Радио "Стори FM"
Козерог: Расхититель гробниц

Козерог: Расхититель гробниц

Генриха Шлимана, немецкого археолога, некоторые, хотя и считали «парвеню в науке», но даже они не сомневались в том, что не скоро еще появится такой человек, который вместо того чтобы наслаждаться жизнью, тратя свои миллионы, будет годами копаться в земле, воплощая мечту детских лет. Козероги, они такие.

Карьера

Если подарить ребенку-Козерогу книжку о динозаврах, через пару десятков лет можно получить известного палеонтолога. Юный Шлиман, внимательно рассмотрев рисунки разрушенной Трои во «Всемирной истории для детей», сразу же сказал, что хочет найти героический город и сокровища его правителей. А чуть позже стал горячим поклонником историй из «Илиады», которую слепой Гомер как будто нарочно писал для него.

С тех самых пор все встало на свои места: Троя – вожделенный город, Гомер – учитель, а для раскопок нужны деньги. На пути к мечте хватало и ухабов и колдобин. Шлиман успел поработать в лавке, за что ему не платили ни пфеннига, за пару недель освоить бухгалтерские курсы, рассчитанные на год, и отправиться торговым агентом в Петербург. Занявшись торговлей, обладатель незаурядного делового чутья вскоре сколотил себе солидный капитал, но потом захотел «вырваться на свежий воздух» и на сорок шестом году жизни, забросив подальше бухгалтерские книги, уехал в Троянскую равнину. Археологии коммерсант не знал, но был чрезвычайно удачлив и, определив (хвала Гомеру!) нужное место, начал раскопки.

Преодоление барьеров, что может быть сладостнее для скачущих галопом Козерогов! Шлиману препятствий хватало с лихвой. Но ни малярия, ни нехватка питьевой воды, ни ворчание рабочих, ни насмешки маститых ученых не могли сбить его с толку. Перелопатив четверть миллиона тонн земли в поисках Трои, он заодно нашел девять исчезнувших безвестных городов, а, устав и решив вообще прекратить раскопки, всего лишь за сутки до их окончания наткнулся на клад из десяти тысяч золотых предметов. Впрочем, кое-кто уверял, что эти украшения Шлиман заказал ювелирам, да и место находки он якобы указать толком не мог, в объяснениях путался и вел себя более чем странно. И вообще надо, мол, еще выяснить, кто он, этот Шлиман, великий археолог или великий мистификатор! 

Но, как говорят на востоке, собаки лают, а караван идет. Шлиман и не думал останавливаться на достигнутом, разрыл еще несколько городов и гробниц, откуда тоже вытащил на свет божий кучу древностей, не забывая регулярно возвращаться на место раскопок Трои. И только незадолго до смерти Шлимана оказалось, что он, увлекшись, слишком маханул в глубину и проскочил тот слой, где лежал древний город.

По завещанию знаменитого археолога вся его бесценная коллекция древних сокровищ должна была отойти той нации, которую он «ценил и любил больше всего». Свои находки он предлагал купить русскому правительству по очень низкой цене.


«Я провел двадцать лет в Петербурге, и все мои симпатии принадлежат России, и хотел, чтобы эта коллекция попала именно в эту страну» 

 

Однако царское правительство заартачилось и предложение не приняло. Коллекция оказалась в Германии.

 

Характер

Узнав поближе Козерога, любой скажет, что человеку с таким характером сам черт не брат. Представители этого знака больше всего любят упираться рогом в землю. На заре сколачивания своего огромного состояния Шлиман по вечерам, вместо того чтобы проводить время с девушками или наливаться пивом в трактирах, зубрил иностранные языки. У него была своя весьма оригинальная методика, по которой надо было очень много читать вслух на изучаемом языке, правильно произнося слова. Можно много спорить об этой методике, но спустя год он уже бегло говорил на семи европейских языках, а потом «прихватил» еще столько же. 

Деловитость у Козерогов в крови. Шлиман был равнодушен к развлечениям и праздникам, думал только о делах, следил за своим здоровьем, терпеть не мог алкоголя и табака, часто ездил верхом и купался в любую погоду и в любом водоеме. Говорили, что такая деловитость помогла ему заработать очень крупную сумму на снабжении русской армии бракованным обмундированием в период Крымской войны. Ходили слухи, что Шлиман имел репутацию афериста и мог «кинуть» любого.

Когда это необходимо, Козероги умеют прощать и способны подавить в себе неприязнь. Несмотря на то, что папаша Шлимана, эгоист до мозга костей, загнал в могилу его мать и обрек своих детей на нищенское существование, Генрих не только содержал отца до его смерти, но и назначил пенсию его вдове: «Она носит фамилию Шлиман». Ему были признательны близкие и дальние родственники, дети и друзья. Их он постоянно субсидировал и выплачивал их долги.

Забота о торжестве справедливости – конек Козерогов. Шлиман – не исключение. Это был готов подтвердить и греческий полицейский, стоявший на посту у раскопок. Как-то император Бразилии, наносивший визит, дал ему на чай сорок франков. Не бог весть что, но узнавший об этом бургомистр заподозрил, что сумма была в разы больше, и учинил борьбу с взяточником. Едва полицейского отправили в кутузку, как сразу вихрем примчался Шлиман и не только заставил греческого министра освободить бедолагу, но и вынудил императора сообщить на весь белый свет истинную сумму своих мизерных чаевых.

Родившиеся под знаком Козерога – самые обидчивые. Шлиман хоть порой и любил добавить металла в голос, но если это позволяли себе другие, смертельно обижался. А когда ему нагрубил чиновник, то немедленно послал министру телеграмму с жалобой и обещанием немедленно прекратить раскопки и уехать, если не будут приняты меры. Рука об руку с обидчивостью Козерогов ходит и сентиментальность. Шлиман иногда не мог сдержать слез, читая песни «Одиссеи». Вместе с ним всплакнули тогда в деревне Итака и благодарные слушатели, потомки древних греков.

«Любознательность – не порок!» – могут хором скандировать Козероги. Шлиман был бы в этом хоре солистом. Именно эта черта толкала его в воды Иордана, где он чуть не утонул, гнала верхом на муле через всю Панаму, где он был вынужден питаться сырыми игуанами, и уложила под ритуальный нож, когда он задумал сделать обрезание и совершить паломничество в Мекку. Эта же черта заставляла его лезть под землю, в гробницы и вкалывать на раскопках в течение добрых двух десятков лет.


Личное

Свою личную жизнь Козероги устраивают весьма энергично, но стараются не бросаться в омут головой. К тому же на выбор второй половины распространяется их знаменитая практичность. В десять лет тогда еще «незрелое» светило археологии дало слово подружке Мине пожениться и вместе отправиться на поиски заветной Трои. Но пока Шлиман носился по миру в поисках денег на будущую безбедную семейную жизнь и раскопки, терпение невесты лопнуло, и она вышла замуж за другого. Потом он «запал» на девушку из почтенной и родовитой семьи, Екатерину Лыжину. Хоть красотой и богатством она не отличалась и постоянно отказывала тридцатилетнему претенденту на руку и сердце, он, в конце концов, доконал ее своей настойчивостью. О чем молодая пожалела сразу же после свадьбы, да и сам Шлиман смог продержаться чуть больше, стараясь пореже бывать дома. Несмотря на трех отпрысков, семейные узы оказались тоньше волоса и были через шестнадцать лет официально разорваны к взаимному облегчению. Ему никак не везло. Кузина Софи из Кальхорста, на которую Шлиман в свое время тоже имел виды и которую тоже зазывал на поиски своей мечты, отошла в мир иной. Вопрос о второй половине вновь стоял на повестке дня.

Если в голове Козерога зреет идея, можно не сомневаться, что вскоре он вобьет ее в головы окружающих. Шлиман, решив, что рядом с ним должна быть гречанка, убедил в этом и своего друга, афинского архиепископа, которому было дано поручение найти невесту. Требования были обширны (обладательница доброго и любящего сердца, милейшего характера, бедная, но образованная, красавица, брюнетка, любительница Гомера и патриотка возрождения Трои), но архиепископ, поразмыслив, не стал искать на небе ангела, а сосватал свою племянницу. 

Семнадцатилетняя Софья Энгастроменос чуть было не упустила свое счастье, ляпнув на прямо поставленный вопрос: «Почему вы выходите за меня замуж?» чистую правду, что так ей велели родители, а он человек богатый. Изрядно понервничав, Шлиман нашел позитив – честна! И, как оказалось, не прогадал. Мало того, что с его красавицы жены баварский король приказал писать портреты и ее терпения хватало на ежевечерние двести строф Гомера, так она еще и влюбилась в собственного мужа. «Святая богородица, как я тебе благодарна!». Если бы Софья родила первым мальчика, наследника, он бы, наверное, вознес ее на вершину Олимпа, но она подарила ему маленькую Андромаху, а уже потом сына, Агамемнона. Шлиман сразу же после его рождения помчался на крышу, «показывать» младенца Гелиосу, класть на голову новорожденному древние рукописи и читать ему строфы – отгадайте, кого?

Шлиман был окружен таким почетом, которого удостаивались только лица королевской крови, но, упав в обморок на грязном тротуаре, был неузнан прохожими. Он по локоть погружал руки в золото, но его не хотели брать в больницу Неаполя, посчитав нищим. В головах его гроба стоял бюст Гомера, а в прощальной речи о нем сказали: «Почий в мире, ты совершил достаточно». 

Автор: Инна Садовская

фото: SPL/EAST NEWS

MAY.jpg

redmond.jpg aromateka.jpg
gen87.jpg