Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Знакомые незнакомцы

Знакомые незнакомцы

Природа, если одаривает талантом, то обычно с запасом, универсально. Борис Пастернак, например, из своих даров долго выбирал между музыкой и поэзией. Актёр Высоцкий был поэтом и бардом, бард Визбор — актёром. Жан Маре, уйдя из кино, стал скульптором, Джина Лоллобриджида – фотографом. Про рисунки Пушкина и Лермонтова странно даже вспоминать.

Похоже, что у каждого таланта остаётся ещё запас, закрома, звёздные россыпи. Актёры, писатели, музыканты бывают по совместительству отличными рисовальщиками. К примеру, английский писатель Уильям Теккерей в юности пытался наняться иллюстратором гремевших в ту пору «Записок Пиквиккского клуба», но автор, Чарльз Диккенс, его услуги отверг и нажил себе мощного соперника в литературе. Карикатуристом Теккерей был отменным, как, впрочем, и писателем, и легко переходил от одного к другому, уверяя, что рисование – это совмещение головной и ручной работы. Ручной – потому что художников веками держали за ремесленников, ибо те как никак трудились руками, а то, что получалось на выходе, оказывалось вещью. 

Вещественное надолго переживало своих создателей, а в случае творческой удачи дарило бессмертие. Уходили со сцен спектакли, старились книги, а картины продолжали украшать стены галерей и музеев и чем старее они были, тем ценнее.   Вещественность притягательна ещё и этим — тем, что оставляет прочные следы. Создаёт сгустки вечности. Или памяти.

Альбом, который мы здесь представляем, можно считать побочными ростками талантов, ещё одной веткой, ещё одним возможным путём. Но уже вещественным, предметным. Суть здесь не в том, что Олег Даль, например, или Владимир Васильев могли бы стать отличными художниками. Хотя они, вероятно, могли бы. Скорее, это значит, что творчество в них всё время требовало действия. Выражения. Что сильный творческий инстинкт никогда не оставляет человека, даже увенчанного лаврами, а особенно – в моменты простоев, пауз, новых замыслов. 

Тогда можно, как Сергей Бондарчук, размышлять над образом Бориса Годунова, рисуя свой автопортрет или глазами Пьера Безухова пытаться увидеть картину Бородинского сражения. Можно, как Юрий Богатырёв, создавать живописную сказку из не слишком благополучной актёрской жизни. Другой вид творчества откроет ещё одну грань личности, ещё один духовный ресурс, ещё один шанс остаться в памяти, в котором прима балета, режиссёр и актёры предстанут совсем другими, иными, странными… Знакомыми незнакомцами.

фото: Микола Гнисюк; Лев Шерстенников; РГАЛИ; FOTODOM; RUSSIAN LOOK

Прочитать материал полностью можно в номере Декабрь 2017

Похожие публикации

  • Супермен
    Супермен
    В одном спектакле действовал такой персонаж – старый художник, арбитр в борьбе моралей, но¬ситель нравственного критерия. На сцене твори¬лось странное. Актёр как бы вообще ниче¬го не делал. Обычно хромал, обыч¬но говорил, обычно смотрел. Ему нечего было играть. Он был им – эталоном по¬рядочного человека
  • Человек, который умеет всё
    Человек, который умеет всё

    Вячеслав Бутусов, фронтмен группы «Наутилус Помпилиус» и «Ю-Питер», умеет писать музыку, стихи и прозу, рисовать и строить дома. А что для него в этом всего важней?     

     

  • Толстая и ее поднебесная
    Толстая и ее поднебесная
    У писательницы Татьяны Толстой свои особые отношения со временем и пространством. Она умеет воскрешать ушедшее и запечатлевать сиюминутное. И для своей ворожбы, как всякая колдунья, пользуется обыденными вещами.