Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Октябрь 1929 Леди Абди уличила Шанель в воровстве

Октябрь 1929 Леди Абди уличила Шанель в воровстве

В Париже начала 20-х годов ХХ века Ия Ге, как и многие русские аристократки, зарабатывала на жизнь, работая «манекеном».  

В Модном доме сестер Калло она познакомилась с баронетом Робертом Абди и стала леди Абди. Однако вскоре сэр Абди жене стал все чаще предпочитать антиквариат и светскую жизнь, так что с легкостью отправил Ию с глаз долой – в кругосветное путешествие. Вернувшись в Париж через год, леди Абди поняла, что браку конец и нужно снова устраивать свою жизнь. 

На тот момент мать Ии, бывшая актриса Александринского театра Анна Новикова, открыла Дом белья «Анек». Поскольку Ия всегда сама любила выдумывать платья и сумки, она нарисовала несколько эскизов сумок и отдала их в работу в «Анек». Каково же было ее удивление, когда в октябре 1929 года у манекенщиц Шанель она увидела свои сумки. Подойдя к Шанель, она спросила напрямую: «Это же мешки, которые я делала для Дома своей матери». Но Шанель беззастенчиво ответила: «Теперь вы работаете для меня, и это все равно». 

Потом Ия обнаружила еще несколько своих моделей, сделанных для «Анек», которые Шанель скопировала и продавала в своем Модном доме. Судиться с Шанель, это было ясно, не стоило, на тот момент она была уже монстром в своей индустрии, могла «сожрать» любого начинающего дизайнера. Но и работать к Шанель Ия не пошла. Она задумала переиграть Шанель на другом поле. Она направила все свои усилия на другую карьеру – светской львицы, и тут ей уже не было равных. 

В Париже 30-х годов леди Абди считалась уже иконой стиля. Один из самых знаменитых ее костюмов для светской вечеринки был сделан из воздушных шаров, а вместо головного убора она надела морскую раковину.


«Леди Абди, одна из красавиц иностранного общества в Париже, одевается всегда по сугубо личному фасону. Ее вкус неоспорим и не подвержен влиянию. Она может пробудить вдохновение у создателей женских туалетов» 

Из журнала Vogue

 


фото: CONDE NAST ARCHIVE/CORBIS/FOTO S.A.

Похожие публикации

  • Владимир Маяковский:
    Владимир Маяковский: "Я в меру любовью был одаренный"
    Однажды на самом дне нижнего ящика письменного стола я нашла небольшую чёрную картонную папочку с фотографией Маяковского, почему-то надорванной поперёк, а также несколько рисунков, сделанных карандашом или вечным пером, и адрес на Лубянке, записанный его рукой. И рядом – план комнаты, где схематично было обозначено, что где стоит. Не этой ли самой комнаты на Лубянке?
  • Два чучела, идём и хохочем
    Два чучела, идём и хохочем
    Ираклий Квирикадзе – о Никите Михалкове, о чём вы не знаете и чего он сам не знает или не помнит…
  • Дунай Мудрости
    Дунай Мудрости
    Супруги Николае и Елена Чаушеску памятны тем, что стали единственными советскими правителями, убитыми собственным народом. Сперва их любили, а потом убили, извините, так получилось. Теперь жалеют, двадцать лет прошло, так пожалели, что выкопали из могилы и перезахоронили официально, по-человечески даже его генсековскую шляпу-пирожок. Эксгумировали историческую справедливость. Спрашивается, что же он им сделал плохого? Или хорошего?