Радио "Стори FM"
18 июня 1832 Лермонтов бросил Московский университет

18 июня 1832 Лермонтов бросил Московский университет

Поэт Лермонтов был непростым студентом. На лекциях читал посторонние книги, на экзаменах дерзил профессорам. Преподаватель изящной словесности Победоносцев однажды попытался осадить умника: «Я вам этого не читал; я желал бы, чтобы вы мне отвечали именно то, что я проходил. Откуда могли вы почерпнуть эти знания?» Ответ свидетелей потряс. «Это правда, господин профессор. Того, что я сейчас говорил, вы нам не читали, потому что это слишком ново и до вас ещё не дошло…» К этому студент Лермонтов прибавил, что знания свои он почерпнул из собственной библиотеки, снабжённой всем самым современным.

Да, звезду русской поэзии современники не любили. Воспоминания о Лермонтове смахивают на список обид, нанесённых по разным поводам разным людям. Поэт ведь только размялся на бесцветной московской профессуре, а потом вынес приговор и своему поколению («в бездействии состарится оно»), и своему отечеству («страна рабов, страна господ»), и его властителям («свободы, гения и славы палачи»). 

Даже стихи о любви он начинал со слова «нет» («Нет, не тебя так пылко я люблю…»). Он вообще жил в остром конфликте с миром, предъявляя тому невыполнимые требования. Мир прогибаться не собирался, а поэт не собирался отступать. Страдал он от несуразной действительности невыносимо, но расплачивались за его терзания все, кто оказался поблизости. 

Сказать, что насмешки переносили смиренно, было бы неправдой. С администрацией университета Лермонтову пришлось объясняться, после чего в списке студентов напротив его фамилии появилась запись: «Посоветовано уйти». Он написал прошение и ушёл. В том же году поступил в Школу гвардейских юнкеров, где и познакомился с Николаем Мартыновым. Спустя девять лет на Кавказе состоится их дуэль. Поручик Лермонтов выстрелит в воздух, майор Мартынов – в грудь навылет. Предшествовала дуэли офицерская вечеринка с барышнями, танцами, флиртом и традиционными насмешками над «другом Мартышом».

«…увидели Мартынова, разговаривающего очень любезно с младшей сестрой моей… у рояля, на котором играл князь Трубецкой. Лермонтов начал острить на его счёт, называя его montagnard au grand poignard («горец с большим кинжалом»). Мартынов носил черкеску и замечательной величины кинжал. Надо же было так случиться, что, когда Трубецкой ударил последний аккорд, слово poignard раздалось по всей зале. Мартынов побледнел, подошёл к нам и …сказал Лермонтову: «Сколько раз просил я вас оставить свои шутки при дамах…» 

Из воспоминаний Э.А. Клингенберг, в замужестве Шан-Гирей

 

фото: TOPFOTO/FOTODOM

Yankovsky.jpg

redmond.gif


blum.png