Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Овен: Великолепное чудовище

Овен: Великолепное чудовище

Есть среди Овнов экземпляры, кто так аппетитно похрустывает каждым днём и смакует каждую ночь, что рядом с ними хочется жить, любить и дышать полной грудью. Один из таких жизнелюбивых представителей знака – неотразимый француз Жан-Поль Бельмондо, которого как только не называли – и прелестным малышом, и уродцем. И про которого Жан Габен говорил: «Этот парень некрасив, но в нём есть что-то, что было во мне и что нравится женщинам».

Жан-Поль Бельмондо

Родился 9 апреля 1933 года в фешенебельном пригороде Парижа в семье скульптора и художницы. В 16 лет заболел туберкулёзом и был отправлен лечиться на юг Франции, где принял для себя два важных решения: жениться на одной из сельских девчонок и стать актёром. 

Второе решение оказалось более жизнеспособным. В 18 лет стал чемпионом Парижа по боксу, а в 20 – поступил в Консерваторию драматических искусств. В лучах софитов он засветился в 1957 году, а в 1960-м стал всемирно известен. Снялся в 95 фильмах, сыграл четыре десятка ролей в театре и в 2006 году получил почётную должность командора ордена Искусств и Литературы. 

Ему недавно исполнилось 80 лет, но он по-прежнему в кинематографическом строю.

  

Карьера

Судьба часто благосклонна к Овнам с самого их рождения и заботливо создаёт такую подушку безопасности, которая не даёт этим счастливчикам рухнуть вниз в тяжёлые моменты их жизни. 

Отец, профессор изящных искусств, ваял из мрамора купидонов и амуров с обожаемого Бебеля, «прелестного дитя», мать сажала его позировать для своих картин и оба не могли нарадоваться на отпрыска, тая надежду, что Боттичелли с Роденом он точно переплюнет. В доме постоянно хороводились люди искусства – актёры, художники, критики, поэты и писатели, мальчик лепил из глины зверюшек и подавал надежды. 

Обстановка благоприятствовала. Однако сицилийские корни всё-таки жгли пятки юному Бельмондо и не давали спокойно водить кистью или резцом, зато дурачиться, обезьянничать и хохотать во всё горло он был великий мастак. Да ещё в глубине сердца хранил заветную мечту стать цирковым клоуном. Впрочем, по поводу его актёрских способностей были большие сомнения. Любящие родители, само собой, верили в своё чадо, но кое-кто из известных актёров «Комеди Франсез», кому подсунули юное дарование для освидетельствования таланта, поморщился, пробормотал что-то про уродцев и отбыл восвояси. 

Бебель всё же не отчаивался, даже при виде постных физиономий преподавателей французской Консерватории драматического искусства, куда его приняли с великим скрипом. Там уже явственно слышалось словечко «дебил» и предрекались соответствующие, сугубо комедийные роли: «Он не сможет обнять женщину на сцене. Никто ему не поверит, зал просто будет ржать». К тому же свёрнутый набок нос и растрёпанные губы, лихие последствия боксёрских поединков, тоже образам трепетного любовника и печального трагика не способствовали.

Овнам часто светит путеводная звезда, не давая забрести в лихие места и прочие непролазные заросли. Бебеля она тоже не оставила во мраке и вывела на вполне проторенную тропу, которую вскорости поклонники завалят цветами и выстелют сердцами. 

Звезду в руке нёс Жан-Люк Годар с очередной задумкой снять из ряда вон выходящий фильм. Его Бельмондо посчитал психом, но сниматься в годаровском «На последнем дыхании» согласился. В то время очереди из режиссёров к нему не наблюдалось, а у Годара было в обрез денег и горячее желание найти нестандартного и нераскрученного актёра. Так что они обрели друг друга. 


«Моя рожа возникла на горизонте в нужный момент. В ней была потребность. Эра Валентино, Тайрона Пауэра, Кэри Гранта миновала. В кино как раз наступил период, когда на экран пришёл реальный герой из плоти и крови. Я появился со своим разбитым носом, я разговаривал со зрителем на понятном ему языке, и моё появление совпало с изменением в эпохе, с крахом буржуазной мечтательности. Я никого не копировал, я был самим собой. Именно это и сблизило меня с Годаром» 

так объяснил взаимную тягу Бельмондо


Закрепив за собой образ очаровательного негодяя, он шагнул прямиком на кинематографический Олимп и вскоре стал кумиром молодёжи и одним из самых успешных актёров Франции с солидными гонорарами и собственной кинокомпанией. Его признали суперзвездой во многих странах, включая Италию, родину предков, где в газетах, нежно любя и неподдельно восхищаясь, называли иль бруто («урод»).

Бывает так, что Овны, натуры увлекающиеся, сворачивают в сторону с проторенной дорожки, всё время держа её в поле зрения. Бельмондо однажды основательно свернул в сторону театра и так увлёкся сценой, что продал кинокомпанию, приобрёл сдыхающий под валом долгов театр варьете на Монмартре и стал там играть в своё удовольствие, собирая полные залы и с гордостью неся звание лучшего Сирано де Бержерака Франции. 

«Театр очень обогащает. Во-первых, есть контакт со зрителем. А это очень полезно для актёра и вызывает желание снова окунуться в эту атмосферу, чтобы “перезарядить батареи”, как выражался в прошлом один из моих учителей»

В итоге он так перезарядил свои батареи, что попал в больницу с инсультом. В комплекте шли паралич на пол-лица и обездвиженная нога. О театре пришлось забыть, но кино осталось с Бельмондо, и он, оклемавшись, опять вышел под софиты, снявшись в свои семьдесят пять лет в фильме «Человек и его собака». 

Гонорар составил почти полмиллиона долларов, но не это было основной причиной радости повзрослевшего, но неунывающего Бебеля: «Я хотел доказать всем, кто меня похоронил, что я по-прежнему жив, хотел показать пример – можно быть инвалидом, но заниматься своим ремеслом».

 

Характер

Когда Овнам весело и они во все стороны брызжут энергией, остальным не остаётся ничего другого, как пытаться сдерживать овенские порывы или принимать участие в их забавах. Бельмондо, будучи зачинщиком массовых драк, не раз поднимал на уши всю школу. В итоге его успели трижды исключить, пока энергичный мальчик не нашёл себя в боксе. Там он, прыгая на ринге в полусреднем весе, отдубасил всех желающих, получил сам не раз и вошёл в сборную Франции. 

Спорт дисциплинировал Бебеля, но куража не убавил. «Риск – дело благородное» – с таким девизом шествуют по жизни почти все Овны. Бельмондо он тоже не чужд, да к тому же физическая форма у него была отличная, поэтому все трюки, даже самые опасные, актёр выполнял самолично, то бегая по крыше поезда, то болтаясь на тросе под брюхом вертолёта. 

velo.jpg

«Риск, которому я подвергал себя в течение многих лет, позволял мне утверждать себя как мужчину и завоевывать сердца прекрасных женщин. Самостоятельное исполнение трюков позволяло мне оставаться честным перед зрителями. Я никогда их не обманывал и всегда с гордостью мог смотреть им в глаза», – объяснял Бебель и признавался, что ему нравится подавлять в себе страх, бросать самому себе вызов и вновь одерживать победу. 

Прекрасные женщины бросали в воздух чепчики до тех пор, пока Бельмондо, уже выруливший на пятый десяток, не свалился с приличной высоты. С повреждённой спиной много не поскачешь, через полгода строгого постельного режима куража поубавилось, поэтому на съёмки стали приглашать каскадёров. Однако стоило журналистам намекнуть, что Бебель потерял былую лихость, тот, долго не задумывался и обаятельно улыбаясь, сообщал, что «просто надо соответствовать своему солидному возрасту. Не хочу, чтобы меня называли летающим дедушкой французского кино».

Овны любят подурачиться, особенно на публике, и в этом с Бельмондо мало кто мог сравниться. Он то и дело просил всех не воспринимать его всерьёз, кокетничал, заявляя, что у него «ничего в голове, всё – в кулаках», устраивал весёлые фотосессии в обнимку со статуями и был полной противоположностью своему другу, холодноватому и сдержанному Алену Делону. 

«Жан-Поль обладает одним секретом: он действительно такой, каким выглядит, ему нечего изображать из себя, фабриковать некий имидж, напяливать маску. Он действительно симпатяга, действительно спортивен, действительно умница» 

режиссёр Клод Шаброль



Зрители так верили Бебелю, что однажды в самолёте, когда отказал двигатель, кинулись к оказавшемуся в числе пассажиров Бельмондо и потребовали принять меры. Тот сразу же пообещал разобраться и спокойно отправился к пилотам. Паника улеглась, самолёт посадили, а Бебель опять был на высоте.

Родившиеся под этим знаком умеют дружить, но бывает, что и друзья получают заслуженные хуки. Не говоря уже о недругах. В юности Бебель попадал за это в полицейские участки, да и на волне популярности мог отправить в нокаут журналиста, посмевшего опорочить его доброе имя. Или угощал хуком французскую Академию киноискусств – та номинировала Бельмондо на премию «Сезар», но, поскольку статуэтка была создана Сезаром Бальдачини, который в своё время позволил себе нелестно отозваться о папе-Бельмондо, сын наотрез отказался получать награду. Кто не с нами, тот против нас. Надо отдать должное Бебелю – он был отличным сыном, всячески поддерживал родителей и заботился о них.

Алену Делону тоже довелось прочувствовать характер друга. Как-то раз, продвигая совместный проект, продолжение фильма «Борсалино», Делон выпустил афиши, в которых его имя занимало ведущее место, а Бельмондо отирался на втором плане. Говорили, что вроде бы Бебель подал в суд и вообще был настроен тогда более чем решительно. 

Два мастодонта французского кино схватились в политкорректной битве, которая существенно увеличила кассовые сборы и сделала фильму неплохую рекламу. И, как ни странно, дружбе не помешала. 

«Делон всегда знал, что я никогда не перехвачу его роли, а я – что он не перехватит мои. У нас не то чтобы была «своя» публика, одни любили его, другие меня, третьи не любили нас обоих. Мы просто двигались на параллельных курсах. Мы играли разные роли. И всегда оставались друзьями» 

Жан-Поль Бельмондо


Даже если судьба их хорошенько прикладывает, Овны всё равно быстро встают на ноги. Находиться вне кипучей жизни для них невыносимо. «Я пошел в туалет и очнулся в больнице. Я слышал всё, что говорили вокруг. Например, что, может быть, они не сумеют меня спасти. Я понимал всё, что со мной происходило, и сказал себе, что это, вероятно, конец», – вспоминал Бельмондо после инсульта, научившись заново говорить, ходить и молотить боксёрскую грушу. Бебель не собирается сдаваться, считает, что не следует забивать себе голову мыслями о возрасте и готов послать старость к чёрту.


Личное

Дай некоторым Овнам волю, они развернутся во всю ширь своей любвеобильной натуры. В брак эти донжуаны вступать не особо жаждут, но иногда и им суждено занять своё место у семейного очага, откуда они то и дело норовят смыться. Рене Констан, на которую положил свой бесноватый глаз молодой Бельмондо, только отпраздновала тринадцатилетие. Она танцевала в кабаре, участвовала в массовках, пользовалась огромным вниманием мужчин и не собиралась становиться мадам Бельмондо. Но разве кто-то способен устоять перед шквалом обаяния, упакованного в излюбленные белые костюмы? К тому же женщинами Бебель, по его собственному утверждению, начал интересоваться ещё в раннем детстве, подглядывая за отцовскими натурщицами, и считал себя опытным в делах любовных. 

Через несколько лет эта пара попугайчиков-неразлучников обосновалась в квартире, подаренной Бебелю родителями. Молодая по требованию любимого сменила имя на более благозвучное – Элоди – и начала исправно рожать наследников. В итоге Бельмондо со временем стал отцом троих детей: Патрисии, Флоранс и Поля. «Жан-Полю никак не удавалось получить хорошую роль. Мне платили грошовые гонорары танцовщицы. Но мы были счастливы», – вспоминала мадам Бельмондо. 

Однако, хорошо зная своего мужа, ушки держала на макушке. Она быстро расставила приоритеты, объявив Бебелю, что в случае любого левого романа пошлёт отца семейства подальше. И надо сказать, Казанова держался в рамках, даже не посягнув на свою партнёршу по фильму Брижит Бардо, но с недоступной  Урсулой Андерс сломался. Изменил принципам. 

«Робкий, забавный, как будто сотканный из весёлых проделок и смеха», как говорили о нём, мало того что увёл даму из семьи, так и сам оказался за дверью – Элоди недолго думая выставила его после тринадцати лет брака. Пока жена ревела по ночам, Урсула объясняла всем желающим, что «это была настоящая любовь, поразившая нас неожиданно, как удар тока». 

Семь лет пара ходила сиамскими близнецами, Урсула уже спала и видела себя мадам Бельмондо, как этот ветреник очаровал звезду эротического кино и девушку «Плейбоя» Лауру Антонелли. А потом ещё целую стайку красавиц. Клаудию Кардинале, Мишель Мерсье, Катрин Денёв, Жанну Моро, Жаклин Биссет. И это неполный список. 

Когда на склоне лет у Бебеля спросили, кто входил в донжуанский список, тот скромно ответил: «В кино – все». Завершали длинный перечень манекенщица Натали Тардивель, родившая семидесятилетнему Бебелю дочку Стеллу, и Барбара Гандольфи, тридцатисемилетняя девушка, украшавшая собой «Плейбой» и преследуемая властями за всякие тёмные делишки вроде вымогательства и отмывания денег.

Совсем недавно Бебель, шестикратный дедушка, бросил свою Барбару, решив пожить холостяцкой жизнью. 

«Я много, очень много раз в своей жизни совершал ошибки, часто жил эмоциями, а не разумом. И об этом нисколько не жалею. Я никому не делал зла. Спросите у женщин, которые меня любили. Они могут подтвердить» 

Жан-Поль Бельмондо


Автор: Инна Садовская

фото: LEGION-MEDIA; GETTY IMAGES/FOTOBANK

Похожие публикации