Радио "Стори FM"
Январь 2000  Хелена Бонэм Картер начала новую жизнь

Январь 2000 Хелена Бонэм Картер начала новую жизнь

Она  девушка из очень хорошей даже по строгим английским меркам семьи. Ее прадед – один из премьер-министров Великобритании лорд Асквит, человек, попавший в историю не только начала ХХ века, но даже и советского кинематографа: в одной из серий «Приключений Шерлока Холмса» Иннокентий Смоктуновский изображает этого важного сановника. Бабушка – баронесса Бонэм Картер, личность тоже легендарная, приятельница Черчилля, в середине 40-х, пока другие баронессы интересовались детьми да кухней, возглавила на пару лет английскую либеральную партию. О перебывавших в министрах, послах, банкирах Бонэм Картерах и с ними породнившихся можно даже не упоминать. Но Хелена, этот цветок аристократической селекции, подалась вдруг в актрисы. O tempora, o mores!  

Поначалу ее так и использовали в ролях высокопородистых девиц викторианской эпохи. Она их столько переиграла, что обогатила лексикон английских критиков термином «синдром Бонэм Картер» – так называют тех, кто не может избавиться от корсетного амплуа. Однако ей помог из него выбраться кинорежиссер Тим Бёртон. В самом начале января 2000 года, повстречав титулованную во всех смыслах актрису, американский мастер «черного юмора и макабрических элементов» предложил ей роль. Объяснив, что такой трогательный и доверчивый взгляд подходит больше не героиням Джейн Остин, а персонажу из его нового фильма «Планета обезьян» самке шимпанзе. Еще сказал, что Хелене к лицу будут обезьяньи ужимки. И пообещал, что ей так понравится играть шимпанзе, что это кардинально изменит ее жизнь. 

Как в воду глядел. На берега туманного Альбиона актриса вернулась не одна, а с гражданским мужем, Тимом Бёртоном. Был ли шокирован семейный клан ее выбором – хоть и талантливый, но все же парвеню, – неизвестно, но вот общественность –  точно. Устойчивое клише «барышня и хулиган» в случае Хелены  и Бёртона не сработало. Их случай, скорее, «два хулигана», которые вместе эпатируют всех вокруг. Например, способом жить. Вместе, но по соседству, в разных особняках, соединенных ходом: «Направо — моя половина — царство будуаров в стиле Прованса, налево — половина Тима — страна ужасов». Или манерой одеваться. Даже свое аристократическое происхождение Хелена с подачи мужа довела до абсурда, наряжаясь в повседневной жизни в панталоны, корсеты, нижние юбки и прочие вышедшие из обихода еще в начале прошлого века вещицы.

   

«От Тима всегда ждешь чего-то оригинального. Если бы не он, кто бы предложил мне сыграть мертвую девицу с вылезающим из глаза червем?» 

Хелена Бонэм Картер

фото: ALBERTO TOLOT/CORBIS OUTLINE/FOTO S.A., AKG/EAST NEWS, RDA/VOSTOCK PHOTO

V_Zoi.jpg

redmond.jpg