Радио "Стори FM"
Бессмертие

Бессмертие

С древних времён люди пытались победить смерть, мечтая о жизни вечной. Пока природу обмануть не удалось. Или всё-таки есть надежда?

Собственно говоря, из этой самой мечты о вечной жизни и родилась религия – эта сказка об эфирном бессмертии эфемерного духа. Но дух и тот свет – нечто малопонятное. А людям хотелось конкретики. Поэтому один из самых древних мифов – эпос о Гильгамеше − рассказывает нам о путешествии этого шумерского героя в поисках бессмертия.

Гильгамеш отыскал некоего Утнапишти – шумерского Ноя, святого человека, который спасся на ковчеге от всемирного потопа. За этот подвиг боги наградили его бессмертием. Утнапишти поделился с Гильгамешем секретом бессмертия. Он, оказывается, заключался в какой-то траве. Добыв сию траву, довольный Гильгамеш отправился домой в рассуждении о том, как бы провести эксперимент – дать народу эликсир бессмертия и посмотреть, что из этого получится.

К сожалению, смелым замыслам не суждено было сбыться, потому что Гильгамеш бездарно профукал сию целительную травку (её съела змея, пока герой спал) и вернулся к своему народу ни с чем. У него и у его народа осталось только то, что было раньше, – бессмертие бесплотного духа после смерти. Чтобы хоть как-то утешиться, Гильгамеш пошёл в храм и  попросил бога мудрости Эа установить связь со своим недавно умершим другом по имени Энкиду. Бог связь установил. Но лучше бы он этого не делал! Ибо информация, полученная от бесплотного духа Энкиду, была неутешительной – тот сильно переживал об утраченном теле:

Смотри! Друг, которого ты обнимал в радости сердца, −

Черви его пожирают, как истлевший саван.

Моё тело, которого ты касался в радости сердца,

В пыль и прах превратилось,

В прах и тлен, в прах оно превратилось!

«Здесь впервые, − пишет В. Авдиев в книге «История Древнего Востока», − с предельной чёткостью и в то же время с большой художественной силой и яркостью выражена мысль о неизбежности смерти, которой подвластны все люди, даже те, которые готовы на любой подвиг, чтобы преодолеть неизбежную смерть, даже те, в которых, по меткому выражению автора поэмы, «две трети от бога и одна треть от человека».

В общем, людям всегда хотелось бессмертия именно в теле, а не в виде чистого сознания, поскольку все радости этому сознанию дарило только оно – тело. Тело могло вкусно есть, заниматься сексом и щекотать себя разными иными радостными способами. А если нет телесных радостей, к чему бессмертие? Для вечной скуки? На фиг! Пришлось религиям вносить коррективы. Ислам прямо обещал павшим воинам райские сады со жратвой и гуриями, христианство тоже сулило своей клиентуре воскрешение и жизнь вечную именно в теле, причём преобразованном – без болячек и прочего геморроя.

Однако вера верой, а синица в руках всегда конкретнее журавля в небе. Поэтому на всякий случай алхимики и прочие придворные знахари неустанно искали эликсир бессмертия для своих правителей за казённый счёт, а простой народ бесплатно грезил о «живой воде» в народных сказках. 

Письменные источники древних Индии, Китая, Египта рассказывают нам о попытках обнаружить омолаживающее организм лекарство из смеси чеснока, ладана, лотоса и разных неорганических веществ − золота, серебра, жемчуга… Затем за поиск решения проблемы взялась современная наука, которая немало преуспела, продлив среднюю продолжительность жизни по сравнению со Средними веками вдвое.

Но вот 19 октября 2007 года социологическая служба «Левада-Центр» провела опрос общественного мнения. Исследователей очень интересовал вопрос смерти и бессмертия. Результаты можно счесть шокирующими. На вопрос: «Хотели бы вы жить вечно?» − положительно ответили только 18% россиян. Более того! Если даже допустить, что вопрос о вечности может людей пугать («чёрт его знает, что там будет в этой невообразимо далёкой вечности!»), то и просто «жить как можно дольше» согласились всего 22% россиян. То ли жизнь их не радует, то ли, напротив, они слишком ценят качество жизни, а просто «жить подольше» в их понимании – это значит влачить жалкое существование на нищенскую пенсию, болеть и быть немощными? К последней версии склоняет тот факт, что целых 34% россиян предпочли качество жизни её количеству – они сказали, что «готовы жить до тех пор, пока будут сохранять силы и ясность ума».

Итак, 82% россиян заявили, что не хотят жить вечно. Не желают! Почему? И стоит ли им верить?

Люди иррациональны. Новое их пугает. Так что отрицательный ответ может означать всё что угодно, например протест против нынешней жизни: пусть знают социологи − не нужна нам такая жизнь!.. Так что не стоит, по моему мнению, особо прислушиваться к тому, что люди говорят. А нужно смотреть на то, что они делают. Что же они делают? А вот что. Едва человеку ставят смертельный диагноз, как он ужасается, впадает в депрессию, начинает бегать по врачам, знахарям, отдаёт бешеные деньги и тем и другим, цепляясь за жизнь, как утопающий за соломинку. Ради чего он борется? Ведь он знает, что всё равно умрёт рано или поздно. Ради каких-то лишних двадцати лет? Они всё равно промелькнут незаметно. Вопрос-то непринципиальный!.. Но всё-таки человек упорно хватается за всё, что, по его мнению, может ему помочь пожить хоть ненамного дольше.

И вот как раз это – ответ делом на реальную угрозу смерти, а не пустопорожние салонные рассуждения о весьма абстрактной вечной жизни. Что же может предложить нам в этом плане наука? Как сохранить носитель?

Наука озаботилась этими вопросами давно. Знаменитый Парацельс полагал, что «нет ничего, что могло бы избавить смертное тело от смерти, но есть нечто, могущее отодвинуть гибель, возвратить молодость и продлить краткую человеческую жизнь».

gilgamech.jpg
В поисках Утнапишти и секрета бессмертия Гильгамеш преодолевает Воды смерти

В начале ХХ века наш соотечественник Илья Мечников впервые ввёл новый термин – геронтология, − который дал название науке о старении организма. Но разные теории старения начали появляться гораздо раньше. Гиппократ полагал, что порча тела (старение) ускоряется невоздержанностью в питании, то есть перееданием, и был прав: современные исследования это подтверждают: крысы, которые находятся на «половинном» рационе, живут до полутора раз дольше. Ну а собственно причиной старости Гиппократ считал некое «расходование тепла» в организме. Аристотель придерживался аналогичной точки зрения: как «тепло» кончается, так человек помирает. То есть люди давно обратили внимание на те ужасающие процессы, которые идут в организме человека и постепенно портят его, приводят в негодность. Старость уродует тело. Но как этого избежать?

Первый практический результат омоложения получил старенький французский биолог Шарль Броун-Секар. Он родился ещё когда был жив Наполеон, закончил Парижский университет, был членкором Французской академии медицинских наук, изучал кровь, функцию надпочечников, выдвинул теорию внутренней секреции. И в один прекрасный день ему пришла в голову идея омолодиться путём введения в организм вытяжки из семенных желёз животных. Эксперименты доктор ставил на себе. К тому времени профессор был уже довольно стар и передвигался с трудом. Но в 1889 году научная общественность с удивлением увидела его легко взбегающим на кафедру для доклада о своих экспериментах. Собственно, после столь впечатляющей пробежки старичок уже мог ничего и не говорить о пользе гормональной терапии для омоложения организма – эффект омоложения был налицо. Над миром замаячила заря вечной молодости!

Но увы, эффект от гормональной терапии оказался весьма коротким и сменился ускоренным одряхлением. 

С тех пор прошло больше ста лет. Отгремели революции, по миру прокатились две мировые войны, вспух и сдулся социалистический эксперимент в России и в других странах. Что же изменилось в науке о бессмертии за эти годы?

Изменилось многое.

Изменилось настолько, что известный британский геронтолог Обри ди Грей утверждает, что нам осталось потерпеть до «бессмертия» всего 20 лет и что уже сейчас на планете живёт первый человек, который благодаря геронтологическим инновациям проживёт 150 лет. А сейчас ему, этому счастливчику, лет шестьдесят. Так сказал известный британский учёный. Чем же он известен? Ну, во-первых, своей бородой. Она у него до пояса. Во-вторых, тем, что создал специальный Фонд Мафусаила, который занимается проблемами борьбы со старением мышей. Ди Грей − весьма колоритный чудак с весёлыми глазами. Понятно, что его лозунги, будто «бессмертия» осталось ждать всего 20 лет, − просто звонкий пиар для привлечения денег миллионеров. Но пиар-то удачный: деньги миллионеров, влекомые посулами и научным авторитетом ди Грея, потекли к последнему. Миллионеры надеются дотянуть до обещанных времён, когда люди, согласно обещаниям ди Грея, «перестанут умирать от старости». А от чего же они тогда будут умирать?

Да много от чего можно умереть, товарищи! Именно поэтому геронтологи и не любят говорить о бессмертии, а говорят только о решении проблемы старения. Что, конечно, здорово, но проблему вечной жизни не решает, именно поэтому в предыдущем абзаце я и взял слово «бессмертие» в кавычки.

Учёные вечной жизни нам не обещают, они обещают лишь нестареющее тело. Которое может погибнуть, попав под трамвай. Может покончить жизнь самоубийством. Да мало ли что может случиться с нестареющим организмом!.. Мы с вами не боимся (за редким исключением) летать на самолёте. Потому что для нас с вами шанс погибнуть в авиакатастрофе ничтожен. Но для нестареющего существа, которое живёт и летает «вечно», шанс гибели в авиакатастрофе практически равняется единице – если летать вечно, когда-нибудь долетаешься точно!.. Но, скорее всего, погибнешь от чего-то более опасного – от автокатастрофы, удара электротоком, отравления или просто смертельной болезни. Впрочем, техника безопасности − вопрос второй, а нам бы сейчас решить первый и главный − ликвидировать порчу организма старением.

Когда я только-только начинал свою карьеру в журналистике, на моём пути попался один восторженный человек, который заявил, что он отрыл секрет бессмертия. «Открыли для себя, откройте и для наших читателей», − радушно улыбнулся я и приготовился слушать, вольготно откинувшись в кресле и поощрительно улыбаясь.

Идея была простой, как всё конгениальное... Чтобы её понять, надо кое-что вспомнить. Вот слились сперматозоид с яйцеклеткой. И там и там были половинные наборы хромосом, а после слияния получился полный набор – 46 штук. В этом хромосомном наборе зашифрован весь человек – его будущие склонности, характер, цвет глаз, раннее облысение, рост, склонность к полноте… В общем, вся телесная матрица, на которую потом запишется личность с её воспоминаниями и наученными социальными реакциями. Но до этого пока далеко. Пока что мы имеем только одну клетку. Это клетка чего? Печени? Мозга? Кости? Да ничего! Сам вопрос поставлен некорректно! Это просто клетка – одна-единственная. Универсальная.

И вот она начинает делиться. Раз − и уже две такие клетки. Четыре. Восемь… С какого-то момента начинается клеточная дифференциация, то есть специализация. Одни клетки превращаются в клетки печени, другие – в клетки мышц, третьи – нервной ткани, четвёртые – сосудов, пятые – желёз внутренней секреции… То есть клетки перестают быть универсальными и становятся специализированными – из полного набора генов включается именно тот ген, который нужен данной клетке для работы на организм. Все клетки зародыша согласованно делятся, зародыш равномерно растёт, потом рождается на свет и растёт дальше – до самой армии.

А потом он расти перестаёт. Но клетки делиться не перестают! Потому что государство под названием «организм» всегда живёт дольше, чем его подданные. У клеток есть срок жизни (у разных клеток он разный), и они постоянно обновляются. Старые клетки убиваются и разбираются на «запчасти», а им на смену приходят новые, молодые и полные сил. Таким образом, человек за свою жизнь несколько раз полностью обновляется на клеточном уровне.

«Бабочками-однодневками» нашего организма с полным правом можно назвать клетки кишечного эпителия. Они очень короткоживущие. Срок их жизни – несколько суток. Клетки крови живут подольше. Срок жизни эритроцита составляет 100−120 дней, а лейкоцита − 8−10. Представили себе жизнь этих пролетариев транспортной системы? Эти волки-одиночки плавают в крови, стареют, помирают, после чего разбираются похоронной командой других клеток, которые, в свою очередь, тоже помирают, и так далее… Откуда же берутся в крови новые лейкоциты и эритроциты?

Они получаются из универсальных, недифференцированных клеток. Эти клетки выбрасываются из костного мозга и специализируются в крови, превращаясь из универсальной заготовки в узкого специалиста – эритроцит, тромбоцит или лейкоцит.

Но универсальной клетке всё равно, в какую клетку превратиться, она же универсальная! Она с таким же успехом может стать клеткой печени или сердца! На этом и была основана идея моего визави о бессмертии. А давайте, говорил он, в наши дряхлеющие сердца, почки и прочие потроха подсаживать культуру универсальных клеток, которые будут превращаться в обновлённые клетки сердца, почек и т.д. Таким образом, мы откроем новую индустрию – индустрию бессмертия! Люди будут периодически приходить в специальные центры ремонтироваться, то есть догоняться новой дозой «молодильных» клеток.

А где брать тонны универсальных клеток для индустрии омоложения? На этот вопрос у моего гостя был прекрасный ответ: их довольно много в эмбриональных тканях. И вместо того, чтобы выкидывать абортивный материал на помойку, как это происходит сейчас, его надо по-умному утилизировать, использовать, извлекая из него полезные клетки. А в дальнейшем, быть может, женщины даже наладят продажу эмбрионального материала, нарочно беременея и специально идя на аборт с целью деньжат срубить по-лёгкому.

Идея мне понравилась своей смелостью и незамутнённостью моральными предрассудками. Почувствовав интерес, мой собеседник начал с жаром обрисовывать великолепные перспективы: «Через двадцать лет люди перестанут умирать от старости. Мы наладим конвейер омоложения!» Его глаза горели.

Со времени нашей беседы прошло ровно двадцать лет. Мой собеседник умер. А бессмертие нам обещают опять через двадцать лет. Это как с нефтью, исчерпание запасов которой нам обещают «через тридцать лет» вот уже тридцать лет…

И у меня такое ощущение, что в этом деле геронтологи ещё в самом начале пути. Если проводить технические аналогии − где-то на уровне каменного топора. Хотя очень хочется надеяться, что я ошибаюсь.

Автор: Александр Никонов


Старость отменяется? 

Человечество выдвинуло массу теорий старения, идущих ноздря в ноздрю с развитием науки. Старость наступает из-за постепенного высыхания тела… Старость наступает из-за изнашивания организма… Старость наступает из-за накопления вредных веществ… Старость – результат нарушений в работе нервной системы… Очень много теорий. Только вот бессмертия пока всё нет. Хотя некоторые сдвиги намечаются. Вот, например,  доктор биологических наук, 80-летний академик Владимир Скулачёв заявил, что нашёл-таки чудо-вещество, способное избавить нас от увядания.

konon.jpg

− Существует точка зрения, я уверен, абсолютно ошибочная, что  человеческий организм – это сложный механизм, детали которого с годами изнашиваются, ломаются, всё это приводит к старости, а потом и к смерти, и, дескать, ничего с этим нельзя поделать. А я и мои сотрудники считаем, что старение – заложенная в нас программа, которую можно отменить.

Например, есть организм не менее сложный, чем все другие организмы, – голый землекоп, крошечный зверёк размером с мышку, который не стареет. Сейчас по всему миру пошли исследования этого зверька, его феномена. Для нас голый землекоп – прецедент того, что старение − не обязательное условие. А раз не обязательное, то можно от него избавиться. Был же человек когда-то покрыт шерстью, потом это стало ненужным, потому что без шерсти и удобней, и гигиеничней − легче избежать инфекций. 

Старение – такой же атавизм, как шерстяной покров для человека?!

− Да. Это механизм, который был придуман эволюцией для собственного ускорения: стареющий человек имеет больше шансов умереть, следовательно, быстрее идёт смена поколений, естественный отбор. Но сейчас он человечеству уже не нужен – мы не зависим от окружающей среды, значит, и механизм старения будет отключён, и срок жизни, соответственно, увеличится. Однако зачем нам полагаться на черепаший темп эволюции, у которой на это уйдут тысячи и тысячи лет? Человек мыслит иными временными категориями. Если нужно взлететь, он строит самолёты, а не ждёт, когда крылья вырастут. Поэтому прецедент нестареющего существа, причём это млекопитающее, даёт правильное направление мысли.

В своей книге «Жизнь без старости» вы пишете, что мы стареем, потому что в клетках образуются ядовитые формы кислорода. Клетка, накопив определённое количество яда, самоуничтожается. Из-за этого с возрастом в организме становится всё меньше и меньше клеток. Но ведь в клетках голого землекопа всё то же самое происходит?

− Действительно, когда в клетках землекопа образуются ядовитые формы кислорода, они делают своё чёрное дело, но это не есть сигнал на запуск  самоликвидации. А что происходит в клетке человека? Клетка  не допускает накопления в себе большого количества яда − это грозит повреждением генома, что совершенно катастрофично для вида. Но ужас в том, что в результате такая клетка убивает не только себя, но и посылает сигнал к самоуничтожению другим, ещё вполне здоровым клеткам. Так эволюция подстраховалась, чтобы не был повреждён геном. Ведь на его создание уходят миллиарды лет, а для разрушения достаточно нескольких минут, после чего сначала будут рождаться монстры, а потом и вовсе организмы начнут гибнуть от летальных мутаций.

Так вот у голых землекопов этот сигнал отменён. Они в результате, видимо, некоего скачка эволюции выработали в себе вещество, которое прерывает эту цепочку. У них и рака поэтому не бывает. То есть самоуничтожается только одна клетка, накопившая яд, остальные не затрагиваются. Это вещество, этот антиоксидант – гиалуронан − открыли  наши учёные, правда, сейчас они −  американские, профессора Университета Рочестера Вера Горбунова и Андрей Силуянов. Они обнаружили, что это вещество находится снаружи, а не внутри клеток землекопов, им заполнено всё межклеточное пространство. Оно есть и у человека, но в очень небольшом количестве.

Надо, чтобы его было больше?

− Это один из путей борьбы со старением. Но у нас более радикальный подход: мы хотим, чтобы уже внутри клетки ядовитые формы кислорода были обезврежены. Даже не внутри клеток, а внутри митохондрий, где они, собственно, и образуются. Но в принципе логика та же самая: антиоксидант останавливает старение. Созданное нами вещество как раз способно адресно, точечно проникать в митохондрии, нейтрализовывать яд и тем самым омолаживать клетки. Мы проводили исследования на мышах, собаках, кошках, сейчас перешли к людям. Начали со старческих болезней глаз: получить разрешение на глазные капли гораздо проще, чем на лекарство, принимаемое орально. Глаз хорошо изолирован, не нужно проводить контроль всех органов. 

Предположим, пройдёт время, появятся капли, таблетки для омоложения уже всего организма. Как люди будут их принимать? Дожив до первых признаков старения?

− Нет-нет! Ни в коем случае! Начинать нужно с младых ногтей. Вот как делали мы в ходе экспериментов: едва мышата переставали сосать маму, мы начинали добавлять им в воду наше вещество. Чем раньше начинали, тем лучше был эффект. На мухах дрозофилах это было ещё очевиднее. Мы же могли сразу на тысяче мушек опыт ставить. И там вывод получился чёткий: достаточно, чтобы лишь в первую неделю жизни насекомое принимало наше вещество, чтобы дальше оно уже жило дольше. Постоянно не нужно принимать. Если начали не с первого дня, а в середине жизни, а она у дрозофил всего четыре недели, то тогда принимать нужно до конца жизни. Но что  совершенно очевидно − опыты эффективнее на молодых особях. Молодой организм очень быстро и легко приспосабливается к новым условиям. Он уже не хочет думать о других поколениях. Ведь программа старения – это готовность организма уступить жизнь тому, кто моложе.

Поймите, мы совершенно не претендуем на звание борцов за бессмертие. И голый землекоп смертен. Другое дело, что эти зверьки умирают не от рака, не от сердечно-сосудистых заболеваний, не от диабета, то есть не от старости. А в основном от того, что становятся жертвами змей, которые заползают в их лабиринты. Голые землекопы живут в Африке, под землёй, где прорывают туннели площадью в два футбольных поля. В каждой семье – до трёхсот особей, главные из которых самка-царица и несколько её мужей, только им позволено размножаться. Остальные – солдаты и рабочие, обеспечивающие царицу пропитанием и охраняющие её. Так что врагов, кроме змей, у них практически нет. Выбор такого образа жизни в своё время и обеспечил землекопов, скорее всего, тем эволюционным скачком, который избавил их от старения и подарил долгую жизнь. 

Обычная мышь живёт не больше трёх лет, а эти их ближайшие родственники – до тридцати лет и более. Поэтому мы не за бессмертие – смерть останется, и страх смерти останется. Но унизительное состояние медленного угасания будет отменено. Человек также будет умирать и при отменённом старении, потому что на вечность не рассчитан. Вот киты, у которых тоже нет старения, живут два века. На третий у кита начинается катаракта, и, может быть, после этого он и налетает на скалы или выбрасывается на берег. То есть, действительно, с какого-то момента у него один орган начинает портиться, как телега. Но если бы киты научились лечить катаракту, жили бы дальше. Так что землекоп в этом смысле не уникален. Просто с китами работать невозможно − они огромные, и эксперименты должны длиться века.

Почему же эволюция с китами и землекопами поступила гуманнее, чем с человеками?

− А потому, что и киты, и голые землекопы освобождены от давления естественного отбора – у них практически нет врагов. Старение, повторюсь, − это механизм, облегчающий естественный отбор. Если нет естественного отбора, старение становится совершенно бессмысленным и вредным. И для индивида, и для потомков. 

То есть, скажем, на китов эволюция плюнула: мол, плавайте, живите в своё удовольствие, а потом, так и быть, отключу вам зрение, чтобы вы всё-таки померли?

− Да. Этому виду эволюция не нужна. Они достигли своего потолка. У них нет никаких врагов. Дальше киты могут только придумать клинику по замене хрусталика, но это по силам лишь человеку. Но всё равно должен быть предел жизни, чтобы шла смена поколений. Иначе всё-таки будут накапливаться ошибки в клетках, в геноме. Нельзя допускать, чтобы какие-то существа жили миллионы лет. Это будет вырождение, конец.

А как будет умирать человек, у которого все органы здоровые и молодые и катаракта ему не страшна? По какому-нибудь щелчку у него вдруг всё испортится?

− Смерти не нужно, чтобы все органы испортились, достаточно, чтобы испортился один или чтобы он настолько ослаб, что утратил бы способность поддерживать жизнь. Наверное, это так и будет. Если мы действительно отключим ставшую не обязательной программу старения. А человек, на мой взгляд, уже достиг такого уровня развития, что может по собственному произволу регулировать, менять всё в своём организме.

И что мы получаем? Все молоды,  амбициозны, все покоряют какие-то свои вершины, крутят романы до последнего дня. Здорово! Но ведь старость тоже важная веха: когда даётся возможность получать радость от созерцания, покоя...

 − Но ведь то, что мы предлагаем, − это выбор, понимаете? Никто никого не будет заставлять принимать наше вещество. Не хотите – не надо! 

Автор: Марина Бойкова

фото: LEGION-MEDIA; REX/FOTODOM

Похожие публикации

  • Где находится наше
    Где находится наше "я"?
    Этот вопрос не только меня и вас интересует. Он всех всегда интересовал. Понимая, что человеческое тело бренно, люди даже придумали целую систему взглядов о том, что наше сознание может располагаться вне тела, – религию. А что говорит по этому поводу наука? Об этом рассказывает доктор психологических наук профессор Вадим Петровский
  • Воспитание детей: апгрейд
    Воспитание детей: апгрейд
    Никто почти не умеет воспитывать детей в современном мире. От этого качество населения неумолимо падает. Спасать надо цивилизацию! Так считает один из самых известных психологов России, член-корреспондент РАЕН, основатель нового направления в психологии Николай Козлов
  • Остановить рак
    Остановить рак
    Убийца номер один в мире – сердечно-сосудистые. Гораздо менее грозно в смысле статистики выглядит онкология. Но ужасает неизмеримо больше! Доктор Виктор Борисов, известный в узких кругах тем, что именно он лет десять назад починил спину Путину, попытался включил раку красный свет
V_Zoi.jpg

redmond.jpg