Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Детектор лжи

Детектор лжи

На протяжении всей своей истории человечество наступало на одни и те же грабли: человек врал, а власть пыталась вывести его на чистую воду. В конце концов, люди придумали детектор лжи, после чего, казалось, решили эту проблему раз и навсегда. Но вот решили ли? Или породили массу новых?

 

Работал я в одном крупном издательском холдинге. На одном этаже с нашим журналом располагалась и служба безопасности компании. Руководили службой безопасности отставные офицеры спецслужб. Мы постоянно общались в курилке, они к нам, журналистам, как к богеме, благоволили. И откровенничали. Рассказывали про разных лохов, которых раскалывали на детекторе лжи. Лохи воровали деньги у холдинга, а служба безопасности их разоблачала.

Полиграф, как официально именуется детектор лжи, был их гордостью, и вот все, кто имел к нему доступ, соревновались, кому лучше удастся провести на нём «допрос». На тот момент лучшим полиграфистом был начальник отдела кадров и спецслужбистов, эта конкуренция напрягала и подзадоривала. 

Рассказывали они интересные вещи. Выходило, что детектор лжи – это на самом деле довольно тупая машина, которая просто фиксирует дыхательный и сердечный ритмы и прочие физиологические изменения. А вот распознать – врёт человек или говорит правду – может только полиграфист или полиграфолог, то есть оператор детектора лжи. И само собой, делают они это по-разному в зависимости от квалификации.

Вообще, для самых искусных полиграфистов даже детектор лжи не нужен. Возьмём, к примеру, знаменитого менталиста (так в то время называли экстрасенсов) Вольфа Мессинга и один из знаменитых его опытов, которые он проводил на своих «сеансах» перед большой аудиторией. Кто-то в зрительном зале прятал бумажку с записанным на ней словом, пока Мессинг сидел с завязанными глазами. Затем Мессинг брал первого попавшегося ему человека (тот становился его проводником) и шёл с ним по рядам. Возле нужного ряда он останавливался и незамедлительно говорил, у кого спрятана бумажка. После чего называл слово.

Не спешите записывать эти таланты на счёт его сверхъестественных способностей. Что на самом деле делал Мессинг? Всё время держал проводника за руку. И когда они вместе проходили мимо нужно ряда, металист чувствовал, как менялся пульс у человека, как потела его рука, видел, как краснели щёки – Мессинг идеально сканировал малейшие изменения мимики. Точно так же, сканируя автора записки, он с помощью серии наводящих вопросов понимал, что за слово написано на бумажке. Мессинг был и полиграфистом и детектором лжи в одном лице. И делал свою работу гениально.

Но увы, таких уникумов – единицы, а знать правду хочется всегда. Ну, практически всегда. Поэтому в разные века у разных народов существовали свои методы – как вывести человека на чистую воду. Оставим за кадром различные мистические штуки вроде обсыпания золой хвоста священного ишака, за который должен был подержаться предполагаемый лжец. Говорили, что если после этого руки у него оставались чистыми, значит, он не врал. А во времена средневековой инквизиции ведьму окунали в воду с камнем на шее: если всплывала – значит, врала, если тонула – была невиновна. Остановимся на более-менее рациональных методах.

В Древнем Китае лжеца заставляли слушать обвинения в преступлении, набрав в рот рис. Если после этого рис оставался сухим, стало быть, человек действительно был виновен (потому как от страха у него всё пересыхало во рту). 

Были и другие техники. Шаманы выявляли лжецов по сердцебиению (нормальное или учащённое), африканские колдуны использовали хрупкие яйца, которые передавали по очереди от одного подозреваемого к другому, и только тот, у кого на нервной почве дрожали руки, скорее всего, и мог раздавить яйцо. 

В общем, способов было довольно много, но все они были уж слишком специфически индивидуальные, ведь не посадишь в каждый полицейский участок колдуна, шамана или менталиста. Поэтому назрела острая необходимость изобрести специальный прибор.

 

Электронный оракул

Начало научному периоду выявления лжи положил итальянский физиолог Анджело Моссо во второй половине XIX века. Он изобрёл плетизмограф (исследовал движения кровеносных сосудов), гидросфигмограф (показывал изменения пульса) и эргограф (замерял сокращение мышц предплечья). Так, беря человека в плотное кольцо из приборов с трудновыговариваемыми названиями, Анджело Моссо определял, когда человек больше боится. И, следовательно, когда предположительно врёт. 

Одна беда. Приборы были очень громоздкими, и их было три, слишком много для маленького человечка. Поэтому ближе к концу XIX века великий итальянский психиатр Чезаре Ломброзо выдернул из этого сервиза один прибор – гидросфигмограф – и стал с его помощью мучить бедных подозреваемых.

Основная заслуга Ломброзо состоит в том, что он первый в криминалистике повернулся к человеку. То есть стал в расследовании концентрироваться не на преступлении, а на самой личности преступника. По тем временам это была революция в полицейском деле. Ломброзо выделил четыре типа преступников – душегуб, вор, насильник и жулик, что актуально и до сих пор. А затем решил измерить черепа, чтобы установить, расположен человек к преступлению или нет. 

Согласно теории Ломброзо, около 40 % всех преступников имеют врождённую расположенность к совершению преступлений, и выявлять их можно по анатомическим признакам. Этот метод к нашему времени потерял свою актуальность, но в начале прошлого века все криминалисты были увлечены теорией Ломброзо. И именно он силой своего авторитета заставил криминалистов со всей серьёзностью отнестись к детекции лжи.

Современный полиграф изобрёл в 1920-х годах офицер полиции Джон Август Ларсон. Это был не простой офицер полиции, а очень образованный офицер полиции. Пока Ларсон писал диссертацию по физиологии в университете Беркли, он подрабатывал в полицейском участке (брал ночные дежурства) и чуть ли не прижился там. Поэтому после окончания университета устроился в полицию криминалистом. Собранный им полиграф измерял состояние человека с учётом кровяного давления, частоты пульса, дыхания и кожной проводимости.

Дальше прибор продолжили совершенствовать последователи Ларсона, и работа эта не прекращается по сегодняшний день. Другое дело, что прибор всего лишь фиксирует эмоциональное состояние человека, сам он не в силах определить, кто врёт, а кто нет. Основная часть работы лежит на операторе полиграфа. И не только работа, но и гигантская ответственность.


Обмани меня

Большинство людей считают, что полиграф применяют в основном при допросе преступников. На самом деле это не так. Поскольку существует вероятность ошибки, то в рамках следствия такой допрос может носить лишь вспомогательный характер. В Германии и Польше суды вообще не принимают к рассмотрению опросы на полиграфе.

У нас мода на детектор лжи началась с весёлых 90-х. Тогда ими вовсю баловались службы безопасности крупных корпораций (в США, кстати, это запрещено законом). Причём любовь к полиграфам зачастую объяснялась не политикой компании и даже не популярностью самого аппарата, а исключительно азартом работников службы безопасности, которые таким вот экзотическим способом надували перед начальством свою значимость.

В холдинге, о котором я рассказывал в самом начале, служба безопасности соревновалась с отделом кадров. В результате проворовавшегося экспедитора изобличили сначала работники безопасности, затем кадровик. Причём кадровику ворюга в простой, но откровенной беседе рассказал намного больше, чем «на допросе» с помощью полиграфа. Задетый за живое замначальника службы безопасности затребовал несчастного экспедитора на ещё один допрос с пристрастием, однако больше информации вытащить из бедолаги ему всё равно не удалось. Тогда допрос на полиграфе учинил начальника начальника… Так бы и мурыжили провинившегося, да прибор сломался – и дело закрыли.

На сегодняшний день проверку подозреваемых на детекторе лжи во время расследований преступлений используют во многих странах мира. Но дело это – добровольное. Экспертиза учитывается судом, но не является решающим доказательством вины или невиновности. Слишком велика опасность ошибки. Причём не только полиграфолог может ошибиться. Есть вероятность, что и испытуемый может обмануть прибор.

Возникает закономерный вопрос: а так ли легко обмануть детектор лжи?

Конечно, обмануть прибор непросто. Современный детектор лжи фиксирует потоотделение, кровяное давление, малейшее изменение ритма дыхания. Вообще фиксируется до пятидесяти различных параметров: дрожание губ, покраснение кожи лица, расширение или сужение зрачков. 

Существуют полиграфы, измеряющие мозговую активность, внутриглазное давление, частое моргание и изменение вибрации голосовых связок (это когда голос от волнения даёт петуха). И так далее. Дошло даже до лингвистического исследования речи испытуемого, анализ текста на возможную ложь. И методики всё совершенствуются и совершенствуются. В будущем, когда человеку будут в голову вживлять чип, эмоциональное состояние можно будет сканировать с помощью простого телефона.

Впрочем, и с этим чудо-прибором случаются проколы. Так, психолог Пол Экман рассказывает о сержанте, обнаружившем мёртвой жену своего сослуживца. Три раза его допрашивали с помощью детектора лжи. И три раза полиграф показывал, что он – убийца. Но затем нашли настоящего убийцу и сержанта оправдали. В чём дело? А дело в том, что он тайно был влюблён в эту женщину и когда увидел её труп, на него нахлынули сексуальные желания. Он стал испытывать из-за этого чувство вины, и как только следователь спрашивал его про эту женщину, он тут же начинал волноваться, а полиграфист однозначно интерпретировал это как ложь.

Бывают люди с неустойчивой психикой, которые, сами того не желая, подыгрывают детектору лжи. Так молодой человек Питер Рейли обнаружил свою мать дома мёртвой. Все улики были против него. И полиграф показал, что он убил мать. И только через два года выяснилось, что у восемнадцатилетнего парня есть неопровержимое алиби. Просто он встал на сторону следователей, представил картину убийства и вдруг осознал, что все улики указывают на него, что ему не отвертеться. И так был уверен, что ему всё равно никто не поверит, что просто переволновался, когда давал показания...

Возникает вопрос: а можно ли обмануть прибор в обратную сторону? Ну, чтобы он не подсуживал следствию как в вышеприведённых примерах, а наоборот, не распознавал ложь? В первую очередь это могут сделать некоторые типы психов. 

Представьте себе эдакого серийного убийцу, которому человека зарезать – как высморкаться. Который совершенно не испытывает угрызений совести. Если его спросят, убил он человека или нет, он спокойно будет отрицать, не испытывая никакого волнения. Естественно, это касается далеко не всех маньяков, но и такие существуют. Так американец Гэри Риджуэй, серийный маньяк, с блеском прошёл допрос на полиграфе.

Помимо маньяков, тесты на детекторе лжи проходят патологические лгуны и разведчики. Первые – понятно, а вот вторые проходят спецподготовку. Американский разведчик Олдрич Эймс успешно продавал американские секреты Советскому Союзу. За эти годы он прошёл в ЦРУ несколько допросов на детекторе лжи. Те, кто его подозревал, даже подумать не могли, что можно с такой лёгкостью обмануть полиграф.

Вообще, для того чтобы обмануть полиграф не обязательно быть кровавым маньяком, патологическим лгуном или профессиональным шпионом. Для этого не обязательно проходить спецподготовку в разведшколе или в составе диверсионных групп выезжать в разные страны на спецзадания. Однако потренироваться придётся. 

Есть разные способы: можно с помощью боли отвлечь внимание организма, или же думать о чём-то отвлечённом, что позволит не реагировать на каверзные вопросы. Но все эти методы связаны с риском даже для профессионалов, потому что с той стороны полиграфа, как правило, сидит такой же профессионал своего дела, который хорошо читает все эти «кардиограммы».

Так сможет ли в итоге человечество изобличать всех и вся, посмевших утаивать от общества правду? Скептики с ужасом ждут этого времени, предрекая возникновение общества тотального контроля, а оптимисты, наоборот, надеются, что только тогда все со всеми наконец и смогут договориться.

Где-то полгода назад я был на большой научно-практической конференции по новым медиа. И коммерческий директор одной из крупных телефонных компаний в своём докладе обрисовал картину будущего: зачем носить в кармане телефон, когда можно вживить чип под кожу и общаться со всеми напрямую? И он не фантазировал, он опирался на последние технологические разработки.

Уже сейчас общество всерьёз обеспокоено тем, как легко государство может выудить важную информацию о каждом из нас – из социальных сетей, баз данных, личных компьютеров. Но будем откровенны: ложь – это не только возможность скрыть преступление, это и абсолютно естественное желание отгородить свою частную жизнь, поставить перед всеми личный заборчик. 

А что будет, когда люди напрямую будут подключены друг к другу? Отсутствие лжи, царство справедливости? Или скорее жизнь в одном большом колхозе без возможности укрыться от посторонних взглядов? Действительно ли она так вам нужна, эта ваша правда?

Автор: Дмитрий Ромендик

Иллюстрация: Игорь Яцук


Похожие публикации

  • Сон=отдых
    Сон=отдых

    Кто внушил нам, что сон нужен для отдыха? Это абсолютно не так! Новые данные сомнологии − науки о сне − говорят прямо обратное: сон есть трудная, но необходимая работа. Именно к такому выводу пришла современная физиология в лице моего сегодняшнего собеседника − доктора биологических наук Ивана Пигарёва, который последние двадцать лет только и делает, что занимается проблемами сна  

  • Фальшивки о вечной жизни
    Фальшивки о вечной жизни
    В последнее время в кругах продвинутой молодёжи стала модной тема продления жизни и даже обретения бессмертия. Люди записываются в имморталисты (это граждане, полагающие, будто наука скоро изобретёт вечную жизнь), активно интересуются посмертным замораживанием мозга в расчёте на потомков (которые научатся размораживать и приделывать новое тело), а также надеются перезаписать сознание на электронный носитель и уцелеть таким экзотическим образом. Это напоминает какую-то новую религию
  • Человек, который напугал Гитлера
    Человек, который напугал Гитлера
    Вольф Мессинг умер в тот самый день, который сам же и предсказывал. Он никогда не ошибался, во всяком случае не в вопросах датировки смертей. Мессинг мог любому сообщить его чёт или нечет. Говорят, что он вообще всё знал наперёд, находиться рядом с ним было тревожно. Гитлер, к примеру, так растревожился, что велел ловить этого умника, пока не поймают. Зачем?