Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Мария Арбатова разобралась со страхом смерти

Мария Арбатова разобралась со страхом смерти

Когда умер мой брат, это было около девяти лет назад, муж впервые увидел наши похороны и кладбище. До этого никогда не был в таком месте, хотя, конечно, знал, что оно существует. Индусы уходят в Ганг, в небо… 

Россияне уходят в землю, но я, посещая  могилы отца и брата, каждый раз ощущаю обман. Ненавижу бумажные цветы и всю эту кладбищенскую мишуру. А ушедших больше идентифицирую с их фотографиями, которые висят дома. Спрашиваю как-то Шумита: «Для индуса где его умершие родные?» Он: «А они во мне. Я могу с ними разговаривать, о чём-то спрашивать, чувствовать, что они мне помогают». Их мир, конечно, совсем другой… 

В Индии, знаете, жутко сложное движение на дорогах, потому что едет всё сразу, все сигналят; ослы, козлы, джипы, автобусы, мотоциклов море. При этом видишь: мчит на мотоцикле молодой парень – и девушка сзади держится за него двумя пальчиками. Наша реакция: «Как можно подвергать себя такой опасности?!» А их отношение: «Ну, это же не последняя жизнь». 

Индусы очень медлительны, так на этот счёт есть поговорка: не в этой жизни – так в следующей! Они в общем-то не боятся смерти, а боятся плохой кармы. Мы же боимся, потому что нам страшно расстаться со своими любимыми, близкими: как же они без нас?! Мы уйдём – и всё рухнет! У нас вообще нет культуры отношения к смерти, атеизм спутал все карты. 

Я тестировала богатых людей, которым некогда подумать о финале, спрашивала: «А что дальше? Ты хочешь быть самым богатым на кладбище? А дальше?» И человек реально впадал в ступор потому, что он решал вопрос собственной идентичности через деньги, успех, выделяя себя этими «инструментами» из остальных, и был растерян от мысли, что в базовых вопросах эти «инструменты» бессильны. 

Проблема подобной близорукости характерна для постиндустриального общества, в котором всё происходит очень быстро и люди начинают считать товарами и услугами то, что ими не является.

фото: Анатолий Ломохов/PHOTOXPRESS