Радио "Стори FM"
11 Мая Японский городовой предвосхитил войну с Россией

11 Мая Японский городовой предвосхитил войну с Россией

Великий князь Николай Александрович совершал программное путешествие, которым из века в век заканчивалось образование наследника русского престола – после тринадцати лет муштры, геометрии и древнегреческого юношу сажали в карету и чуть ли не два года катали сначала по родной стране, а потом по заграницам. Но завтрашний монарх в нарушение традиции начал с заморских стран. Может, не стоило.

В древнем японском городе Оцу самураю Цуда Сандзо показалось, что высокий гость не воздал должных почестей памятнику воинам на холме Миюкияма. И вместо того, чтобы делать дело, то есть хорошенько следить, а все ли оцувичане при появлении кортежа сняли шляпы и закрыли зонты, не торчат ли, боже упаси, из-под одежд чьи-нибудь голые ноги (это неуважение), а из окон вторых этажей – головы (никто не должен располагаться выше их высочеств), ударил цесаревича мечом по голове. 

Рана оказалась неопасной. Но на макушке навсегда остался шрам, который тут же багровел, стоило Николаю Второму припомнить свой заячий скачок из кареты на виду у многотысячной толпы.

Корни всех благородных и гнусных дел правителей всегда спрятаны в их интимных зонах. Прививает Екатерина Вторая первой в Российском государстве оспу себе и сыну, а в анамнезе – миловидное лицо её жениха, царевича Петра, накануне свадьбы изуродованное болезнью. 

Заводит себе царь Иван Васильевич опричнину, наделённую правом хватать и пытать кого ни попадя, –  на дне глаз его не мальчики кровавые, но сводный брат Георгий, законный наследник московского престола. То же и с Николаем Вторым. Когда русской монархии для поднятия национального духа срочно потребовалась «маленькая победоносная война», царь без колебаний выбрал Японию.

«Чего я не мог понять – каким путём я и тот фанатик остались одни посреди улицы, как никто из толпы не бросился помогать мне!» 

(Из дневника цесаревича Николая)



фото:VA/VOSTOCK PHOTO;LEGION-MEDIA

V_Zoi.jpg

redmond.jpg