Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Вылечить рассеяный склероз

Вылечить рассеяный склероз

Что такое рассеянный склероз, в двух словах. Организм вдруг начинает воевать сам с собой, разрушая себя изнутри, – это называется аутоиммунной агрессией. Иммунная система неожиданно решает демонтировать, например, миелиновую «изоляцию» нервных «проводов», и управляющий сигнал «соскакивает» с нерва. 

В результате человек сначала теряет способность ходить, пересаживаясь в инвалидное кресло, затем болезнь постепенно прогрессирует, отвоевывая телесное пространство. И в конце концов больной умирает от удушья: мышцы, приводящие в движение лёгкие, тоже перестают получать сигналы. Человек, преданный собственным телом, находится при этом в полном сознании. И спасения от такого рода аутоиммунных агрессий нет. Точнее, не было. До тех пор, пока за дело не взялась Светлана Касаткина. Еле двигающиеся больные, попадающие к ней, через некоторое время начинают бегать в самом буквальном смысле этого слова.

 

Светлана, давайте для начала с вами познакомимся...

– Да нет у меня никаких особых высот в биографии. Родилась я в 1969 году, в 1991-м закончила МОГИФК. Сейчас преподаю. Тренер. Являюсь специалистом по лечебной физкультуре.

То есть вы не врач?

– А врачи и не могут останавливать и оборачивать вспять аутоиммунные процессы. И не смогут никогда. Потому что это не их специальность: тут должны быть другие знания, не те, что преподают в медицинских вузах. Тут необходимы знания о развитии разных структур тела, а такой теоретический багаж даётся только в институтах физкультуры и приобретается на практике во время многолетней спортивной карьеры.

Спортивная парадигма такова: все подсистемы, включая нервную, можно развивать, то есть работать навстречу болезни, в противоположную сторону – не тормозить аутоиммунный процесс медикаментозно, гробя при этом печень и вызывая разные побочки, как это безуспешно пытается делать медицина, а пересиливать болезнь, запустив встречный процесс. Рассеянный склероз разбирает миелиновую оболочку нервов, а мы запускаем процесс её наращивания.

Вообще, наработав опыт по обращению аутоиммунных процессов, я теперь понимаю, что остановить можно практически любую болезнь. Потому что понятен принцип образования болезней. Есть – глобально – три причины развития всех болезней.

Какие?

– Первая. Нарушение элементного состава организма. Болезнь начинает развиваться, если или не хватает чего-то нужного, или появляется в избытке что-то ненужное. Например, недостаток цинка или хрома приводит к развитию диабета. Соответственно, изменение режима питания в сторону возмещения дефицитного элемента может привести к исчезновению диабета.

Например, не хватает в организме меди – находим легкоусвояемый препарат, содержащий медь. Скажем, тот же «Супрадин» содержит медь. А если у человека острая форма, можно прямо с помощью капельницы заливать... Но для этого нужно сделать анализ на несколько десятков элементов! А теперь скажите, кого в поликлинике пошлют сдавать спектральный анализ волос, например, обнаружив повышенный сахар в крови?

Никого и никогда. Просто поставят диагноз: у вас диабет, теперь будете жить с ним до самой смерти, вот вам таблетки для снижения сахара.

– Вот именно... Но это если чего-то не хватает. Однако болезнь может запустить и избыток чего-то вредного. Например, угарный газ вызывает поражение миелиновой оболочки – это научно установленный факт. И таких неблагоприятных факторов множество – пестициды, диоксины, тяжёлые металлы. Их совокупность в сочетании с особенностями организма может у кого-то запустить процесс ужасной болезни. 

Значит, первым делом для борьбы с болезнью вредные факторы нужно устранить. Например, с помощью капельниц или инъекций почистить организм. Это тоже несложно. Скажем, отечественный «Унитиол» при введении внутримышечно хорошо чистит организм и стоит копейки. Причём препарат для детоксикации можно подобрать даже индивидуально – берётся кровь и по реакции крови (концентрации некоторых белков на введённый препарат) сразу определить, будет он действовать или нет. Если нет, другой подберём, их много.

К сожалению, в поликлинике и таких «анализов на вредность» не делают. А если аутоиммунный процесс вызван накоплением ртути в организме, как можно его остановить, не избавившись от ртути и даже не узнав об этом? Никак!

А откуда ртуть-то?

– Господи! Ртути полно в морской рыбе, например. Из-за загрязнения Мирового океана вся рыба содержит ртуть, особенно крупная... Но всё перечисленное – это только одна группа причин развития болезни – химическая.

Вторая причина – физическая, то есть общее физическое состояние тела. Физические возможности людей могут различаться в тысячи раз, и это не преувеличение! Один в состоянии пробежать сорок километров, а другой и двухсот метров не пробежит, задохнётся. Один – профессиональный спортсмен – работает на износ, загоняет себя и ставит рекорды, а другой с дивана не встаёт, жрёт пиво с чипсами. При этом и у того и у другого со здоровьем не в порядке. Здоровье находится ровно посередине, поскольку всё хорошо в меру – и загонять себя не надо профессиональным спортом, и гиподинамией страдать.

Но, как вы понимаете, 99,9 процента людей, приходящих ко мне, совсем не рекордсмены. Это диванные воины и находятся во второй группе. Их организм настолько детренирован, настолько ослаблен борьбой с выводом избыточной пищи, что сорваться в болезнь ему раз плюнуть, он уже сам себя не вытягивает. Идёт обвальная атрофия функций. 

Когда-то человек в школе и институте ходил на физкультуру – бегал, через козла прыгал, хоть как-то двигался. А потом стал работать в офисе и лёг на диван. Организм начал разбирать уже ненужные мышцы, а вместе с ними и миелиновые оболочки нервов, поскольку передача мощных сигналов в мышцы больше не нужна, а значит, не нужна и толстая изоляция. Любая биологическая структура поддерживает свою функциональную активность по принципу минимальной достаточности.

Но у некоторых людей организм, раз начав разборку миелина, остановиться в этом процессе уже не может.

Почему?

– Целый комплекс причин – от генетической склонности до того, что я уже называла – недостаток нужных или избыток вредных химических элементов. Наша задача – остановить процесс.

Кстати, во многих случаях мне даже на анализы отправлять человека не нужно, его внутреннее состояние становится ясным из расспросов. Спрашиваю: вы откуда и кем работали? А он всю жизнь на металлургическом заводе инженером оттрубил. Ясно, чего он там надышался. И живёт в Набережных Челнах, где экология ужасная. Чем питаетесь, спрашиваю. Рыба, рыба, рыба, рыба... В основном тунец, а он один из рекордсменов по содержанию ртути. Физическая активность какая? Никакая. Раньше он хотя бы ходил до магазина, а теперь вообще на машине туда ездит.

Кстати, многие из анализов в России сделать практически невозможно. Скажем, диоксины – один из рекордсменов по токсичности. А попробуй-ка найти, где у нас можно сдать анализ на диоксины!.. И вообще, весь комплекс нужных анализов может стоить несколько тысяч евро. Поэтому я в последнее время, экономя деньги больных, действую по системе «Град» – примерно представляя, чем загружен современный горожанин, чищу его с запасом дешёвыми и эффективными препаратами. А дальше человеку надо менять режим питания, давать нагрузки, чтобы гены переключить.

В смысле?

– Это третий пункт развития болезни – генетический... Если у человека работает одна группа генов, продуцируя одни белки, значит, процесс в организме идёт в одну сторону – назовём его патологическим. А если эта группа генов притормозилась и включилась другая, начав продуцировать другие белки, фон в организме изменился и пошли другие процессы – выздоровления. Так вот, переключить гены в наших мышечных клетках мы можем за несколько минут – просто дав правильную нагрузку. И тогда вместо дегенерации будет развитие.

Кстати, дегенерация тканей может происходить как от недостатка, так и от избытка нагрузки, и в этом состоит опасность упражнений. Поэтому, давая правильный график нагрузок, можно дирижировать процессами дегенерации и восстановления в организме.

Вы когда-нибудь видели график работоспособности? Вы даёте человеку нагрузку, и его работоспособность со временем падает: он устаёт. Затем нагрузка снимается, и организм начинает восстанавливаться. Причём компенсируется он каждый раз с избытком, именно в этом и состоит смысл тренировок – повысить работоспособность. Так вот, суть состоит в том, чтобы поймать момент суперкомпенсации и дать новую нагрузку именно в этот момент, тогда после очередной усталости последующая суперкомпенсация будет ещё выше! Но если вы ошибётесь и начнёте новую тренировку, не поймав нужный момент, вы загоните организм в гроб в самом буквальном смысле. В этом и состоит опасность самостоятельных тренировок у людей, далёких от спорта.

Вот почему медицина никогда не будет вылечивать рассеянный склероз и другие аутоиммунные болезни – она не знает тренировочных методик, это же чисто спортивные дела. Кроме того, медики не в курсе, что через шесть недель нагрузок нужно обязательно менять программу тренировок, поскольку организм адаптируется к нагрузкам и перестаёт развиваться. Если этого не сделать, эффект победы над болезнью будет временным.

Тренировка – это мышцы. А при чём тут миелиновые оболочки?

– Развиваются любые ткани. В том числе и миелиновые оболочки нервов, которые уничтожают аутоиммунный процесс. Чем больше нагрузка для мышц, тем сильнее управляющий ими сигнал, значит, толще должна быть «изоляция». Мышцы просто не могут развиваться без развития нервной системы – если накачиваются мышцы, это означает, что автоматически утолщается и «изоляция» управляющих ими «проводов»! Поэтому у всех спортсменов идёт не только рост мышечной массы, но и утолщение миелиновой оболочки – процесс, обратный рассеянному склерозу. Улавливаете?

Да. Вопрос – что пересилит?

– Это зависит от упорства самого человека. Обычно РС развивается с 15 до 40 лет. И иногда, в случае агрессивной формы, уже к 20 годам человек лежит, не шевелится, мочится под себя. Растение! И даже на этом этапе процесс развития болезни можно останавливать и оборачивать вспять. Представляете?

Как такой человек может делать упражнения, если он пошевелиться не может?

– Внешний привод. Берёте его руку и сгибаете. Раз за разом. Часами. Вы не смотрите, что я худенькая и субтильная. У меня вес 45 килограммов, но я приседаю со штангой весом 120 кг. А без штанги могу подряд присесть пять тысяч раз, это мой рекорд. Просто у меня были замечательные тренеры – Вячеслав Евстратов, Борис Жерлыгин. У них я взяла всё, что могла, – лучшие методики развития человеческого организма. 

Институтские знания – это хорошо, конечно. Но они ни в какое сравнение не идут с живой практикой. К тому же Жерлыгину я попала уже перворазрядницей, когда у меня из-за интенсивных тренировок начались проблемы с иммунной системой и сердцем. Врачи пытались запретить мне бегать. Так бы и случилось, наверное. Но хороший тренер оказался лучше всех врачей. В результате я стала бегать марафоны и побеждать.

Жерлыгина я знаю лично. Как вы к нему попали?

– О нём уже тогда ходили легенды. К Борису Степановичу обращались с проблемами по здоровью те спортсмены, которым не могли помочь медики. И он эти проблемы всегда успешно решал. Приходили, например, ребята, у которых на фоне перетренированности вообще переставали в организме продуцироваться иммуноглобулины. Ноль! Такого даже при СПИДе, наверное, не бывает. Медики разводили руками и ничего не могли поделать, а он справлялся! Он и мне восстановил иммунитет, исправил сердце.

Так. Давайте вернёмся к рассеянному склерозу. Значит, болезнь разбирает «изоляцию» нервов, а вы запускаете рост мышечной массы, который сопровождается утолщением «изоляции»...

– Да. Вспомните про гены и их запуск. Есть одни гены, работа которых разрушает миелиновую оболочку при рассеянном склерозе. И есть другие, работа которых наращивает миелиновый слой. Первые нужно остановить, вторые задействовать. В норме нервный «провод» окутывает до трёхсот слоёв миелиновой «изоляции». 

Создаётся миелиновая оболочка специальными клетками – олигодендроцитами, которые своими особыми отростками наворачивают на нерв миелиновую «изоленту». Вот и надо запустить этот процесс. Физиолог Павлов восемьдесят лет назад писал, что организм – самовосстанавливающаяся система. Необходимо только создать благоприятные условия для его восстановления. И это получается! 

А какие ещё аутоиммунные заболевания вы берётесь лечить?

– Понимаете, механизм у очень многих болезней один – организм начинает разборку чего-то, и нужно просто запустить обратный процесс... Я работаю с суставами  – с аутоиммунным артритом, например. И довольно быстрый положительный результат получаю – в течение недели начинаются улучшения... Труднее с диабетом первого типа. Теоретически его излечить несложно, потому как совершенно понятно, что нужно делать. Но на деле его лечить гораздо труднее, чем рассеянный склероз, поскольку для самого пациента излечение довольно проблематично: если при рассеянном склерозе запустить процессы миелинизации, то они дальше сами по себе работают... а при диабете первого типа кроме вовремя подаваемых нагрузок надо ещё и сахар всё время контролировать. 

Иначе при подъёме сахаров выше нормы клетки поджелудочной будут работать с перенапряжением и разрушаться. Ночью ребёнку что-то приснилось, гормоны выплеснулись, сахар скакнул – часть клеток разрушилась. Чтобы лечить диабет первого типа, нужна целая бригада, которая пациента днём и ночью отслеживает. Хотя, повторюсь, в теории это возможно.

Но от диабета первого типа и от артрита не умирают, а вот рассеянный склероз – болезнь смертельная. Поэтому я на неё и обратила особое внимание. И знаете, какая у меня теперь мечта? Я хочу создать клуб людей, победивших рассеянный склероз. Люди, которые раньше не могли ходить, будут участвовать в соревнованиях по бегу. Таких людей у меня уже несколько десятков.

Говорят, человек с мечтой – это счастливый человек. Несите и дальше этот факел...


Автор: Александр Никонов

иллюстрация: Валентин Ткач

Похожие публикации

  • Деньги из воздуха
    Деньги из воздуха
    У России самое вековечное проклятие – климат. Но это проклятие можно, оказывается, преодолеть и в кои-то веки использовать с пользой для себя. Как?..
  • Воспитание детей: апгрейд
    Воспитание детей: апгрейд
    Никто почти не умеет воспитывать детей в современном мире. От этого качество населения неумолимо падает. Спасать надо цивилизацию! Так считает один из самых известных психологов России, член-корреспондент РАЕН, основатель нового направления в психологии Николай Козлов
  • Брачные узы
    Брачные узы
    Женщины моногамны, а мужчины полигамны. Эта сентенция так прочно въелась в общественное сознание, став дежурной истиной, что никто даже не задумывается о её абсурдности. А между тем любому биологу известно, что форма брака − это видовой признак. И коль уж мы принадлежим к одному виду, значит, у нас с вами, дорогие самочки, должна быть общая брачная стратегия. Какая же?