Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Близнецы: Бедуин и крестоносцы

Близнецы: Бедуин и крестоносцы

Близнецов непросто согнуть в бараний рог, особенно если они твёрдо верят, что стоят за правое дело. Один из таких несгибаемых – Муаммар Каддафи, глава государства Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия с 1969 по 2011 год, который говорил о себе так: «Я – международный лидер, глава арабских правителей, король королей Африки и имам всех мусульман»

Досье


Муаммар бен Мухаммед Абу Меньяр Абдель Салям бен Хамид аль-Каддафи родился то ли в 1940, то ли в 1942 году (сам Каддафи склонялся ко второму варианту). Место рождения: бедуинский шатёр в пустыне недалеко от ливийского города Сирт. В четырнадцать лет принимал участие в антиправительственных акциях, а в девятнадцать уже сам организовал демонстрацию. Получил военное образование и в звании капитана, возглавив группу повстанцев, в 1969 году захватил власть в Ливии. Управлял страной в звании полковника и в 1979 году ушёл в отставку, сохранив за собой пост главы государства. Пережил несколько покушений, но в октябре 2011 года был ранен во время бомбёжки авиацией НАТО, взят в плен, подвергнут пыткам и убит.

    


Карьера

Близнецы с самого раннего возраста знают, чего хотят, и идут в гору, не сбивая дыхание и не замедляя шаг. Каддафи, проникнувшись революционными идеями египетского полковника Гамаля Насера, призывавшего весь арабский мир объединиться, ещё в школе создал ячейку. В ней собирались юные подпольщики, возмущённые правлением ливийского короля Идриса I. 

Для борьбы с монархией требовалось хорошее образование. По поводу того, где обучался лидер ливийской революции, биографы путаются в показаниях – то ли Каддафи окончил ливийский университет, получил диплом юриста и был отправлен в действующую армию, то ли выучился в военном училище, а потом повышал мастерство в английской Королевской военной академии. Как бы то ни было, свободолюбивый юноша создал суровую организацию «Свободные офицеры юнионисты-социалисты», замыслил совершить переворот и показать всему миру, как надо управлять страной. 

Сказано – сделано. Монархия была положена на обе лопатки, а Муаммар Каддафи стал человеком номер один в Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии. Говорим «джамахирия», подразумеваем «народовластие». На деле – замес из социализма, щедро сдобренного исламскими специями. Чтобы народ знал, куда идти, и не забрёл во всякие непролазные тернии, брат-лидер революции, как называли его сподвижники, написал три тома «Зелёной книги». «Я хочу, чтобы “Зелёная книга” стала Евангелием современного человечества». 

В Евангелии от Каддафи были оглашены три важнейших принципа построения правильного государства: вся власть народным собраниям, всё богатство страны – в руки народа, и оружие – в те же самые руки. «Простой бедуин, который ездил на осле и босым пас коз» считал свою «Зелёную книгу» руководством для ливийского народа, насыщенным глубокими мыслями о людях и человеческом счастье. «Я лишь собрал эти бессмертные россыпи, объединив их в трёх главах Книги, зелёный цвет которой есть цвет весны, цвет народа, цвет развития, цвет рая».

У иностранцев, вольготно развалившихся у ливийского нефтяного крана, забрали права на него, отдали народу и стали снимать пенки с национализации. Ливия оказалась первой из развивающихся стран, кто самолично запустил руку в свои природные богатства. Вырос среднегодовой доход на душу населения, началось большое строительство, была решена проблема пресной воды, ливийцы побежали заселяться в квартиры, накупили бытовой техники и автомобилей, развернули частный бизнес и кинулись лечиться в бесплатные современные больницы. 

Однако Каддафи гайки закручивал не хуже слесаря четвёртого разряда, поэтому недовольных образовывалось всё больше, лидер гонял диссидентов по всем странам, не давая бывшим соотечественникам продыху, а Запад с Америкой, стиснув зубы, смотрели на это нефтяное пиршество и поглаживали штурвалы бомбардировщиков. Пока не решили укротить «бешеного пса с Ближнего Востока» и с помощью повстанцев и бомб призвать его к ответу через сорок лет правления страной.

 

Характер

Поблизости от любого Близнеца всегда разбиты два лагеря – поклонников и неприятелей. Одни готовы носить представителя знака на руках, для вторых он – кость в горле. Надо отметить, что Близнецы очень любят, когда их воздвигают на пьедесталы, поют оды и ваяют в мраморе. Каддафи, «простой бедуин, который ездил на осле и пас коз», не вполне удовлетворился любовью ливийцев и решил замахнуться на титул короля королей Африки. 

На церемонию коронования съехалась вся африканская конница вместе со всей африканской ратью и вручила лидеру ливийской революции, стоявшему на пороге семидесятилетия, все положенные атрибуты – золотую корону, страусиные яйца, раритетный Коран и ещё кучу приятных даров. Вновь титулованный король королей обещал и впредь не пускать алчных иноземцев почём зря выкачивать народную нефть, обещал бороться с ними во что бы то ни стало и намекнул, что неплохо бы создать Соединённые штаты Африки. Впрочем, идея так и осталась витать в воздухе.

Те, для кого пламенный лидер ливийской революции стал костью в горле, тоже старались как могли, распуская слухи, что Каддафи регулярно проходит лечение у лучших европейских психиатров, потихоньку педофилит, считается среди ливийцев безумцем, «использует больше косметики, чем четыре десятка его телохранительниц-девственниц, а также красит волосы» и вообще совесть потерял. 

И при каждом удобном случае старались стереть его с лица земли. Уж очень Каддафи мешал своей независимостью, непохожестью на прикормленных Западом лидеров и открытой неприязнью к странам, самопровозгласившим себя наставниками всего мирового сообщества. Им на это король королей давал всегда однозначный ответ: «Я говорю трусливым крестоносцам, что нахожусь в таком месте, где им не достать и не убить меня, – я живу в сердцах миллионов».

Близнецы любят выделяться на общем фоне. Отсиживаться по углам не для них. Представительный раис появлялся на публике в длиннополых ярких, нарядных одеждах, бубу, возил везде за собой бедуинский шатёр, раскидывал его повсюду, где останавливался, в том числе в Кремле, поил там горячим чаем президента России и «мадемуазель Франции» Мирей Матье и чувствовал себя везде как дома. Вместе с тем в быту Каддафи был скромен, вредных привычек не демонстрировал и старался довольствоваться самым необходимым минимумом.

Если Близнец испытывает к кому-то неприязнь, то никакое комильфо ему не указ. Улыбаться в глаза и точить кинжал за спиной – не для представителей этого знака. Они держат кинжал в зубах и не собираются скрывать свои истинные чувства. Каддафи, находясь в контрах с бомбившими его Западом и Америкой, выдавил иностранцев с ливийской земли, закрыл все их культурные центры, конфисковал имущество и постарался, чтобы если уж тянуло иноземным духом на его вотчине, то самую малость. 

Вероломный Берлускони, бывший друг пламенного лидера, после таких действий сокрушался: «Он воспринял наше военное вмешательство как предательство» – и уверял на каждом углу, что теперь-то Каддафи его точно пустит в расход. Каддафи было не до бывшего дружка, президента Америки он ненавидел куда сильнее, да и Рональд Рейган иначе как бешеным псом лидера революции не называл. 

Было время, когда западные дипломаты на спор считали, сколько раз Каддафи проклянёт Европу вместе с США, произнося речь для ливийского народа. Идти на поводу Каддафи не собирался и приводил в пример Саддама Хусейна: «Хусейн сделал всё, о чём его просили. Его лишили всего. Ему оставалось только биться до последнего. Он должен был встать спиной к стене и сражаться. Что американцы ещё могли от него ожидать? Чтобы он разделся и станцевал перед ними голым?»

Но даже те, кто давно желал удалить эту нестандартную кость из своего горла, не могли не признать, что отец джамахирии обладает тонким, острым умом и твёрдым характером, удерживая власть четыре десятка лет. «Той нации, чей национальный дух сломлен, суждено лежать в руинах».

 

Личное

Чаще всего Близнецы выстраивают свою модель отношений с противоположным полом, и их спутникам жизни ничего не остаётся, как следовать по плотно утрамбованной колее. Особенно заводит представителей этого знака, если им удаётся доминировать и единолично принимать решения. 

У Каддафи всё складывалось как нельзя лучше – патриархат в Ливии, мусульманском государстве, рулил. Однако при этом Каддафи всегда считал, что он более чем демократичен в отношениях, примерен как семьянин, боролся за равноправие женщин и вообще всегда твёрдо выступал за моногамию, хоть в Ливии никто никого не порол кнутом за многожёнство. Даже при наличии официального запрета.

Хотя слухов про примерного семьянина по Европе и прочим оплотам демократии носилось множество. Говорили о целом гареме в подвалах его дворца, где томились совсем юные наложницы. Их приводили к самому лидеру и к сыновьям. Якобы стоило Каддафи благосклонно взглянуть на девчонку во время посещения школ или университетов, как она тут же исчезала в его комфортабельных казематах. 

Во Франции была даже издана книга о зверствах ливийского «папы Муаммара», где живописались его сладострастные похождения. Немало судачили и о его телохранительницах – арабских амазонках, элитном подразделении Каддафи. Лидер считал, что верность женщин и их интуиция, помноженная на отличное владение боевыми приёмами и оружием, – самая лучшая защита. Несмотря на то что амазонки проходили сложнейшую подготовку и жёсткие тренировки, желающих попасть в подразделение было огромное количество. 

«Эти девушки в форме цвета хаки и красных беретах используют макияж, делают маникюр, носят украшения и даже туфли на шпильке, держат автоматы Калашникова, словно модные аксессуары от Gucci, но их боевая подготовка не раз была проверена на практике», – писала об амазонках западная пресса. Сам лидер не уставал повторять, что «женщин следует готовить к бою, чтобы они не стали лёгкой добычей для их врагов.

Редко кто из Близнецов проходит по жизни с одним и тем же человеком. От судьбы не уйдёшь, а уж она способна так завернуть сюжет, что спутники начнут меняться со скоростью звука. У Каддафи было не всё так феерично. Счёт он открыл с генеральской дочерью, учительницей Фатхиа Нури Халед. 

Генеральская дочь родила Муаммару сына Мухаммада и была благополучно выставлена за дверь, так как папа-генерал не придумал ничего лучше, чем подпортить дочери малину своей близостью к изгнанному королю Ливии. Ясное дело, негоже было подпольщику, революционеру и свободному офицеру Каддафи проживать с дочерью приспешника монарха. 

Сына Каддафи по доброй патриархальной традиции оставил себе и, пару месяцев промаявшись в одиночестве, опять решил попытать счастья в браке. «Если человеческое общество станет когда-нибудь обществом без семьи, оно будет обществом бродяг и уподобится искусственному растению».

Следующей мадам Каддафи стала степенная медсестра Сафия Фаркаш. С ней лидер джамахирии познакомился в госпитале. Сафия оказалась хорошей женой, исправно рожала Муаммару наследников и воспитывала двух приёмных детей. Муж не скрывал, что любит жену, ценит то, что она не особо маячит на публике, нисколько не интересуется политикой и вообще занята чисто женскими делами вроде вице-президентства Организации первых леди Африки и владения первой в Ливии частной авиакомпанией. 

Однако обидчики семьи Каддафи должны были твёрдо усвоить, что им не поздоровится, если они замыслят причинить семье вред. О чём Сафия прямо заявила, когда от американской бомбы погибла маленькая приёмная дочь Каддафи, а двое сыновей и сам Муаммар получили ранения. Рейгана, тогдашнего президента, по американской традиции несущего демократию на крыльях военных самолётов в те страны, где можно чем-нибудь поживиться, Сафия была готова придушить собственными руками.

Близнецы считаются отличными родителями и часто становятся примером для подражания. Каддафи не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы достичь уважения у своих детей. Однако когда лидера джамахирии спросили, о каком будущем для них он мечтает, тот недолго думая демократично ответил, что «не хотел бы оказывать на них своё влияние» и что «их личности должны формироваться естественно», хотя и высказал пожелание, что хотел бы видеть их докторами, спасающими людей в Африке. 

Дети Каддафи воспитывались в строгости, но без водопада нравоучений. Докторами они так и не стали, но всё равно состоялись, овладев специальностями инженера, менеджера, профессионального военного и адвоката. Адвокатской практикой занялась дочь Каддафи Айша, генерал-лейтенант ливийской армии и посол доброй воли ООН. Айшу Каддафи, получившую хорошее европейское образование, в Ливии любили, называли Айшечкой и считали преемницей отца. А пресса без устали награждала её эпитетами вроде «Клаудия Шиффер Северной Африки», «принцесса мира» и «ливийская мадонна». Она входила в состав адвокатской группы, защищавшей Саддама Хусейна и Мунтазара аль-Зейди, запулившего ботинком в Джорджа Буша-младшего, похоронила дочку и мужа, погибших от бомб НАТО, и всегда повторяла: «В моих жилах течёт кровь моего героического отца, и я не знаю, что значит сдаваться».

Из шестерых сыновей Каддафи в живых осталось трое. Вестники демократии сделали всё, чтобы проредить семью лидера революции. 

«Четыре месяца – четыре месяца! – вы бомбите нашу страну, и все боятся даже сказать слова осуждения. Будь ещё в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы. Но её нет, её нет, и вы торжествуете. Но вы забыли одно: жизнь умеет разворачиваться, и многое может случиться в будущем.»    


Лидер знал, что говорил. 

фото: REX/FOTODOM