Радио "Стори FM"
За гранью реальности

За гранью реальности

Автор: Александр Никонов

Не так давно наука установила одну интересную вещь. Видимо, просто время пришло. Вот как Маркони и Попов практически одновременно изобрели радио, так и это открытие практически одновременно сделали в Америке, Австралии и России разные люди. В США это был Курцвейл, в Австралии – Снукс, а в России – Панов. Назрело! Открытие, фундаментальное для нашей цивилизации. И для мира в целом…

Вышеупомянутая троица гениев стояла на плечах гигантов, по меткому выражению Ньютона. Всех учёных, занимавшихся этой пока ещё не озвученной проблемой, я перечислять не буду, приведу лишь выводы троицы, независимо друг от друга финализировавшей разные исследования. Они просты, если выражать это словесно: все события в нашем мире словно бы ускоряются, будто сам ход времени уплотняется.

Звучит банально. Действительно, историки, культурологи, политологи и биологи давно обращали на это внимание. Открытие же состоит в том, что впервые это эмпирическое наблюдение получило математическое описание. Антропология и история стали науками. Выведена формула, из которой следует: несмотря на разницу культур, пестроту рас, условий жизни, национальных особенностей, исторических условий и религий, человечество развивается как единое целое и его развитие неумолимо подчиняется очень простому математическому закону. Более того, этой формуле подчиняется и развитие всей биосферы нашей планеты.

Математик, посмотревший на это выражение, без труда узнает в нём формулу гиперболы. Так оно и есть! Это и вправду закон гиперболического роста, из которого вытекает, что все события в мире ускоряются. Темп событий учащается. Метроном истории стучит всё быстрее и быстрее. Казалось бы, ну и что?

А то, что у гиперболы как у кривой есть определённые, весьма характерные особенности. Например, асимптота. Те, кто учился в школе, конечно же, понимают, о чём речь, им и объяснять не надо. Но я объясню, потому что, по моим ощущениям, в школе у нас практически никто не учился. Асимптота – это предел, к которому стремится кривая. Ветвь гиперболы бесконечно приближается к этому пределу, никогда его не достигая. Беда в том, что для кривой человечества асимптота перпендикулярна оси времени. Иными словами, существует дата, при приближении к которой ускорение темпов роста населения, технического прогресса и всех исторических событий будет стремиться к бесконечности, недаром в физике такие критические процессы называются «режим с обострением». Указанный предел назван технологической сингулярностью. Почему именно так, я расскажу чуть попозже, а пока предоставлю слово одному из перечисленных выше научных богатырей – Александру Дмитриевичу Панову:

– Действительно, учёные давно обращали внимание на то, что события на нашей планете словно ускоряются, эволюционные витки на нашей планете уплотняются, будто сжимается какая-то пружина. Что здесь имеется в виду? Сейчас поясню.

Как идёт эволюция? Она идёт скачками. Каждый такой революционный скачок – это качественное усложнение системы, которое является ответом на очередной кризис исчерпания среды. А между скачками – этапы относительно плавного экстенсивного развития. То есть сначала постепенное накопление кризиса, затем его острая фаза, потом революционный скачок вверх и далее снова постепенное развитие уже на новой ступени. Это путь и биологической эволюции, и технического прогресса. Так вот, оказывается, частота этих революционных скачков увеличивается в геометрической прогрессии. Ступеньки становятся всё короче! И на очередную наша нога уже рискует не уместиться.

Как уже говорилось, этот феномен историки давно подмечали, – продолжает Панов. Я продлил ряд назад – и вышло, что не только историческая, но и биосферная эволюция также укладывается в ту же самую прогрессию! Это говорит о том, что и биологическая эволюция, и эволюция социальная имеют одни глубинные корни, одинаковый механизм. Промежутки времени между кризисами и революциями сокращаются, железно подчиняясь математической закономерности. Причём, что удивительно, коэффициент этого ускорения практически равен знаменитому в математике числу е. Почему это так, до сих пор неизвестно, но это явственно намекает на какие-то очень глубокие, фундаментальные свойства нашей Вселенной, лежащие в основе развития.

Возникает резонный вопрос: где же сходится эта последовательность? То есть где тот предел на временной оси, когда частота революционных вспышек устремится в бесконечность, а период между ними – к нулю, где спираль сворачивается в точку? Известный историк Дьяконов даже придумал особое название для этой точки – «сингулярность истории»…

И вот тут на самом интересном месте, подвесив интригу, я прерву рассказ нашего великого современника, чтобы выполнить обещанное – объяснить про сингулярность. Есть в физике такое понятие, обозначающее схлопывание системы в невычисляемую бесконечность, когда перестают работать все формулы. В бесконечность в самом прямом смысле этого слова! Скажем, наша Вселенная возникла в момент Большого взрыва как раз из сингулярности, то есть точки с бесконечно большой плотностью, бесконечно большой температурой и бесконечно малого объёма. В сингулярность схлопываются и чёрные дыры – звёзды большой массы, сила тяготения которых настолько велика, что в какой-то момент звезда проваливается за горизонт событий, то есть в область пространства, из которой не вырывается к нам даже свет: столь внушительной силы тяготения даже невесомое электромагнитное излучение, летящее со скоростью света, не может преодолеть. Оттого схлопывающуюся внутрь себя звезду и называют чёрной дырой. А воображаемую сферу вокруг такой звезды, попав внутрь которой уже ничто в природе не сможет вырваться наружу, поэтично именуют горизонтом событий. И это название имеет глубокий смысл. Дело в том, что любая информация записывается на материальном носителе. Например, на бумаге (книга), на электромагнитном излучении (радиопередача) или на излучении светового диапазона (поток данных в оптоволоконном кабеле). Самый быстрый носитель, который можно придумать, – электромагнитная волна. И если уж даже свет не может вырваться из-за горизонта событий, то про события, происходящие за этим горизонтом, можно твёрдо сказать только одно: мы принципиально ничего о них сказать не можем. Принципиально! Никакой сигнал оттуда не проходит.

И поскольку частотность происходящих в мире событий сворачивается в зловещую сингулярность, будущее скрыто от нас за горизонтом событий. Оно принципиально непознаваемо. По сути, мы подходим не просто к очередному кризису, каких немало было и в истории человечества, и в истории биосферы (причём история биосферы плавно, без всяких изломов на кривой перетекла в историю человеческой культуры, намекнув на единство процесса), – мы подходим к Кризису Кризисов. Такому, каких ещё не было в истории.

А теперь Панов отвечает на вопрос о сроках его наступления:

– Существует хорошо разработанная математическая процедура – оптимизация, или, по-другому, регрессионный анализ. Проделав этот анализ для известной последовательности эволюционных революций, можно найти, где находится ожидаемая сингулярность. Если использовать точки, относящиеся ко всей планетарной истории – и биосферной и социальной, – получается 2004 год. Но это в теории. На практике же всегда существует некая ошибка, разброс. Как найти этот разброс? Нужно рассматривать разные участки эволюции. Экстраполяция только человеческой истории даёт предельную точку в 2027 году…

Вообще, разные математические модели дают разные подсчёты. Демографическая формула австрийского учёного фон Фёрстера даёт нам 2026 год. Вычисление по экономическим и историко-культурным параметрам укладывает кризис также где-то в этом районе. Но все методики подсчётов сходятся в одном – первая половина XXI века станет для человечества переломной. А что будет дальше, лежит для нас во мраке принципиальной непредсказуемости.

Однако читателям надо понять главную вещь, а то не до всех почему-то доходит: кризис носит не внешний характер, это не астероид, не внезапное какое-то похолодание, не катастрофическая вспышка на Солнце. Кризис носит сугубо внутренний характер и связан с полным исчерпанием возможностей прежней модели развития. И, что самое главное, исчерпания нас самих. Мы сами как часть среды себя уже исчерпали и не годимся больше для дальнейшего прогресса. Иными словами, реакция, которая была запущена 4 миллиарда лет назад, когда на Земле возникла жизнь в виде простейших прокариот, примитивных одноклеточных, завершает свой цикл. И дальше она продолжаться не может – так же, как нельзя больше заводить до предела заведённую пружину часов. Формально мы находимся вблизи точки, где скорость развития становится бесконечной. Но поскольку физически такое невозможно, это означает переход в совершенно другой рукав истории.

Предсказанная формулами сингулярность – величина чисто математическая, а не приговор. Этим наука и отличается от эсхатологических предсказаний конца света – от нострадамусов, календарей майя и разного рода современных кликуш. Не может численность населения уйти в бесконечность! В живой практике все подобного рода ускорения физических процессов приводят к перелому тенденции, то есть к переходу в сущностно иное состояние системы. Какое? И что будет с людьми? Вот конкретно с нами?

Во вселенском масштабе – всё будет хорошо. Факел разума не погаснет, напротив, он только жарче разгорится.

– Уже сегодня, - объясняет Панов, -  человечество, как птенец, пытающийся научиться летать, в рамках международной общепланетарной программы SETI слушает космос в поисках сигналов от космических коллег по разуму. И даже были какие-то жалкие попытки послать ответные сигналы в молчащий космос – например, в виде простеньких рисунков на металлических пластинках в исследовательских аппаратах, улетающих за пределы Солнечной системы. Этакая приветственная открытка для неизвестного адресата…

 

Пока успеха нет. Но технологии совершенствуются. Пусть не всем цивилизациям удаётся сигнал отправить или принять – в конце концов, среди тысяч семян одуванчика прорастает лишь одно. Но в любом случае вселенский разум познаёт себя через нас – преходящих, ничтожных по сравнению с космосом, но наполняющих его смыслом.

Ну а нам-то что делать и к чему готовиться, учитывая, что технологическая сингулярность случится вот-вот, уже на нашей жизни? Даю поправку: не случится, а случается. Она уже происходит. 

Для нас с вами провал за технологическую сингулярность означает одно – невероятное ускорение всех событий вдруг сменяется их заморозкой. Торможением. Собственно, это уже началось. Вместо того, чтобы расти гиперболически, рождаемость вдруг начала падать, и демографы говорят, что к середине века население планеты стабилизируется. Статистики отмечают непонятное сокращение количества научных публикаций. Потребление энергии на душу населения в развитых странах мира давно перестало расти и застабилизировалось. На смену покоренческой парадигме, царствовавшей в человеческих мозгах последние несколько тысяч лет, приходит парадигма спокойного потребления. Просто жизни.

Насколько нам известно, в последний раз такая парадигма царила в головах нашего вида примерно 10 тысяч лет назад, когда человечество, освоив аграрные технологии, спокойно и неспешно овладевало Землёй. Как характеризуют антропологи эту эпоху? Здесь они солидарны со всем человечеством. А в исторической памяти человечества эта эпоха осталась как Золотой век. До полного заполнения планеты были ещё тысячи лет, всего всем хватало, отчего люди были доброжелательны, гуманны к немощным и инвалидам (раскопки показывают, что выживали даже те особи, которые не могли самостоятельно передвигаться и даже питаться, значит, за ними ухаживали). Люди воспитывали детей и грелись на солнце. Это было время счастья и гуманизма, когда казалось, что мир прекрасен и ничто в нём людям не угрожает. Потом, правда, выяснилось, что людям угрожают сами люди, когда возникло перенаселение и войны за ресурсы.

И вот сейчас, крутнувшись по диалектической спирали, мы снова выходим к порогу Золотого века. Теперь нам перенаселение не угрожает даже в перспективе. Ресурсов полно, а взамен истощающихся возникают новые, практически неисчерпаемые, потому что возобновляемые. Конечно, Солнце когда-нибудь погаснет, но до этого ещё миллиарды лет.

Кажется, мы вступаем в тот самый рай, о котором грезили наши вшивые, покрытые язвами и струпьями предки. Можно расслабиться и получать удовольствие от жизни – это теперь главная задача человечества: всё, что могли, мы уже покорили, а что не покорили, оказалось, покорять и смысла нет. Если бы ещё не осознание того факта, что мы попали в тупиковый рай в теплой луже, потому как паровоз эволюции простучал мимо – в неведомые нам дали… Но зато мы к этому причастны! Да, впереди скучный рай без покорений – таким раем для наших эукариотических клеток является наше тело, в котором они преспокойно живут и которое составляют. Какие клеткам ещё покорения? Просто спокойно работай, и всё. Фронты и покорения закончились. В тревожный чемоданчик можно положить вязание, кино, вино, домино и интеллигентную игру «Имаджинариум».

А дальше покорять будет другая, непостижимая сущность. Мы свою эстафетную палочку страданий уже передали старшим по званию. Боги сами разберутся. Нам же останется наслаждаться вином, сыром, морем и солнцем. Пока оно светит…

фото: LEGION-MEDIA

Похожие публикации

  • Где находится наше
    Где находится наше "я"?
    Этот вопрос не только меня и вас интересует. Он всех всегда интересовал. Понимая, что человеческое тело бренно, люди даже придумали целую систему взглядов о том, что наше сознание может располагаться вне тела, – религию. А что говорит по этому поводу наука? Об этом рассказывает доктор психологических наук профессор Вадим Петровский
  • Бунт против потребительства
    Бунт против потребительства
    Люди потребляли, потребляют и будут потреблять. Но иногда система даёт сбой, и некоторые начинают во всём себя ограничивать. Похоже, что скоро тактика сокращения потребления станет единственно возможной стратегией выживания
  • Глобальный кризис
    Глобальный кризис
    В последние время футурологи всего мира в один голос говорят о том, что мы живём в то самое время, когда завершается целая фаза развития человечества. Мы стоим перед лицом нового будущего. Что же это будет?
Merkel.jpg

redmond.gif


blum.png