Радио "Стори FM"
Цирк уродов как важнейшее из искусств

Цирк уродов как важнейшее из искусств

Автор: Алла Боссарт

Старше - ведь не значит умнее. А если ты действительно умнее - так постарайся понять, чем отличаются от тебя эти пацаны, которые в буквальном смысле следуют мантре Маркса: смеясь, расстаются с прошлым. Критик Алла Боссарт по просьбе Story исследует феномен одного из молодых блогеров-миллионщиков.

Удивительно, если я напишу этот текст к сроку.

Каждое утро встаю с мыслью: ну всё, пора уже начинать. Я знаю про этого парня больше, чем надо, знаю даже, с кем у него роман. И совершенно не обязательно пялиться в его двадцать третий ролик, уже после третьего алгоритм понятен – берёт человек трэшевое кино и отвязно глумится над ним в ютубе. Подумаешь, бином Ньютона. Тем более он не один такой.

Но каждую ночь я с ужасом смотрю глазами кролика на часы: опять этот «Плохой Комедиант» продержал меня у монитора десять часов подряд без обеда.

Да и я такая не одна. У Евгения Баженова, известного в сети как BadComedian, каждый обзор насчитывает больше миллиона просмотров. ПБРН, «популярнейший блогер Рунета», – это внутри целевой аудитории 18+ как для взрослых – ВПЗР, аббревиатура, введённая журналистом Игорем Свинаренко: «великие писатели земли Русской». Под «взрослыми» имеется в виду не возраст, не опыт, не ум даже, а система культурных ценностей. ЦА BadComedian (далее для простоты – БиСи) – это те, для кого уже Орлуша – отстой. Те, кто общается как Баженов и Дудь, на своём птичьем языке – мало понятными «взрослым» словами о мало известных нам персонах из мира, прежде всего, музыки, ну и рэпа, спорта, сетевого творчества и кино, конечно. 

Кстати, мат, на который так щедры интернет-звёзды, мат, из-за которого «взрослые» чураются их субкультуры, – этот многострадальный мат лично у меня не вызывает никакого отторжения. Обсценная лексика, хоть и запрещённая к публикации на территории РФ, – ровно такая же принадлежность языка, как феня или канцелярит (который, в сущности, тоже феня).

bandit.jpg

Баженов, кстати, хорошо понимает выразительную силу непечатного слова и без нужды им не пользуется. Если он, схватившись за голову, восклицает аж три раза в одном обзоре: «Что за ё…ный бред!!!» – то лишь потому, что этот бред иначе не назовёшь, как… ну да.

Маркетолог по образованию, Баженов с особой ненавистью комментирует «самый бредовый фильм в мире» – о печальной судьбе русского маркетинга и рекламы «Москва 2017». Почти не сгущая в своей пурге идиотизма сценария, обзорщик поясняет за кадром: «это монстры брендов, каждый монстр требует питания от своего переносчика, которое он может получить при употреблении товаров собственного бренда, когда переносчик, наконец, употребляет этот бренд, монстр увеличивается и, сука, отрывается и летит к всеобщему монстру бренда, которого нарисовал студент мозговым слизнем за пакетик с клеем…»

Женя Баженов – юноша талантливый и креативный, но обзоры плохого кино на ютубе – конечно, не им изобретённый велосипед. Он считает своим источником американца Спуни. (Spoony – ник Ноа Антвайлера, известного интернет-обзорщика, видеоблогера. Себя Антвайлер называет «ужасным результатом поколения, взращённого на MTV и фильмах Ван Дамма и Стивена Сигала на пике их популярности».)

Спуни старше Баженова на одиннадцать лет. Наш обзорщик – «результат поколения, взращённого» на другом кино. К тому же он – «русский, и это многое объясняет». Поэтому его любимый российский фильм кроме «Войны» и «Брата» Балабанова, «Дурака» Ю. Быкова и ещё пары-тройки – «Окраина» Луцика и Саморядова, кино, которое Баженов считает гениальным. 

Я тоже люблю этот фильм, настоящую русскую трагикомедию, дикий, абсурдный, зловещий, хитрый лубок о проклятых вопросах русского бытия. Женя взрослел, питаясь гремучими российскими парадоксами ХХI века, когда цинизм умных детей причудливо переплёлся с ранним осмыслением себя в контексте времени и места. И уж конечно, как и большинству думающих мальчиков 90-х–10-х, самооценка мешает ему надеть маску spoony – простофили, придурка, обормота. Это поколение плохой комедии новой культуры, сменившей чёрную комедию строгого режима.

pastux.jpg

Давно один культуролог заметил, что «новая культура» – это оксюморон (не путать с Оксимироном). В смысле – либо культура, либо новая. Тогда, сто лет назад, мне эта хлёсткая фраза понравилась. Потом я поняла, что, как все хлёсткие фразы, она довольно бессмысленна. Потому что «древо жизни пышно зеленеет» и никакие новые прививки культуре не помеха. Маяковский не отменял Лермонтова, Оксимирон – Маяковского, Дудь – Юрия Роста, а Евгений Баженов прекрасным образом сосуществует и с Плаховым, и с Долиным, и даже с великой Майей Туровской.

«Плохой комедией» я называю эту новую культуру за её агрессивность. Ибо нет жанра агрессивней, чем плохая комедия. Её напор – вроде аварии в городской канализационной системе. Плохая комедия, как мощный поток дерьма, реально выносит нетренированный мозг. Вероятно, на этом и зиждется успех наших комедийных фильмов, сериалов и «юмористических» шоу, будь они трижды прокляты. И есть у меня подозрение, что по-настоящему смешные обзоры Жени Баженова пользуются таким оглушительным успехом не только (и не столько) потому, что он знаток и синефил, что он остроумный, что у него хороший вкус, что он внимательный и зоркий зритель… 

Так же как мало кого парит блестящее образование, юмор, поэтический дар и интеллект Мирона Фёдорова. Залог их бешеной популярности – брутальность и беспощадность. Вот Оксимирон и проигрывает Гнойному, чья брутальность брутальней и агрессия агрессивней. Кстати, в жюри того баттла – кто? Да БиСи собственной персоной.

Впрочем, это одна сторона медали. А вторая… Плохую комедию, да хоть бы и драму, и трагедию, как любой некачественный продукт, можно высмеять. Я скажу, почему мне, бабушке творческой молодёжи, так нравятся обзоры БиСи, интервью Дудя и баттлы рэперов. Они свободны. У них нет священных коров. Они, как Адам, пришли в этот мир на новенького и стали называть вещи своими именами. Они в буквальном смысле следуют мантре Маркса: смеясь, расстаются с прошлым.

gop.jpg

Мозги БиСи закалены плохим кино, как дамасская сталь. Само содержание его работы – неоднократные просмотры бездарного трэша – несовместимы с парламентской стилистикой. Если уж дипломат, можно сказать, канцлер при высочайшем международном кворуме не сдержался, буркнув «дебилы, бл…», то я понимаю Баженова… «Я не особо прихотливый зритель, потому что посмотрел много плохого кино. Сейчас я перевариваю практически всё, и фильму надо очень постараться, чтобы он мне не понравился…» И что может сказать русский человек на языке оригинала, если после обоих «Горько!» Жору Крыжовникова буквально забрасывают охапками восторженных отзывов и призов, словно солдата Победы? Включая «Нику» – «за открытие года». Включая массовое камлание критиков с горячечным рефреном «гомерически смешная, самая смешная, лучшая комедия постсоветского периода». Я понимаю Баженова, когда он одними губами, не вслух, артикулирует в камеру: «Что за х…ня?»

Что творится с нашим зрителем?

Женя Баженов взялся за полезное, хотя и довольно ядовитое для молодого организма дело – ассенизацию кинопространства. О хорошем кино и арт-хаусе напишут другие, серьёзные и уважаемые люди, властители дум и главные редакторы. А вот кто от души поглумится над уродцами-цахесами, чьё появление на свет оплачено многими миллионами Госкино и Фонда кино? После БиСи в этот бизнес пришло ещё несколько человек. Но я не видела ни одного, кто бы приблизился к нему по артистизму, харизме, внятности, обаянию, весёлой наглости, игровому азарту и, кстати, эрудиции.

Вообще-то знаю по себе, плохое кино рецензировать легче и веселее, чем хорошее. Но ни одному критику не приходилось делать это в таком объёме. Ведь Баженов каждый из этих фильмов (а их с 2011 года, когда он начал свой скорбный скомороший путь, вылупилось под сотню), каждый из них он смотрит по три раза. После чего пишет текст, после чего монтирует ролик с большими фрагментами из «титульного» и мелкими нарезками из другого кино «в тему», после чего записывает, в сущности, комедийное шоу, где сам играет несколько ролей. Творческий темперамент в нём бурлит со страшной силой. Если в первых обзорах сам БиСи оставался вообще за кадром, сейчас в одном ролике я насчитала пять или шесть его персонажей.

Серьёзные люди спросят: а зачем? Зачем вот это всё – копаться в кинодерьме и делать потом из него конфетку? Занялся бы чем-то разумным, добрым и вечным, снял бы своё кино, или что там лудит приличный пипл для потомства и для денег?..

А вот здесь мы подходим к теме, для меня лично очень важной. Полагаю, что и для Евгения Баженова тоже.

В интервью Юрию Дудю БиСи сказал, что любит кино больше всего на свете. Я знаю немало таких людей. Кино для нас действительно важнейшее из искусств. Но можно балдеть в киноклубах, ездить по фестивалям, наслаждаться шедеврами, пропагандировать и разбирать их… А можно выражать свою любовь через ненависть к халтуре.

Появление таких фильмов, как «Горько!», «Моментальный удар», «Служу Советскому Союзу», «Бабушка лёгкого поведения», «Залётчики», «Притяжение», «Сталинград», «Московская жара», «Крым», и сотен других, в том числе американских помоев, в том числе помёта неплохих старых фильмов в форме их омерзительных сиквелов, а также сериального безобразия… Короче, весь этот хлам не просто так оскорбляет эстетическое чувство синефила. Да никакой синефил, если ему не надо писать заметку в орган, где он служит кинообозревателем, и не пойдёт смотреть эту муть. К тому же многие критики (вроде бы по определению синефилы), как мы видим, вполне благосклонны к этому цирку уродов. 

Да господи, о чём говорить, если при заполнении сейчас анкеты на премию «Ника» я, к своему изумлению, обнаружила среди номинантов три или четыре фильма – «клиента» Баженова. (Не потому ли доктор исторических наук г-н Мединский так мило переиначил цитату Ленина, что, дескать, важнейшим-то для нас является не только кино, но и ЦИРК?) Виртуальный хлам отравляет экологию кино, равно как и материальный мусор отравляет Землю. Мне кажется, когда великий российский исторический блокбастер «Викинг» сжирает 1 млрд 250 млн государственных рублей, став самым дорогим фильмом в истории России, – Баженов всерьёз страдает. И уж не жалеет сил в обзоре. Оттягивается по полной.

Нарезка новостной хроники, где разные персоны, от телеведущих до профессоров-историков, называют «Викинг» единственным исторически объективным документом о том времени, достаточно забавная сама по себе, становится дивным по идиотизму обрамлением сокрушительной клюквы, которую обзорщик не скупится злорадно комментировать. Сам БиСи выступает в роли «сценариста», который по-пластунски ползёт по дорожке «кокса» (израсходовано семь пакетов муки), ведущей из его кабинета, через двор, улицу, какие-то предместья, и, взнузданный могучим кайфом, сочиняет на ходу сценарий. Одновременно не оставляя на нём камня на камне. (Как не вспомнить тут стишок В. Вишневского: «Я был тогда ещё подростком и то и дело грудь просил, когда Гусинский с Березовским ввели христианство на Руси»…) 

Мрачные кадры битв «одних бородачей с другими бородачами» Х века, дурацкие поступки «чмошника, сопливого предателя и труса» равноапостольного князя Владимира, насилующего малолетку, не снимая трусов (!), глупейшие сцены каких-то пионерских поджогов крепостной стены, которую как бы охраняют как бы «слепоглухонемые» воины, а тут ещё этот «сценарист» извивается и пашет носом кокаиновую тропу, бормоча свою разудалую ахинею… Я вообще по части «расколоться» не шибко податлива. В голос смеюсь обычно только на фильмах Тарантино. Но тут – прямо именины сердца, как в добрые старые времена на передачах Курёхина с Шолоховым о Ленине-грибе и камнеядных людях без переда.

Особенно же хорош заключительный аккорд. Обзорщик предъявляет нам страницы летописей (надо же, где он их только раскопал, ведь мы же договорились, что «Викинг» – единственный исторически объективный документ об эпохе князя Владимира). И невзначай замечает, что слово «викинг» на этих страницах не упомянуто ни разу. Прямо по Хармсу: «так что вообще непонятно, о ком идёт речь».

Баженов ломает морок пафоса, спекулятивных тем и раздутых авторитетов. Оценить его «миссию», конечно, могут лишь те зрители, кто и без того обладает иммунитетом против вирусов клюквы и халтуры. Вряд ли он переубедил бы моего приятеля, который не оторвался от телевизора даже ради блинов, поглощённый великим христианским блокбастером.

Но ведь, строго говоря, в культурном поле, где о вкусах, так сказать, не спорят, вообще хоть кто-то кого-то в чём-то может переубедить? Мне лично не удавалось. Да и не надо. Достаточно, что огромной аудитории Рунета будет сделана инъекция весёлой и злой правды по поводу многомиллионных «мегапроектов». «Сложно вспомнить контент, который не пропагандировал бы хоть какие-то идеи. И есть только одно исключение: фильм «Крым»!» – восклицает БиСи и встык монтирует нашу «Мисс Обаяние» Арину Шарапову, несущую в массы мудрость натуральной блондинки: «Фильм «Крым» не имеет никакого отношения к агитации, пропаганде – чушь! Это фильм о любви!» Большой художник и ревнитель закона Алексей Пиманов удовлетворённо кивает. Доволен и Баженов: «Как же хорошо, что фильм о любви поддерживает Министерство обороны Российской Федерации!» А недавно то же министерство (в скобках замечает БиСи) поддержало ещё один фильм о любви – «Притяжение» Бондарчука. Кино (это уже я), которое в советское время (когда считали деньги и читали сценарии) с полным основанием назвали бы «жуть с ружьём».

Эй, пацан, – скажет условный какой-нибудь Пи…дарчук. – Бюджет нашего кино – не твоего ума дело. Есть тут постарше и помудрее, и с законом, можно сказать, «вась-вась».

Нет, дяденька, – ответит ему пацан. – Это дело вполне моего ума, потому что я работаю и я – налогоплательщик. А ты, дяденька, вор и самозванец.

Нет-нет, боже сохрани. Он так не говорил. (Он сказал по-другому: «как раскрутить государство на деньги».) А вот то, что строчкой выше, – то я. И знаете, почему? Потому что лет уже двадцать, а то и тридцать, кино класса даже не С, а какого-нибудь несуществующего G (Г), легитимизировано как искусство. И «Крым», и «Притяжение», и «Матильда» в списках «Ники» значатся во всех почти номинациях – ну, кроме «мульт» и «док». Это нормально, по-вашему, господа академики, что в претендентах на лучший фильм или лучшую режиссёрскую работу Пиманов и Бондарчук соседствуют с Хлебниковым, например? И даже опережают его в списке, поскольку он на Ха, а они на Бэ и на Пэ…

И о погоде. Над всей территорией нашей родины, а также над зарубежными фестивалями, не заходя, сияет солнце. У этого солнца есть имя и фамилия: Андрей Звягинцев. Не знаю, почему так произошло, но этот вполне крепкий режиссёр, когда-то снявший очень хорошее кино «Возвращение», а потом простой и внятный, достойный фильм «Елена», в котором, впрочем, не было большой тайны, вдруг назначен гением. Ну, так звёзды сошлись, бывает.

И вот два года назад Звягинцев сочиняет нескладное, сто раз вторичное и, на мой взгляд, провальное кино «Левиафан». И, кроме нахального мальчишки под названием БиСи, на всём критическом пространстве нашей родины (и зарубежных фестивалей) не находится ни одного вменяемого критика, который бы сказал вслух, публично: «Чёртова размытость предполагает огромное количество трактовок. Среди которых не будет верной: она не заложена на уровне сценария». Символизм? Метафизика России? Да разуйте глаза, коллеги! Со всем своим высосанным из пальца, путаным библейским символизмом «Левиафан» – не что иное, как «хроника про «синяков»: «водка – локомотив сюжета»… 

Фильм не только лишён элементарной логики, что покадрово доказывает БиСи. Он – мёртв. Будем честны. Признаемся, что нам, как и этому сетевому пацану без авторитетов, «плевать на Колю, на то, что он бухает, на то, что Коле плевать на сына и что шлюху – жену Коли находят мёртвой…» Звягинцев делился, что за основу сюжета он взял историю американца Марвина Химейера, который снёс полгородка в ответ на беспредел чиновников. У Коли с Химейером примерно столько же общего, сколько у режиссёра Звягинцева с режиссёром Тарантино. «На самом деле «Левиафан» – это российский ремейк фильма «День сурка». И куда, задаёт БиСи свой любимый вопрос, мать его, было потрачено 7 млн долларов бюджета?!»

Жаль, конечно, что технические возможности бумажного журнала не позволяют показать обзоры BadComedian. Хотя это дело поправимое. Только личная просьба. Пожалуйста, когда будете смотреть его ролики, не начинайте с обзора компьютерной игры «Company of Heroes 2». Смотрите, но потом, когда познакомитесь поближе. Это крупная неудача Баженова, где он, разбирая продукт канадских разработчиков, назвал его «игрой от нацистов». Ему уже достойно ответил там же, в ютубе, однофамилец Руслан Баженов. Надеюсь, что тучу ошибок и глупостей Женя допустил не в силу убеждений, а потому, что в школе его плохо учили истории Великой Отечественной войны. Ну и по молодости, конечно. Помните такую пьесу – «Вам 22, старики!»?

Сейчас-то другое дело. Сейчас старику 26. Лермонтов через год умрет.

фото: VOSTOCK PHOTO

Похожие публикации

  • Идеальная вдова
    Идеальная вдова
    В писательской среде гуляет крылатая фраза: важно найти не жену подходящую, а вдову, которая не даст забыть... Виктория Токарева - о том, кому в этом цеху повезло, а кому не очень
  • Икона бедняжки
    Икона бедняжки
    У зрительной памяти есть любопытный эффект – настройку нашей встроенной оптики сложно перевести назад. Если что-то потрясло воображение или направило наш взгляд неожиданным образом, будь то последний фрагмент головоломки или величественный собор, мы живём с этим новым видением, будто оно было у нас всегда.
  • Золотой запас Гармаша
    Золотой запас Гармаша

    Актёр Сергей Гармаш всегда жил по принципу: никогда ни у кого ничего не просить, сами придут и дадут. В конечном итоге ровно так и происходило. Но что должно было с ним случиться, чтобы это заслужить?

Yankovsky.jpg

redmond.gif


blum.png