдодокументальное на основе первой попавшейся сказки. Например, «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что…». 

Писать надо психологично, но без психоанализа. Сюжетно, но мотивированно. С реалистическими подробностями, но без детализации. И мата поменьше, это тебе не «Новый мир»! На дворе – рынок и коммерция. Поэтому надо определяться на пороге, что будем писать – боевик или мелодраму, амбивалентность не проканает. И отвлекаться от сказочного сюжета нельзя ни на шаг!..

Я отвечал, что со сказочными сюжетами в России и так полный порядок. И с осмыслением текущей реальности наша массовая культура тоже вполне справляется. Посмотри лучше, какие актуальные мотивы туда вплетают. Любой, самый халтурный сериал – про то, кто мы такие, откуда и куда идём. Отсюда – демонизация советского прошлого. И соотнесение себя с западной или с дореволюционной культурной традицией.

Вместо «Чапаева» – «Адмиралъ», вместо «Неуловимых» – «Господа офицеры». Уже сняли ремейки «Красотки», «Рэмбо»  и «Коммандо» (с М. Пореченковым вместо А. Шварценеггера). Есть свои «Принц и нищий» (переродившиеся во «Внучку президента»). Дважды осовременили «Анну Каренину», по разу – «Старика Хоттабыча» и «Дубровского». Уже и на советское наследство покушаются!..

Но самые навязчивые сюжеты новейшего времени – «Граф Монте-Кристо» (он же «Фаворский», «Крестовский» и «Граф Монтенегро») – о том, как герой пережил 1990-е и вернулся всем чучу отчебучить, – и «Золушка» (она же упомянутая «Красотка», «Моя прекрасная няня» и «Принцесса на бобах») – о том, как простолюдинка женила на себе миллионера. Искусство заделывает образовавшуюся социальную брешь. Каждому хотя бы символически охота перенестись из грязи в князи и показать всем, где раки зимуют. А назад, в грязь, не хочется.

А сказки что? При переписи населения у нас и так многие записались в эльфы. Кино переводит Гоблин. Политэмигрант Березовский – эталонный Волан-де-Морт. А самая известная Золушка – Наталья Водянова. Которая торговала бананами, а потом – р-раз! – и вышла замуж за принца…


МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА-2

Поэтому, когда мне предложили препарировать Наталью Водянову, я не особо сопротивлялся. Мне доверяют только самые трудновыполнимые задачи, на которые не всякий бумагомарака способен. Поручают проткнуть гвоздиком очередной медиа-пузырь и проверить, есть ли там хоть что-то внутри?

Вот вам информация для интерпретации.

Настоящая фамилия Водяновой – Водянова. Выросла она не в Нижнем Новгороде, а в Горьком (как он тогда назывался). В детстве помогала маме торговать на базаре. Воспитывала сестру-инвалида. Потом стала моделью. Переехала за кордон. Начала печататься на самых модных обложках и работать с самыми известными брендами. Была их официальным лицом и телом. Вышла замуж за английского аристократа. Развелась. 

После трагедии в Беслане организовала благотворительный фонд, вовлекающий детей в игру и отвлекающий их от жизненных драм. Установила по России сто детских площадок. Снялась в кино в роли горгоны Медузы. После того как её сестру на родине выставили из кафе, призвала бережнее относиться к больным согражданам. Наконец, вышла замуж вторично. В двух браках родила четверых детей. За одно это заслуживает уважения...

Только здесь читатель зевает от скуки и захлопывает журнал!

То, что наша героиня модель, ничуть не упрощает задачу. Актрисы и манекенщицы мелькают в журналах куда чаще путевых обходчиц и школьных уборщиц (точнее, последние там совсем не появляются) и давно уже не воспринимаются в качестве живых людей. Понятно, что не их в том вина!.. К тому же актрисы хотя бы разговаривают, а модели ходят и молчат. А если служат лицом благотворительных организаций, тем более воздерживаются от неосмотрительных заявлений…

Что делать?

Проще написать биографию с чистого листа! Всё равно про настоящую Наталью Водянову мы ничего не узнаем. И не потому, что пиар-менеджеры отфотошопили её так, что до реальных родинок не докопаться. А потому, что сказочные архетипы застят нам глаза. Вот и американский профессор подтвердит! А посему обратимся к жанру телесказки. Вуаля!

Сериалы про Есенина, Маяковского, Брежнева, Фурцеву, Пугачёву, Зыкину, Пьеху, Круга, Лугового, хоккеиста Фетисова и «Ласковый май» у нас уже сняли. На очереди – шансонье Аркадий Северный и поэт Белла Ахмадулина (которых сыграют, понятно, Е. Миронов и Ч. Хаматова). Если в названии нет фамилии – «Зоя», «Людмила» или «Звезда эпохи», – значит, продюсерам не удалось договориться с прототипами или их наследниками и можно забыть о фактах. А наша героиня будет и вовсе безымянной!


МЕТОД АЛЕКСАНДРА ДЮМА

Чтобы не напрягать свои полузасохшие мозги, я собрал в кафе двух друзей-сценаристов – Андрона и Пашу, – которые, побрюзжав на свои обычные темы (на будущий год у телеканалов совсем нет денег, весь наш прокат принадлежит америкосам, всё отечественное кино – г… и окупается только на один процент), за десять минут наговорили мне синопсис.

– Главное, – объяснил Андрон, – определить жанр, наше отношение к протагонисту и почему зрителю это должно быть интересно.

– Почему?

– Потому что мы покажем звезду как обычную бабу!..

Затем нужно привести «референсы» (примеры подобных сюжетов): «Золушка», она же «Красотка», «Аленький цветочек», он же «Красавица и Чудовище». Плюс миф об Амуре и Психее, он же «Пигмалион».

Наш жанр – «ромком» (романтическая комедия) с элементами «экзиспута» (экзистенциального путешествия). То, что модели молчат, компенсируем вставными историями. Каждый день героиня переезжает на новое место, но повсюду происходит одно и то же. К ней пристаёт очередной эмигрант и предлагает рассказать душещипательную историю про жизнь на чужбине…

– Давай добавим эпоса и пафоса, – просыпается Паша, – как в «Бригаде» или в «Трёх мушкетёрах». Чтоб фоном шла большая история! К примеру, приезжает героиня в Москву, а мимо неё Чубайс несёт коробку из-под ксерокса!..

– А это не перебор? – спрашиваю я, припоминая завет заокеанского профессора.

– Не дрейфь! Если надо, приплетём сюда динозавров, египетских мумий и космических пиратов! – говорят они хором. – Всё закольцуем и запараллелим. А там пусть редакторы сокращают!

Конечно, куда удобнее нам было бы перенести действие в сталинские времена. В них сокрыт бездонный резервуар отечественного драматизма!

Я самолично видел (правда, краем глаза) телесериал про маршала Жукова, весь сюжет которого строился на том, что у него были жена и любовница. А его генералиссимус двенадцать серий думал, как бы их разлучить. За одно это бедных актёров пора объявлять великомучениками! А то у многих из них, за что они ни берутся, всякий раз только лагерные шныри получаются...

А ведь как было бы хорошо!..

Чёрным-пречёрным вечером по чёрному-пречёрному городу ездит чёрный-пречёрный автомобиль, в котором сидит нарком Берия. Вместо того чтобы курировать наш ядерный проект, он выискивает, кого бы ему изнасиловать. Взгляд его падает на пионерку, укутанную в бабушкину шаль. Она шагает на рынок продать последнюю ёлочную игрушку, чтобы купить сестре и маме хлеб и молоко… Чёрная-пречёрная дверь медленно-премедленно открывается, оттуда вырывается адское пламя и высовывается ржаная краюха... Однако в самый последний момент девочка замечает бериевские рога и копыта и улепётывает. 

Понятно, что изо всех щелей, как тараканы, сразу выскакивают люди в чёрном и несутся за ней. Но каким-то чудом дитя оказывается у дверей «Спасо-хауса». Оттуда доносятся смех и джингл-беллз. Белая дверь открывается быстрее, за ней – лучезарная улыбка жены американского посла (от её лица ведётся дальнейшее повествование). Ненадолго героине всё же придётся попасть в ГУЛАГ. Но вскоре её так же немотивированно реабилитируют, и вот уже она бежит на высоких каблуках по заснеженному полю...

«А тем временем, – гласит титр, – в советских лагерях оставалось ещё 150 миллионов невинно осуждённых людей». Одна беда – это уже многократно повторено до нас (см., например, фильм «Внутри вихря» по «Крутому маршруту» Е. Гинзбург).

Поэтому придётся напрячь извилины…

Поехали!


МАЛАЯ РОДИНА

На гербе Нижнего Новгорода – олень. Когда-то здесь находилась ночлежка, описанная М. Горьким в пьесе «На дне». Рядом родился пилот П. Нестеров, автор «мёртвой петли». Неподалёку жил в ссылке «отец советской водородной бомбы» академик А. Сахаров (после чего Горький хотели переименовать в Сладкий). Все прочие знаменитости отсюда уезжают, благо до Москвы всего пять часов езды. Туда уже переселилась телевиджей Аврора и поглядывает журналист Е. Лавлинский (будущий писатель Захар Прилепин). Там же установили предназначавшийся для Нижнего памятник Минину и Пожарскому. Зато Кремль, разрушенный в войну, восстановили. Хотя все прочие стены в городе не красили почти полвека, отчего они поражают пуще творений абстрактных живописцев. В Кремле есть музей, где выставлена кустодиевская «Русская Венера».

Наша героиня на Венеру не похожа. Она тощая и пучеглазая. Гадкий, как говорится, утёнок. Одета словно Элиза Дулиттл. На её покрасневших руках – драные варежки. Её маме вот уже три месяца задерживают зарплату. Ещё у неё есть больная сестра, которой нужен постоянный уход. Ухаживают за сестрой героиня и мама по очереди. Одна остаётся дома, другая едет на рынок, покупает коробку бананов, после чего продаёт их поштучно на центральной пешеходной улице под названием Покровка.

Чем болеет сестра, никто не знает. Однажды мама героини оставила сестру во дворе под присмотром соседки. А той было наплевать. Сестра забрела на недостроенную детскую площадку и упала в яму. Соседка спрятала ленту, ограждавшую котлован, и обвинила во всём гастарбайтеров Ашота, Аслана и Азамата. Заступиться за них некому, по-русски они ни бельмеса. Сестра с тех пор тоже не говорит и не ходит. Денег на её лечение нет.

«Лихие девяностые» не сулят нашей героине ничего хорошего. Мужчинам предлагается россыпь новых социальных ролей: брокер, бандит, кришнаит, гомосексуалист, рок-музыкант и андеграундный художник. А женщинам всего две – «челнок» (так называют тех, кто возит пуховики из Китая) и «интердевочка» (этой профессии обучает одноимённый популярный фильм). Статистика уверяет, что пятьдесят процентов выпускниц нижегородских школ собираются стать «интердевочками». Слава богу, у нашей героини на кино денег нет. Поэтому она мечтает стать моделью (как на обложках журналов в соседнем ларьке).

Пока же окружающие обижают героиню и даже бьют. Чтобы отойти на минуту, она просит соседского мальчишку присмотреть за её бананами, а вернувшись, видит, что тот их продал! После чего, катаясь по снегу, пытается отобрать у него выручку и теряет варежку.

Одноклассницы дразнят её за высокий рост, а преподаватели не понимают, почему она прогуливает школу. Однажды учительница английского приходит к ней домой, узнаёт про её семейные обстоятельства и начинает подкармливать, а также учить языку. Она же даёт героине билет в новую жизнь – объявление о наборе в московское модельное агентство.

– Стоп-стоп-стоп! – уточняет Паша. – Это хорошо, что доброй феей у нас стала учительница. Только героиня до самого последнего момента должна оставаться лохушкой и лузершей, чтобы вызывать сочувствие, и победить обидчиков в самом конце!..


МОСКВА

Поэтому в Москве героине – увы! – тоже ничего не светит.

Она считает себя уродиной и не верит, что победит. Поэтому, даже не узнав результата кастинга, собирается ехать домой. Однако на вокзале её встречает всё та же добрая учительница, которая приехала сюда на переподготовку. Берёт героиню за руку и отводит назад в агентство.

Теперь она – настоящая модель! Теперь у неё есть «бук» и «лук». Дефиле, портфолио, ваучеры и контракты. Но жизнь модели – совсем не сахар! Во-первых, жрать ничего нельзя, точно так же, как во времена её голодного детства. Во-вторых, невидимая миру фэшн-дедовщина! Её новые подружки гнобят друг дружку, как в фильмах про балет или кабаре. Подсыпают в туфли битое стекло, прячут наряды, ломают молнии на одежде и подпиливают каблуки. В результате героиня всякий раз выходит на подиум с опозданием, за это её штрафуют. Жаловаться бесполезно. Ей даже поговорить не с кем. Люди в Москве – как бездушные манекены…

Москву расписывать особо не будем. Это яма побольше той, куда свалилась её сестра. По Белому дому стреляют танки. В метро – взрывы. На Тверской топчутся путаны, блуждают шахидки, суют рекламу бомжи, переодетые мишками и утятами. Мимо на чёрных «бумерах» проносятся братки. Над всем этим возвышается огромный бронзовый Пётр I, якобы переделанный из статуи Колумба и отвернувшийся от Кремля. Чиновники смеются над предложением бывшего нижегородского губернатора, а ныне вице-премьера Б. Немцова пересадить их на отечественные автомобили. В телевизоре плачет президент Б. Ельцин, который просит у страны прощения, а телекиллер С. Доренко мочит мэра Ю. Лужкова…

Люди здесь общаются по-другому. В Нижнем все встречались без особой на то причины. В Москве – только по делу. «Когда мы сегодня увидимся?» – «Зачем?» – «Ну, зачем-нибудь…» – «Ну, когда-нибудь увидимся...»

В Нижнем все собирались дома на кухнях, на рестораны денег не было. Тут все живут в Бутове или Бирюлёве, а видятся в так называемых клубах…

– Здесь нужна первая вставная история про миграцию! – заявляет Андрон. – Для начала из Нижнего в Москву…

В клубе героиня натыкается на свою землячку Аню. В Нижнем той все завидовали – она уже встретила главную любовь своей жизни!  Все знали, что в Москве у неё есть жених. Это архитектор Аркадий, приезжавший в Нижний строить «Макдоналдс». Я не выдумываю, так всё и было! 

Он давным-давно вернулся в Москву, но Аня рассказывает подругам, что по окончании университета она сразу же переедет к этому Аркадию. Домашнего телефона у неё нет, сотовые пока не у каждого, поэтому она самолично звонит жениху раз в неделю. Наконец, объявляет о своём приезде… Но оказывается, что Аркадий даже не подозревает о её планах. И что он женат. Правда, жена его уехала на неделю в Анапу, поэтому Аня может эти дни пожить у него (при условии, что не будет отвечать на телефонные звонки). Вернуться в Нижний ей нельзя, потому как она назанимала там денег… «Представляешь, – жалуется Аня, – огонь моих чресел спит в соседней комнате и не проявляет ко мне ни малейшего интереса!»

– Потянет? – спрашивает Андрон Пашу.

– Потянет!


ЗАГРАНИЦА

Рано ли, поздно ли героиня попадает за рубеж.

Про безответную любовь россиян ко всему заграничному и вытекающую отсюда «смесь французского с нижегородским» знают все. В Нижнем любая парикмахерская испокон века именовалась «Марселем» или «Куршевелем». А потом выяснилось, что Европа для русского человека – одна лишь фантазия (как писал Ф. Достоевский). И там своих проблем хватает.

Московские подруги, подсыпавшие нашей героине в туфли стекло, хотя бы походили на людей. А после того, как она ободрала об их макияж свой маникюр, полюбили её как родную. Теперь её окружают антропоморфные биороботы – Линда Евангелиста, Синди Кроуфорд и Наоми Кэмпбелл. Они заполонили все топы и тренды. Но наша героиня бесстрашно идёт на таран, да так, что от ветеранок подиума летит штукатурка…

Казалось бы, Париж – это «праздник, который всегда с тобой». Здесь когда-то жил Шарль де Бац д’Артаньян. Здесь происходит действие мюзикла «Нотр-Дам». Здесь придумали слова «шваль», «шаромыжник» и «шантрапа». Здесь изобрели коммуну, нацию и консервы. Здесь написали энциклопедию, в которой евхаристию обозвали «каннибализмом». Здесь зачем-то штурмовали Бастилию, в которой на тот момент находилось семь узников, а дедушку, вынесшего ключи от крепости, разорвали на части. 

Зато в другой раз за одну Варфоломеевскую ночь убили и скинули в Сену ни много ни мало тридцать тысяч человек. Здесь же угробили британскую принцессу Диану, над местом гибели которой теперь горит факел из нержавейки. А в киосках безнаказанно продаётся богомерзкий журнал «Шарли Эбдо».

Первая встреченная героиней соотечественница Нонна открывает ей страшный секрет:

– С женихами здесь затык! Все местные мальчики постоянно пребывают в «депрессии», оттого каждый день жрут «антидепрессанты» и говорят, что они «бисексуалы». А по-нашему, все они психи, наркоманы и гомосеки. Хотя, если их на зиму переселить за Урал, в избушку с удобствами на морозе, где им придётся по утрам разгребать снег лопатой, все их заморочки как ветром сдует!


ЕЩЁ ЗАГРАНИЦА

В глазах героини мелькают города и подиумы.

Нью-Йорк – «город контрастов». Отсюда АНБ следит за мобильником Ангелы Меркель, ФРС и МВФ доят весь мир, поставляя взамен «грязные зелёные бумажки», а ЦРУ управляет тайными тюрьмами и экспортирует «оранжевые революции». Однако улицы здесь совсем не убирают. Мусор в мешках сваливают прямо на тротуары. Героиня удивляется, за что ругали мэра Москвы Ю. Лужкова, который безуспешно, но беспрестанно драил столичные автотрассы. 

На месте башен-близнецов – большая яма под названием Гранд-зеро. Окрестные жители рассказывают, как они глотали пыль и как их не пускали домой, переселив на месяц в отели. Модные отели тут выглядят старыми и тусклыми развалюхами. В модных ресторанах невозможно разглядеть, что ты ешь. Ей объясняют: это самый шик, небоскрёбы мы и так каждый день из офисов видим! Карл Лагерфельд напоминает напомаженного гамадрила. На океанской набережной в русском районе Брайтон-Бич сидят старички с транзисторами и слушают «Эхо Москвы»:

«В Москве – весна! Из почек вылупились первые листочки! На Донском кладбище перезахоронили прах генерала Деникина! Следующие на очереди – Корнилов и Колчак!»

– Мы тоже готовы вернуться, – признаются старички, – но только если всех ваших преступников наконец осудят!

 Героиня сначала не понимает, о чём речь, потому как на её родине выросло новое поколение бандитов, именуемых «приватизаторами».  А потом догадывается, что те говорят про партийных функционеров сталинской поры.

Здесь же она встречает отца. Отец её – художник-авангардист, когда-то сбежавший из семьи за рубеж. Сначала он втайне от жены продал мастерскую, чтобы эмигрировать в Канаду. Но фирма, обещавшая его вывезти, прикарманила деньги и испарилась. Тогда он нашёл канал натурализации в США. 

По приезде его встретил босс, который отобрал у него паспорт, выдал велосипед и заставил год батрачить на своей автозаправке. Все местные кадры – с высшим образованием: бывший секретарь райкома комсомола Михаил Борисович, главный инженер оборонного завода Степан Петрович и священнослужитель о. Иоанн. Через полгода отец попытался забрать свой паспорт, но не тут-то было. Ему сказали:

– Уговор есть уговор! Хочешь бузить?

Вечером неизвестное авто с тонированными стёклами сбило его в кювет. Велосипед ремонту не поддаётся. Оставшиеся полгода он ходил на работу пешком. Потом переехал в Нью-Йорк. И теперь работает почти по специальности – смешивает колера в строительной фирме. Английский так и не выучил.

«Заграница-заграница, как тут не напиться?» – поёт по местному телевизору эмигрантский бард в кожаной кепке.


ОПЯТЬ ЗАГРАНИЦА

Лондон – «столица мира» в совсем уж древние времена. Поэтому всё здесь по российским меркам миниатюрное. Гостиная Шерлока Холмса на Бейкер-стрит раз в десять меньше, чем в нашем телесериале. Тепло и воду английские скряги экономят. Умываются, заткнув раковину пробкой. Зимой можно встретить пешехода в рубашке. По версии некоторых наших конспирологов, Россия – всего лишь британская квазиколония, поле тайной борьбы США и Великобритании. 

Именно здесь придумали профсоюзы, парламент и метрополитен. А когда от Темзы стало вонять так, что депутаты захотели перенести парламент, оказалось, что дешевле изобрести канализацию. За парламентом – копия роденовских «Граждан Кале». На Вестминстерском аббатстве – борец за права афроамериканцев Мартин Лютер Кинг. Неподалёку стоит премьер У. Черчилль, который 1 июля 1945 года собирался по примеру Гитлера напасть на нашу страну, но не сумел победить на выборах. Рядом, в посольстве Эквадора, живёт основатель «Викиликса» Джулиан Ассанж.

Здесь героиня знакомится с очередной бывшей россиянкой и выслушивает ещё одну душещипательную историю. Маша училась в университете, где полюбила преподавателя Федю. Федя ради неё бросил жену. Но мама Маши сказала:

– Зачем тебе старик? Ты должна выйти замуж за форина!

«Форины» – это иностранцы. И Маша нашла себе англичанина. Но вот незадача – Том любит Россию. Здесь ему интересно, и возвращаться в Англию он не хочет. Тогда Маша просит познакомить её с его родителями. Они едут в Дартмур, где Маша ломает ногу. Потом рожает Тому ребёнка. Потом ломает руку. Потом рожает второго ребёнка. В свободное время гуляет по дартмурским болотам. Так проходит несколько лет, пока она не перестаёт болеть «воспалением хитрости»... 

И тогда Том всё-таки увозит её на родину, потому что получил грант для написания биографии мэра Москвы Ю. Лужкова. Но, когда они приезжают, того мэра снимают с поста. Ещё вчера их встречали бы хлебом-солью, а сейчас они никому не интересны. Маша на неделю вернулась в Великобританию, чтобы забрать детские подгузники, и не знает, как быть дальше.

– С Федей мы теперь живём в одном городе, но общаемся только по скайпу. Если я вижу его воочию, то не могу сдержать слёз…

В Лондоне главная героиня наконец-то встречает свою любовь. Иностранца на иноходце. Зовут его Редьярд или Реджинальд.

– Почему на иноходце? – спросили мы Пашу.

– Пусть он сшибёт её на лошади! У меня есть подходящая история, которую ей могут рассказать в больнице, где Реджинальд станет её навещать...

Ещё одна эмигрантка, Таня, бросила своего мужа Ильдара и уехала к безымянному голландскому – почему-то опять – архитектору. У того была конюшня. Или, во всяком случае, кобыла. Каждое утро Таня гарцевала на ней по окрестным лугам, а однажды пришпорила её, чтобы пуститься вскачь. Но лошадь ненароком уронила наездницу и даже наступила ей на лицо копытом. Лицо, конечно, отреставрировали. Только Таню теперь не узнать…

– Тьфу ты! – возмутились мы с Андроном. – Давай ничего такого в нашем сериале не будет! Предложи что-нибудь более романтичное!

– Сперва она должна его отшить! – говорит Паша. – Он привык соблазнять кого ни попадя, направо-налево, а тут получает от ворот поворот.

Героиня возмущена:

– Думаешь, если ты голубых кровей, тебе всё позволено?!

Он обижен не меньше. И даже заключает пари, что соблазнит её не позднее католического Рождества. В противном случае он женится на ней! Обхаживает её и так и эдак. Но не тут-то было! На-кася – выкуси, как говорится! Приходится жениться. Весь Лондон на ушах и без ума от нашей героини. В ней видят реинкарнацию принцессы Дианы.

Но выясняется, что этот Редьярд совсем не принц, а седьмая вода на киселе. Внучатый племянник виконта. Хоть и Honourable («досточтимый»), но практически джентри. В России это всё по барабану! Своих виконтов у нас никогда не было, а прочих дворян давно повывели…

Но героине нравится быть «достопочтенной». Первый раз такой титул попался ей в детстве в книжке про Шерлока Холмса. «Достопочтенным» там был сэр Рональд Адер, которого сподвижник профессора Мориарти убил из духового ружья в рассказе «Пустой дом». У мужа героини тоже есть дом, который надо содержать. И не один! А денег нет. Поэтому она носится с утра до ночи с кастинга на мейкап, с дефиле в шоурум, пока этот Редьярд проматывает её гонорары в карты и на дерби. Но она всё равно любит его без памяти и рожает ему троих детей. А он не в состоянии бросить свои привычки. Она пашет – он пьёт. Она беременна – его тошнит. Она рожает – он начинает якшаться с другими моделями…

– Это не потому, что он плохой! – объясняет Андрон. – А потому, что персонажи не должны быть однобокими! Просто он не может остановиться. Как я, например!

Наконец героине рассказывают о пари. Срывая дефиле и опрокидывая шоурумы, она несётся домой, где застаёт мужа с любовницей. Тут она понимает, что ему нужны только её деньги. Редьярд полагает: ну куда она денется? А она – девушка с характером. Забирает детей – и уходит.

Тогда он пытается её шантажировать. Собирается отсудить детей. В соседнем зале судятся русские олигархи Р. Абрамович и Б. Березовский. Героиня выходит на улицу и топает по Пикадилли-стрит, мимо суши-бара, где травится полонием-210 бывший агент КГБ А. Литвиненко. В этот момент она понимает, что ей надо поскорей отправить детей в Россию. И идёт на свой прощальный показ...

Тут к нам присоединяется моя приятельница Виолетта (родом из Мариуполя), которую мы позвали в качестве фокус-группы.

– Чего вы миндальничаете! – не понимает она. – Все модели одним миром мазаны! Этой повезло – она смогла выйти замуж. Но не совпали они из-за отношения к жизни! Почему? Потому что из неё попёрла пролетарская сущность! Она никак не могла забыть, как они с мамой пирожки жарили и на вокзале продавали. Не могла понять, что у неё теперь мил-ли-о-ны! И что их надо научиться красиво тратить!

Муж Виолетты тем временем корпел на работе и в нашем брейн-ринге участвовать  не мог.


МОСКВА

Прямо на границе героиню отводят в полицию.

Оказывается, беспутный Редьярд собирался выкрасть её детей. Судьба Б. Березовского, который повесился после того, как у него отсудили последние шиши, его не прельщала. Он рассчитывал на алименты. Однако англичанина подвели алкоголизм и массовая мифология. Каждое утро в России он начинал с бутылки водки, после чего на улицах ему виделись сплошные медведи и агенты КГБ. Неудивительно, что он угодил в кутузку. Когда алкаш в рваных джинсах пытался втирать полиции, что он английский лорд, ему никто не поверил. Героиня вызволяет бедолагу, покупает ему билет и отправляет восвояси.

Москву не узнать. С Дома на набережной скинули вращавшийся там чуть ли не с «перестройки» логотип «Мерседеса». «Креативный класс» митингует на Болотной площади, подпирая скульптурную группу М. Шемякина «Дети – жертвы пороков взрослых». Тётка в шубе скандирует: «Я – Божена!», а вокруг неё кучкуются люди с лозунгами «Путин, верни хамон!» и «Пора валить!».

Нашей героине с ними не по пути. Её зовут рекламировать Олимпиаду в Сочи. Здесь, вспомнив недостроенную игровую площадку, из-за которой пострадала её сестра, героиня учреждает благотворительный фонд, чтобы дарить такие же площадки всем российским городам.

За этим занятием её застаёт новая любовь.

Оказывается, что фандрайзинг отнюдь не манна небесная, деньги с неба не падают. Отечественные бизнесмены из списка «Форбс» не спешат выворачивать карманы и даже наоборот – стараются поживиться тем, что есть у неё, ничего не предлагая взамен. И только один таинственный спонсор регулярно помогает её фонду покупать качели и турники. Однако сохраняет инкогнито. Лишь однажды он просит взамен её фото с автографом. Это ещё пуще интригует героиню. Она пытается познакомиться с ним, но безуспешно…

– Может, ей детектива нанять? – предлагает Андрон.

Но героиня поступает куда грациозней. Она устраивает аукцион в пользу больных детей, догадываясь, что придёт туда он один. Все прочие – просто жмоты. Так и происходит! В зале аншлаг, столы ломятся от яств, шум не смолкает. Но тут выключается фонограмма, загорается яркий свет и выясняется, что в зале – сплошные манекены в смокингах. И только один человек из плоти и крови...

Догадайтесь, кто это?

Это тот самый соседский мальчишка, в драке с которым она когда-то потеряла варежку. Теперь он, конечно, превратился в настоящего супермена, только отечественного разлива. Засим – поцелуй в диафрагму! Больше никаких мезальянсов! Чтобы добавить драматизма, герои целуются на фоне панорамы Кремля. Где по Большому Каменному мосту несут цветы к месту гибели Б. Немцова.

v statyu.JPG


МАЛАЯ РОДИНА И ХЕППИ-ЭНД

– Сейчас в кино положено как минимум два финала, а значит, это ещё не конец! – объясняет Андрон.

Сестра героини по учебнику, подаренному когда-то доброй феей-учительницей, самостоятельно изучает английский язык. И всё бы ничего, но няней к ней взяли ту самую соседку, которая её когда-то изувечила.

Няня услышала, что героиня с новым мужем приезжает в Нижний Новгород. Она боится, что сестра сумеет рассказать, кто повинен в её несчастьях, и решается на убийство. Усаживает сестру в коляску и везёт в парк. Закоулками и колдобинами. Там завозит в случайную шашлычную, чтобы опять списать всё на «лиц кавказской национальности». Заказывает чай. Хочет подсыпать туда яд...

И тут кто-то ловит её за руку! Оказывается, шашлычную содержат те самые Ашот, Аслан и Азамат. Они сразу же узнали её и следили за всеми её манипуляциями. Ашот поймал няню за руку, Аслан отобрал у неё яд, а Азамат уже звонит в полицию.

Но в полицию звонить не надо! Она тут как тут! Дверь распахивается, а за ней – героиня, её новый возлюбленный, её мать, добрая учительница и полицейский наряд. И даже отец героини (в айфоне по вайберу).

Сразу по приезде героиня хватилась сестры и кинулась на поиски. Добрая учительница видела, что её повезли в сторону парка. А полиция давно уже наблюдала за шашлычной, подозревая, что здесь действует ячейка ИГИЛ. Теперь страхи рассеялись! Не в силе бог, а в правде, как завещал нам режиссёр А. Балабанов, который, кстати, учился в Горьком на инязе.

Наша фокус-группа по имени Виолетта резюмирует:

– Любовь позволяет нам совершать настоящие чудеса? Я правильно поняла?..

Правильно! Правда, сказка у нас получилась не про Золушку, а про Садко, ну да ладно. Зато про Наталью Водянову теперь всё ясно, как белый день! Никакой она не медиа-пузырь, а вполне себе трудяга! Которая, как все русские бабы, всю жизнь кормила семью. Как наши мамы, тётки и некоторые жёны. Даже Виолетта, как ни стремится она дистанцироваться от своего рабоче-крестьянского происхождения, никуда от него не убежит!

Бабушки с буранных полустанков, прочитав нашу сказку про нижегородскую принцессу, с лёгким сердцем могут ложиться спать, чтобы по утреннему морозцу, нацепив телогрейки, пойти простукивать молотком колёсные пары.

Стать моделью

В качестве подарка на 8 Марта мы дарим читательницам игру "Стать топ-моделью". Играть осторожно! За последствия редакция отвественности не несет.

igra 1.jpg


Автор: Александр Шабуров

фото: Виктор Горячев; 

иллюстрации: Александр Шабуров

Похожие публикации

  • Железный жезл
    Железный жезл
    «Бедный Йурик!» – я знал его, Юрия Шмильевича Айзеншписа, «первого советского продюсера». Его вспоминают чаще в контексте сотрудничества с «Кино». Хотя Виктор Цой и был знаковым этапом в биографии продюсера, вместе они были – всего ничего. Считается, что именно «Юрик» заложил фундамент современной музыкальной индустрии. Как у него такое получилось?
  • Кожа принцессы
    Кожа принцессы

    Во все времена существовали дамы, вызывающие народную любовь и подражание вопреки тому, что сама их жизнь вовсе не эталон добродетели. За что же таких любить?

  • Отец-героин
    Отец-героин
    Человек-реклама, человек-избыточность, человек, плывущий по течению времени и получающий от этого удовольствие, – так можно описать, глядя с разных сторон и под разным углом актёра, который последнюю четверть века украшает нам жизнь.