Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Штука любовь

Штука любовь

Психоаналитик Дмитрий Ольшанский – о том, что есть любовь по гамбургскому счёту и с чем её обычно путают

Дмитрий, скажите, что за штука любовь? По-моему, вы относитесь к ней как к мифу. К культурному изобретению.

– Это и есть изобретение. В природе никакой любви нет. Она возникла в 385–380 годы до н.э., когда в диалоге «Пир» Платон сформулировал концепцию любви, отделив её от биологических потребностей и естественных влечений. Именно с этого времени мы начинаем чувствовать любовь как противоположность похоти и мыслить её по ту сторону физиологии.

Изобретателем номер два стал Кретьен де Труа, он-то и оправдывал мнение, что любовь придумали поэты. Он автор образа Прекрасной дамы варианта XII века. Идея его в том, что любовное ухаживание не преследует цели соблазнить, а является духовной практикой. Герой его романа Ланселот посвятил жизнь женщине, с которой он вовсе не намеревался вступать в связь. Он воспевает любовь и служит любви. 

Из авторов любви Нового времени стоит назвать Спинозу, который противопоставляет любовь и страсть, именно благодаря ему мы чувствуем любовь как преодоление аффекта и обретение свободы в новом качестве. То есть любовники ориентируется не на наслаждение друг другом, а на обретение третьего качества, которое позволит им встать выше своих аффектов.

А зачем понадобилось так усложнять основной инстинкт?

– Наше счастье, что у человека вообще нет никаких инстинктов: ни основных, ни второстепенных. Это ещё Фрейд доказал. У нас есть влечения и желания, сформированные тем языковым миром, внутри которого мы родились и существуем. И любим мы, и ненавидим, и какие-либо чувства испытываем, и сексом занимаемся лишь потому, что в нашем языке есть соответствующие глаголы. Не было бы глагола «любить» – никто бы не смог этим заниматься. Поэтому речь идёт не об усложнении инстинкта, а о формировании отношений между людьми.

Большая часть человеческой культуры вообще не отвечает на вопрос «зачем?». Она нецелесообразна. Хотите насмешить нормального примата – расскажите ему, что люди тратят время на любовь, вместо того чтобы совокупляться, рожать, добывать пищу, строить карьеру и самореализовываться. Вместо этого они зачем-то занимаются такой извращённой (ибо отклоняются от инстинктов) практикой, как любовь. Странность эта давно замечена. 

В медицинских трактатах Гиппократа и Галена любовная меланхолия описана как болезнь, которую следует лечить корнем мандрагоры. С точки зрения общества потребления, быть влюблённым – очень плохо! Вместо того чтобы думать о работе, сексе, ипотеке и духовных скрепах, как нормальные биороботы, любящий предаётся переживаниям, которые никак не повышают ВВП. Поэтому, с точки зрения Большого Брата, который хочет, чтобы мы лучше работали, больше тратили и меньше задумывались о своём внутреннем мире, любовь нужно лечить. Таблетками и электричеством!

Эх, как я раньше не догадалась! Любовь есть удел неуравновешенных личностей?  Скорее зло, чем добро?

– Электричество – это добро или зло? Зависит от того, как им пользоваться. Любовь находится по ту стороны добра и зла. Она вне поля жизни. Это связь человека с абсолютом, а значит, условие и источник нашего существования. Как утверждает буддизм, страдания человеку приносят только стяжательство и страсть присваивать, которая часто сопровождает влюблённость. Любовь нацелена на бытие другого, а не на обладание. Нет желания захватить и присвоить – нет и страдания. Это не только любви касается, а вообще любых отношений. Не получив ожидаемого, можно страдать и разочаровываться, но в любви, во-первых, априори не предполагается никакого обладания и присваивания, во-вторых, не бывает безответного чувства.

Как это, без присвоения и обладания? На этом конфликте вся мировая культура держится. И Вронский, выходит, не любил Анну Каренину? И она его? Просто хотели друг друга присвоить?

– Любовь часто путают с влюблённостью. Хотя различить их довольно просто: влюблённость – это аффект, он направлен на присвоение, а любовь – преодоление этой эмоциональной захваченности и заворожённости. Она ведёт не к обладанию другим, а к единению с абсолютом. В этом любовь схожа с верой. И та и другая лишены материального измерения, и та и другая не описываются биологическими потребностями, и та и другая дают человеку новое измерение для свободы. Вера – в поле Бога, любовь – в поле Другого. 

Если вы любите, значит, вы переживаете единение с Другим, а значит, вы уже не одиноки. Я не видел ни одного верующего, который жаловался бы на то, что Бог его больше не любит. Разница же между ними, во-первых, в том, что вера опирается на неочевидные вещи: мы верим в то, чего не видим. Тогда как любовь всегда очевидна, её не скроешь. Во-вторых, вера не предполагает ответа, верить можно только в одностороннем порядке, тогда как любовь всегда взаимна. Невзаимной любви просто не существует.

Почему не существует? Ты, допустим, вошёл в поле другого, ты там с ним вместе, а он, может, и не знает об этом? Где же тут взаимность?

– Любовь не бывает безответной. Только желание присвоить может остаться не удовлетворено.  Ухаживаешь за девушкой, даришь ей кольца, зовёшь замуж, а она параллельно встречается с другим. Это, конечно, обидно, но к любви никакого отношения не имеет. Потому что в любви никто никому не принадлежит. 

Я никогда не понимал выражения «моя девушка» или «мой молодой человек». Как будто отношения превращают людей в собственность, и, если я с кем-то встречаюсь, значит, этот человек мне принадлежит. Истинна та любовь, которая не предполагает опредмечивания и присваивания, когда люди не нуждаются в каких-то статусах и определениях. Она вообще вне сексуальных отношений, поскольку физическая привязанность обязывает гораздо больше, чем все социальные институты. «Сколь же радостней прекрасное вне тела: ни объятья невозможны, ни измена!» – если вспомнить классика. 

Несколько раз в моей жизни были любовные отношения без физической близости. Самые трогательные и запоминающиеся, потому что в них возможен настоящий дар, не требующий ответа. Ухаживание только тогда искренно, когда оно не предполагает ничего взамен, когда ты ничего не добиваешься от девушки (в противном случае это просто купля-продажа, обмен подарков на интимные услуги). И только в таких отношениях можно обрести истинную свободу. Люди встречаются, чтобы делать друг друга свободными.

Прочитать материал полностью можно в номере Ноябрь 2017  

Автор: Наталья Смирнова
фото: BRIDGEMAN/FOTODOM; личный архив Д. Воденникова

Похожие публикации

  • Ученый и пришельцы
    Ученый и пришельцы
    Уже полвека Эрих фон Дэникен ждёт пришельцев. Он убеждает всех, что они на Земле уже были. Что именно благодаря им мы стали теми, кто мы есть. При этом он вовсе не считает себя писателем-фантастом. Он учёный!
  • Учиться у врагов
    Учиться у врагов
    Рузвельт считал, что миром должны управлять сильнейшие. Черчилль был непоколебим во мнении, что миром должны править умнейшие. Сталин подсмеивался над обоими, он был убежден: миром управляют хитрейшие. А далай-лама, один из самых влиятельных людей современного мира, верит, что мир принадлежит сострадающим. Тем, кто может принять чужую боль, понять ее. И его жизнь всячески доказывает: если идти этим путем, шансов переиграть любую силу и хитрость будет намного больше.
  • Шекспир
    Шекспир
    Писатель Михаил Веллер рассказывает о том, какую роль в жизни каждого человека может сыграть монолог Гамлета «Быть иль не быть?»