Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Время богов

Время богов

Доктор философских наук Акоп Назаретян – очень редкий специалист. Сфера его интересов – эволюционные процессы, в том числе эволюция социальная. Дело в том, что усложнение систем (это мы и называем эволюцией) имеет общие закономерности как в живой, так и в неживой природе. И, зная эти закономерности, можно предсказывать будущее. Ну, или по меньшей мере увидеть возможные варианты развития событий

 

Начнём с эволюции как с матери нашей. Итак, мать наша эволюция была к нам добра...

– Никогда не была. Эволюция не любит двоечников и отличников в равной степени. Она благоволит к троечникам. В том числе и эволюция социальная. История цивилизации делается народами умеренно несчастными.

Вообще, эволюция всегда была главной загадкой для науки ­ ­­– с тех самых пор, как появился новый  раздел физики –  термодинамика. Ведь самый общий физический принцип: любые системы должны стремиться к статистически наиболее естественному состоянию – равновесному, то есть к хаосу и разрушению. А мы вокруг наблюдаем ровно обратное – эволюцию и усложнение.

Этот главный парадокс естествознания разрешился только в середине ХХ века, когда появилась неравновесная термодинамика. Она описывает механизмы эволюции в открытых системах. Классическая термодинамика работает только в закрытых системах, а в системах открытых, то есть в тех, в которые накачивается энергия, вполне могут идти процессы усложнения и возникать порядок из хаоса. Мы живём в открытой системе, в которую Солнце накачивает энергию.

В общем, такого рода процессы стали изучать, и в 80- годах прошлого века оказалось, что вся история человечества, вся история биосферы, вся геологическая история и даже история космоса, начиная от Большого взрыва, имеют общие закономерности, которые будто нарочно, из этапа в этап, от элементарных частиц через химию и возникновение жизни, ведут к появлению и усилению разума.

Опасно запахло Божественным замыслом!

– Ни в коем случае! Напротив, если бог в этом мире и возникнет, то он возникнет эволюционно. Если человечество уцелеет, наши дети и внуки станут богами. Вот буквально сегодняшние женщины рождают поколение завтрашних богов.

Почему «если уцелеет»? Раз физика требует этого, с неумолимостью проведя линию от Большого взрыва до нас с вами, пьющих чай и рассуждающих о физике, то...

– Физика ничего не требует. Физика только разрешает. Но из тысячи семян одуванчика прорастёт лишь одно, остальные – смертники. И точно так же из тысяч планет, на которых есть условия для возникновения жизни, она может не везде дорасти до разума. А из тысяч планет, на которых разум всё же возникнет, он может лишь на одной перейти тот рубеж, перед которым сейчас встала земная цивилизация, – барьер технологической сингулярности.

Вот об этом сейчас в узких кругах продвинутой интеллигенции очень модно стало говорить, между прочим! Если хочешь показаться умным, брось два слова – «технологическая сингулярность» – и все женщины твои!.. Что же такое эта самая технологическая сингулярность, которая в ХХI веке может смести человечество с планеты?

– Лет пятнадцать тому назад параллельно и независимо друг от друга в Австралии, США и России были проведены расчёты – основанные на разных источниках, с разным математическим аппаратом, которые, тем не менее, дали один и тот же результат: на протяжении 4 миллиардов лет эволюция на нашей планете проходила не просто с ускорением, а в соответствии со строгим логарифмическим законом. В науке такое бывает часто, когда открытие назрело. Так, например, Маркони и Попов одновременно изобрели радио. У нас эти расчёты проводил Александр Панов из Института ядерной физики, в Австралии – Снукс, а в Америке – Курцвейл. Все эти фамилии теперь на слуху.

Интересно, что, когда Панов впервые доложил о своём открытии в Институте имени Штернберга, с мест повскакивали аспиранты и закричали, как Станиславский: «Не верим! Быть такого не может! Человек обладает свободой воли, творческий гений, разум, мы сами всё решаем, бла-бла-бла...»

Молодые ещё. Кстати, после появления квантовой механики можно провести более глубокую аналогию: микрочастицы принципиально непредсказуемы и как бы обладают свободой воли, но при этом в огромных ансамблях они ведут себя вполне классически, то есть предсказуемо – согласно школьным законам. И люди так же.

– Ну это же поразительно! Более того! На протяжении истории биосферы и человеческой истории много раз случались экологические кризисы. Экологический кризис – это кризис исчерпания среды. Среда выедалась, и развитие должно было закончиться. Но каждый раз переход на новые технологии позволял системе преодолеть кризис. Когда первые микроорганизмы, цианобактерии, отравили атмосферу продуктами своей жизнедеятельности – кислородом – и начали массово вымирать, природа перешла на новую конструкцию – одноклеточных, которые потребляли кислород. И это оказалось магистральной линией прогресса. Мы с вами представители этой «обходной технологии».

Ещё один кризис случился, когда люди размножились и выбили всю мегафауну на планете – мамонтов, шерстистых носорогов и так далее. Нас тогда было на планете всего 7,5 миллиона, но такого количества охотников и собирателей, вооружённых каменными топорами, копьями и луками, биосфера выдержать уже не могла. И тогда в результате антропологического кризиса вымерло до 90% homo sapiens. 

Как всегда, спас переход на новые технологии – сельское хозяйство, при котором еда не забиралась из дикой природы, а производилась. Это позволило повысить несущую способность ареалов на порядки, но и сильно изменило ландшафты – леса вырубались под поля, тянулись сети искусственного орошения. А население за десятки тысяч лет к началу XIX века доросло до миллиарда... Следующим этапом стал переход к другим энергоносителям – от дров к углю, нефти, электричеству. И нас стало уже 7 миллиардов.

При этом каждый следующий этап эволюции был закономерно короче предыдущего, причём сокращение временных промежутков подчинялось формуле Панова.

Всё прекрасно! Эволюция каждый раз преодолевает кризисы.

– Беда в том, что сейчас человечество подошло к такому кризису, которого никогда ещё не было в истории. Шкала-то логарифмическая. И кривая, которую описывает открытый Пановым закон, – это гипербола. А гиперболы, как мы помним из математики, имеют одну характерную особенность – они стремятся к асимптоте, то есть при приближении к какому-то пределу по оси Х функция улетает в бесконечность по оси Y. 

В математике это называется сингулярностью. И это случится к середине нынешнего века. Понятно, что в реальном мире никакие физические процессы и величины не могут стать бесконечными. То есть нас ждёт жесточайший перелом, кризис кризисов, каких не было на планете последние пять миллиардов лет. И мы это увидим своими глазами.

Тяжкая балка истории переломится о наши хребты.

– И вот тут есть два варианта развития событий. Или человечество погибает, что вполне реально и, более того, возможно, ни одна цивилизация не преодолевает этого барьера, оттого и существует знаменитый парадокс молчания космоса: сколько мы ни ищем, не можем найти во Вселенной братьев по разуму, космос молчит, хотя цивилизаций должны быть миллионы... 

Или же человечество преодолевает этот сингулярный барьер, пробивается через него и выскакивает в будущее. Но ясно одно: человек естественный, человек животный в любом случае прекращает своё существование. Мы или вымираем, или передаём эстафету разума искусственным созданиям. Скорее всего, это будут генетически модифицированные существа на основе homo sapiens. А иначе нам просто не выжить.  

Сейчас из-за развития медицины, гигиены и санитарии у нас практически не идёт естественный отбор, без которого накопился такой груз генетических ошибок, что через одно-два поколения наши женщины уже не смогут рожать, вынашивать и даже зачинать. А полностью здоровых детей они уже сейчас практически не рожают. Ещё пара поколений – и привет.

Многие просто не представляют скорости накопления груза генетических ошибок. Двести лет назад в передовых Англии и Швеции из трёх родившихся детей до 5-летнего возраста доживал один. До 20-летнего – один из пяти оставшихся. Представляете отсев дурных генов? Сейчас этого отсева нет, выхаживают кого ни попадя и дотягивают до фертильного возраста, и они передают свои дохлые гены следующим поколениям.

Здесь может помочь, как всегда это бывало, только переход на новые технологии, то есть генная инженерия. Выбор у нас невелик – или генетическая трансформация человека, или крах цивилизации. Так что интрига планетарной эволюции разрешится в этом веке на наших глазах и на глазах наших детей.

«Чтоб тебе жить в эпоху перемен!»

– Причём мы особые «счастливчики» – на нашу долю выпали такие перемены, какие не выпадали на долю ни одного поколения из ранее живущих. Я ведь не шучу, когда говорю, что наши жёны сейчас рожают поколение потенциальных богов, которому будут доступны практические формы бессмертия и вероятное космическое господство. Или они рожают поколение деградантов и самоубийц.

Конечно, попы и прочие традиционалисты будут против генетической трансформации и соответственно выживания человечества. Но я оптимист! И мне кажется, что барьер сингулярности мы преодолеем и ворвёмся в прекрасное, хотя и не коммунистическое далёко.

– Не будет беспроблемного райского будущего, даже если мы выживем. Потому что за всё приходится платить. Не платят только мёртвые. Прогресс – это просто выбор меньшего из зол, а не путь в рай и даже не путь от плохого к хорошему. Это просто способ выживания в меняющихся условиях. Новые технологии порождают новые проблемы, которые накапливаются, приводят к очередному кризису и разрешаются переходом на новый виток усложнения. И как долго это будет продолжаться, никто не знает. Возможно, у этого процесса есть естественный предел, который и называется сингулярностью.

Есть гипотеза, что, достигнув сингулярности, цивилизации уходят в виртуальный мир и продолжают своё существование там, в игровой реальности. И возможно, этим объясняется парадокс молчания космоса. Но нужно понимать, что это тупиковый вариант, поскольку Солнце не вечно и спрятаться в виртуале навсегда не удастся. Нужно жить в этом мире, а чтобы в нём выжить, необходимо решить не только техническую проблему генетической деградации, но и проблему культурную – уравновесить возросшую технологическую мощь человека культурными ограничителями. 

Потому что чем мощнее становятся орудия и энергии, которыми мы овладеваем, тем более мощные ограничители насилия должны быть в культуре и в головах. Мы из истории знаем множество локальных цивилизаций, которые грохнулись, будучи не в состоянии выработать внутри себя ограничители внутренней агрессии. Они подорвали основу своего существования, нарушив техногуманитарный баланс, то есть баланс между инструментальным разумом и гуманитарным. 

И чем ближе к современности, чем быстрее происходили события, тем быстрее росла и растёт инструментальная мощь цивилизации, а наша животная сущность при этом остаётся неизменной – всё тот же импульсивный эмоциональный примат. Справится ли он с последним, самым трудным барьером?

Стержневой проблемой XXI века будет проблема смыслов. До сих пор человечеству лучше всего удавалось конструировать смыслы своего существования на образе врага. Это общий метод канализации природной агрессии. Но теперь, когда цивилизация делается глобальной, планетарной, этот способ становится смертельно опасным, самоубийственным. 

Сможем ли мы жить как боги – без образа врага, освоить космополитическое, а не узконациональное мышление? Поживём – увидим. Недолго осталось...

Автор: Александр Никонов

фото: Сергей Авдуевский/ТАСС; DEPOSITPHOTO/FOTODOM

Похожие публикации

  • Деньги из воздуха
    Деньги из воздуха
    У России самое вековечное проклятие – климат. Но это проклятие можно, оказывается, преодолеть и в кои-то веки использовать с пользой для себя. Как?..
  • Лечение молотком
    Лечение молотком
    Мы привыкли к докторам «узким». Точно разделали человека на части, как тушу в мясном магазине, и кусками лечат – по одному органу. А кто же лечит всего человека, так сказать − интегрально?
  • Миф о холестерине
    Миф о холестерине
    А вы давно сдавали кровь на холестерин?.. Как же так! Ведь холестерин − убийца номер один. Он же откладывается на стенках сосудов! Это всем известно. За последние полвека нам об этом все уши прожужжали. И всё оказалось совсем наоборот...