Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Две жены с Разъезжей улицы

Две жены с Разъезжей улицы

У писателя Куприна было две жены. Первую он любил почти безответно, а со второй случилось то, о чём можно только мечтать. 

Фаталист Куприн случай не отрицал никогда. В тот  ноябрьский вечер 1901 года Бунин повёл своего провинциального друга  Сашу Куприна в редакцию журнала «Мир Божий», которая располагалась на Разъезжей, в доме 7.

Куприн шёл уверенно, он успел уже поработать репортером, землемером, псаломщиком, актёром, кузнецом, столяром,  разводил «махорку-серебрянку» на Волыни и пытался постричься в монахи. Всё было в его жизни. А людей научился узнавать по запаху, принюхиваясь к ним. Многие,  в особенности дамы, обижались. 

Да, «потянет носом, - вспоминала Тэффи, - и конец - знает, что это за человек... Помню, как-то в обществе показала я ему красивую даму. "Что скажете, правда, хороша?" Он ответил отчётливо и громко: "Дура собачья. У неё от морды редькой пахнет"». Юнкера у Куприна пахли сургучом и мышатиной, девушки - арбузами и почками тополиными. Но   Куприн не знал, чем пахнет «потеря» сердца -  страсть раскалённая...

На Разъезжей, где была и редакция, и квартира издательницы, друзья узнали, что хозяйка журнала Александра Аркадьевна Давыдова больна и примет их её приёмная дочь Муся, курсистка-бестужевка, черноглазая, остроумная Мария Карловна. «Муся была подкидыш, - вспоминала Тыркова-Вильямс. - Её младенцем принесли к дверям Давыдовых... Очень хорошенькая... Её портил смех, недобрый, немолодой. Точно она говорила: "Какие вы все дураки, и до чего вы мне надоели..." 

Росла среди знаменитостей (в квартире  бывали Тургенев, Чехов, Всеволод Гаршин, молодой Горький), и  Куприн, в провинциальном полосатом костюме своём, увидев её, едва не спрятался за спину друга. «Разрешите представить вам жениха. Талантливый беллетрист, недурён собой, - балагурил, раздеваясь в прихожей, Бунин. - Александр Иванович, - обратился он к другу, - повернись-ка к свету!.. Ну... Как вам?...» - «Нам ничего, - смеясь, подхватила шутку Маша. - Мы что. Как маменька прикажут...» Но на другой день (не странно ли?) обоих принимали уже иначе: стол с крахмальными салфетками, хрусталь, дорогие вина.  А горничным помогала прислуживать хрупкая девушка, которую звали просто Лизой и к которой относились как «к нелюбимой сироте». 

Эх, эх, Куприн, уже влюблённый в Машу по уши, не увидел её и уж, конечно, не знал, что через шесть лет после женитьбы на Маше, его второй женой станет как раз она - Лиза Гейнрих, сестра жены Мамина-Сибиряка, отданная Давыдовым на воспитание. 

Автор: Вячеслав Недошивин 

фото: LEGION-MEDIA; РГАЛИ

Прочитать материал полностью можно в номере Декабрь 2017

Похожие публикации

  • Бунин
    Бунин
    Писатель Александр Кабаков объясняет, почему писателю полезно быть эмигрантом – в широком смысле слова
  • Шекспир
    Шекспир
    Писатель Михаил Веллер рассказывает о том, какую роль в жизни каждого человека может сыграть монолог Гамлета «Быть иль не быть?»
  • Булгаков
    Булгаков

    Актёр и режиссёр Сергей Юрский рассказывает о том, что много лет не расстаётся с книгами Михаила Булгакова