Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

15 октября 1970 Стюардесса Надя Курченко не смогла остановить бандитов

15 октября 1970 Стюардесса Надя Курченко не смогла остановить бандитов

Пассажирский самолёт Ан-24 совершал рейс из Батуми в Краснодар. Сразу после взлёта мужчина в парадной офицерской форме подозвал бортпроводницу и вручил ей приказ о смене маршрута. Мужчина и его спутник желали лететь в Турцию. 

Надя попыталась предупредить экипаж и не пустить угонщиков в кабину пилотов. Но была убита. Авиалайнер сменил курс и приземлился в аэропорту турецкого города Трабзона, где бандитов взяли под опеку местные власти. 

Это была первая за всю историю воздушного терроризма в СССР успешная попытка угона самолёта. Надя тоже была первой погибшей от руки террористов советской стюардессой и первой после комсомолок-великомучениц Великой Отечественной войны официальной героиней, которую признала и власть, и молодёжь страны.

У каждого нового поколения должны быть герои, общие с государством. У этих героев должна быть растиражированная эпохой биография. Должен быть трагический финал, который всей нацией без колебаний оценивается как подвиг. И должна быть некая харизма, безразличная для системы, но важная для молодёжи: романтическая внешность, романтический возраст, романтическая профессия. 

Надя удовлетворяла всем этим требованиям.  Государство наградило её орденом Красного Знамени, назвало её именем несколько улиц и танкеров, а простые граждане искренне оплакали её и посвятили ей самодельные песни и стихи: 


Словно крылья, руки к небу подняты,

Экипаж закрыв от пуль собою,

Ты совсем не думала о подвиге,

Девушка, похожая на Зою… 


К слову, в параллельном мире синхронно с Надей появилась своя героиня – палестинка Лейла Халед, выпускница журфака МГУ, активистка арабского националистического движения. Девушка угоняла самолёты, точно велосипеды, и как раз накануне гибели Нади Лейлу, отдыхавшую в британской тюрьме, соратники обменяли на содержимое очередного захваченного авиалайнера. Она ещё немножко поубивала, а потом вышла замуж, родила детей, но юные палестинки до сих пор молятся на её фотографии. 

Имя Нади Курченко не помнит почти никто.


«Я сразу просила, чтобы Надю похоронили у нас в Удмуртии. Но мне не разрешили. Сказали, что с политической точки зрения этого нельзя делать. И вот двадцать лет я ездила в Сухуми каждый год за счёт Министерства гражданской авиации, пока там не началась война» 

Из интервью Г.И. Курченко, мамы Нади




Автор: Лилия Гущина

фото: МИА "РОССИЯ СЕГОДНЯ"