Радио "Стори FM"

А помните: «Кто сам без греха, пусть первым бросит в нее камень»? Ни одна рука не поднялась. Все мы не красавцы.

А кто из нас, будучи ребенком, не бил в песочнице лопаткой ломателя крепостей по башке? Бывало. Но дети считаются безгрешными, их и не исповедуют до семи лет. А кто не плевал в соседа, не обзывал громилу, переименованного в полицейского, ментом поганым? Кто не приходил в уныние, услышав от хохла, что ты – клятый москаль? Но это все семечки, а вот пузатому любителю пожрать каково услышать, что он впал в смертный грех? Кто впал? Я? Да я даже не куритель табака. Если и навредил кому, то лишь себе единственному, честно заработал свой родной диабет. Что ли я слопал ваши  продукты? Да, может, мне нравится инсулин! Мое личное дело!

Не-ет! В давние времена с тобой быстро бы разобрались. При советской власти даже лозунг был: «Дойти до каждого!» А уж в отдаленные времена  церковь в поте лица доходила. Исправление нравов считала своим личным делом. За супружескую измену, если мужик виноват – на кол, даму –  на костер. Завистника злобного – в ледяную воду, чтоб остыл. «Помойтесь, ребята!» – как говаривал таможенник Верещагин, вываливая за борт контрабандистов. Чревоугодников заставляли жевать крыс, жаб и змей, все в сыром виде. За грех праздности спихивали в яму со змеями, чтоб повертелся. Причем в праздности муж мог обвинить жену, если, например, она почему-то отказывалась прясть. Ах-ах-ах! У нее, видите ли, аллергия. В яму! За алчность варили в масле. Жадина в масле! Как вам? Но это все для простых людей, всяких смердов. Знатным ребятам и в те времена все было по барабану. И как они обжирались! А право первой ночи?! Ну! Впрочем, доходили руки и до этих молодцов. Грех назывался гордыня. Нет, не перед подхалимами, а вот если кто обнаглеет и нарядится богаче короля или устроит праздник круче королевского, этого сразу – на колесо.

Потом настало Просвещение, и к ловле грешников общество стало относиться без особого азарта. А к грехам – весьма снисходительно. А порой и с восхищением. Тот же обжора Гаргантюа! Хорошего человека должно быть много! А вспомним Казанову? Ну! Какой бонвиван! Да даже ревнивцам сочувствовали, тому же Отелло, например. Жалко. Мужик-то хороший был. Терпеть не могли разве что одних жадин.

А вот почему мучили  бедолаг не за те грехи, за которые в наши дни сажают в тюрьму или на электрический стул?  Почему семь грехов из вышеперечисленных и поныне  называются смертными? Вообще-то даже цифра семь весьма условна. В Библии перечислено множество грехов, не сосчитать. Список из семи составил богослов Фома Аквинский лишь в XVIII веке. Практически позавчера.

Да потому, что до сих пор их путают с Десятью заповедями (это законы Моисея, предписывавшие уклад жизни и поведение в ней), это в заповедях: не убий, не укради. 

Но уголовщина – это преступления перед людьми: вот они и повесили тебя за шею - а ты не воруй!

Наши же семь – преступления перед Богом! Смертными они считались потому, что уносил их человек, как печать, за грань жизни. Там, в мире ином и расплачивался за них – вечно и сполна.

Сполна, это как? А загляните в ад, сами увидите. Вот тут у нас мучают прелюбодеев. Сплошной плач в полной тьме и беспрерывное кружение в адском вихре. А там –  чревоугодники, их побивает дождь и град. Да еще вертится под ногами пес Цербер, «зверь свирепый, безобразный», который, «хватая злых, сдирает с них кожу». Жадины и скряги катают огромные глыбы, наподобие Сизифа. Глыбы вырываются, давят их, сами они при этом друг друга бьют и матерятся. ГУЛАГ. В смрадном болоте Стикс, вокруг адского города Дит возятся целых два подразделения грешников: одержимые гневом и унынием. Гневные зверски дерутся, колотят друг друга ногами, головами, рвут зубами, а унылые просто сидят по шейку в болоте и захлебываются.

В конце этого безобразия – вросший в землю Сатана. Он лично наказывает самых противных, он их все время жует.

Ну и кого же все это в наши дни испугает? Мы и не в таком жили!

Да что  мы! Тут как-то по заказу Би-би-си англичане-социологи  провели исследование. Опросили пять тысяч своих соотечественников, которые, как один, заявили: все смертные грехи давно устарели. А по нашему времени они и не грехи вовсе. 80% добровольцев честно сознались, что жестокость – это норма их поведения. Гордятся собой, считая всех вокруг тупыми дураками, завидуют и чревоугодничают две трети, половина – ленивы, алчны и похотливы.

Как же им не стыдно?! А запросто, отвечает на вопрос испанский биолог Джон Медина, специально занявшийся этим вопросом и выяснивший, что не грешить обычный человек просто физически не может и потому сопротивляться грехам бесполезно. Читайте его книгу «Ген и семь смертных грехов». В ней он убедительно показал всем еще колеблющимся чревоугодникам, прелюбодеям и прочим завистникам, что все их поступки, а также проступки  – результат  свойственных всем зверюшкам инстинктов. Мы же тоже животные. Ну, такая зверская разновидность...

Так что это не мы, гены во всем виноваты. Возьмем, например,  лень. Без нее же прожить невозможно. От работы, как известно, дохнут вовсе не одни лишь кони. Вон пролетариат, как сил уже нет терпеть, так, бывало, как встанет, как полезет на баррикады и давай разрушать мир насилья! До основанья. А побалуй он себя бездельем? Так бы и кайфовал под мостом. А что уж говорить про случаи, когда нужная идея приходит в чью-нибудь умную голову именно в тот момент, когда она, голова, полностью отключилась от напряженной работы и прекратила искать выход из трудного положения. Немецкий профессор Питер Акст подсчитал, что бездельники и лентяи живут дольше трудоголиков, а работают продуктивней (когда захотят), некоторым из них даже присуща гениальность.

С этим мы не можем не согласиться. У нас даже есть исторический пример, это наш Илья Муромец. Ведь 33 года провалялся человек на печи, зато потом встал и насовершал всяких подвигов. Так что – под мост!

Теперь об обжорстве. Тут, я полагаю, с нашим заступником Мединой не согласиться просто трудно. Что является причиной обжорства? Правильно, голод. Нет-нет, говорят нам сторонники всяких диет и похудения, есть нужно до насыщения и – все! Вопрос: а если насыщения не наступает? Организм все требует, и требует, и требует?  И это не мы, это к обжорству нас подталкивают гормон лептин и вкусовые рецепторы, находящиеся на языке и в носу. Принюхаемся, вкусно и – в рот. Лептин же постоянно контактирует с гипоталамусом – самым «таинственным» отделом мозга. А тот знает, какие сигналы подавать организму. Уже сколько тысяч лет подает. Зато как приятен, счастлив, спокоен, добродушен и весел становится хорошо напитанный человек!

А вот зачем человеку жестокость и ярость? Доктор нам отвечает: «биологический «код гнева» передается из поколения в поколение» для победы в беспощадной конкурентной борьбе! И не только в ней. Если вдруг в подворотне на вас набросится какой-нибудь Гоп-со смыком, который, как известно, славится своим ужасным криком, как можно справиться с ситуацией  без гнева и пристрастия? Никак! Так «пусть ярость благородная вскипает, как волна!»

А вот быть жадным – совсем нехорошо. Но, господа, причина-то жадности самая заурядная: нежелание отдавать нашу частную собственность любому, кто на нее покусится. Мое! За поддержание этого стремления, согласно доктору Медине, горой стоят «пять основных отделов головного мозга, отвечающих за появление «жадных» чувств: таламус, амигдала, гиппокамп, кора головного мозга и миндалевидное тело». Ну-ка попробуйте одолеть эту натренированную команду! 

А в Нью-Йорке группа ученых определила местонахождение участков человеческого мозга, которые  возбуждаются в предчувствии материального вознаграждения. Наблюдая за деятельностью мозга добровольцев, принявших участие в азартной компьютерной игре, исследователи выяснили, что при первом же появлении признака выигрыша у человека усиливается приток насыщенной кислородом крови к области мозга, называемой «нуклеус аккумбенс». Так что, спасибо ученым, доказали: все мы – жадины, только большинство умело это скрывает.

Зависть (она же  ревность) опять же, по большому счету, личное дело каждого обладателя. И страшны они лишь тогда, когда из внутреннего переживания переходят в стадию действия. Причем где-то они похожи на жадность, тот же неслышимый крик: мое! Или: хочу, чтоб  стало моим! Но так же, как и без жадности, считает наш любимый Медина, без зависти  вы бы и с места не сдвинулись, а без ревности отдали бы все, что кто-то захотел бы у вас забрать.

Высокомерие, конечно же, штука неприятная. Для окружающих. А для обладателя  вообще никакая, он своей гордыни вообще не замечает. Потому что сам-то измучен комплексом неполноценности, непризнанности и недоданности. Известно же, что самые естественно себя ведущие люди – аристократы. Им уже ничего никому доказывать не надо. Потому они такие обаяшки. Так с ними просто и хорошо. А с гордецом трудно, особенно если он какой-нибудь надутый чиновник. Он понимает, что он  пустое место, и всячески доказывает окружающим, что  полное. Наш доктор обнаружил возбудитель высокомерия в одном из генов под названием CaM-kII, который стимулирует наши амбиции. И он гордецу необходим, чтобы чувствовать себя полноценно. Как же он сможет ощутить себя счастливым, если сознается, что ничего не стоит и место свое занимает не по праву.

Как вы легко можете догадаться, уж что-что, но грех сладострастия (похоть, блуд,  распутство) наш милый доктор на растерзание не отдаст. Он утверждает, что за  нашу неумеренную сексуальную активность полностью отвечают  «специальные отделы мозга, действие почти тридцати различных биохимических механизмов и более сотни специальных генов, отвечающих за этот процесс». 

И действительно, еще в прошлом веке ученые установили, что сексуальная жизнь насквозь пропитана химическими «реактивами». Так, допамин, к примеру, является «виновником» сексуальных фантазий, серотонин заставляет человека испытывать томление в предвкушении близости, а также в процессе полового акта и после него. Гормон под названием «альфа-меланоцит», вырабатываемый гипофизом, отвечает за возбуждение половых органов, а гормон окситоцин способен вызвать у партнеров упоительные судороги при оргазме и желание ласкать друг друга. Гормоны эстроген у женщин и тестостерон у мужчин вызывают половое влечение. То есть сексуальность – результат деятельности некой лаборатории, скрытой в каждом человеке.

Как видим, Джон Медина создал прекрасный труд, который могут взять на вооружение все негодяи мира. Ведь каждому непредвзятому читателю по прочтении становится неопровержимо ясно, что отныне и навсегда  вы можете сколько угодно унижать людей, обворовывать, предаваясь при том обжорству и блуду,  объясняя свинское поведение происходящими в вас химическими реакциями. Справиться с которыми вы бессильны.Такие попались неодолимые.

А что вы скажете  на Божьем суде?.. Это если вы в него верите. Если же не верите, то  –  вперед, и ничто вас не остановит!

фото: MUSEO DEL PRADO, MADRID

Похожие публикации

  • Большой Па из Модены
    Большой Па из Модены
    Король верхних «до», самый обаятельный и обожаемый оперный певец XX века, миллионер Лучано Паваротти – легендарный чревоугодник
  • Десерты Черной королевы
    Десерты Черной королевы
    Жила-была королева. Маленькая, неказистая, не любимая мужем. Но для красоты жизни она сделала столько, сколько не сумела ни одна самая роскошная фаворитка. Как это у неё получилось?
  • Вооружен и очень опасен
    Вооружен и очень опасен
    Дом победителя интеллектуальных сражений Анатолия Вассермана удивляет своим аскетизмом: метры книг и оружие на стенах. Что же стоит за теми немногими вещами, которые ему принадлежат?
Vindzory.jpg

ara.png huawei.jpg