Радио "Стори FM"
Вера Павлова: Желтый ключик

Вера Павлова: Желтый ключик

«Сколько ключей в вашей сумке?»

Учебники заплечные.

Нательный ключ. Иди

по зимнему, по млечному,

по скользкому пути.

Потёмки непроглядные.

На кухнях жёлтый свет.

Тетрадки аккуратные.

Неправильный ответ.

Американские читатели в недоумении: маленькая девочка одна идёт в школу? Да ещё с ключом на шее? А киднепинг? А квартирные воры? Ясно же: если ребёнку повесили на шею ключ, он будет открывать им пустую квартиру.

О детский страх потери,

с которым первоклашка

на ленте ключ нательный

под платьем, под рубашкой

нащупывает: вот он,

и к сердцу прижимает,

потому что папа с мамой ушли на работу.

Вернутся ли? Кто знает.

Ключ от квартиры, где деньги лежат. Где лежат? В деревянной шкатулке в тумбочке под телевизором. Семейный общак. Сколько? Никто не считал. Едва ли много. Но если возьмёшь рубль-другой на мороженое, никто не заметит. Однако наша маленькая девочка знает: возьмёшь – отсохнет рука. Откуда знает? Никто ей этого не говорил. Сама как-то догадалась.

Ученице,

груба и горяча,

трёт ключицы

цепочка от ключа.

Время оно…

Душа моя, держи

ключ от дома,

в котором ни души.

Родители на работе. Но куда подевалась бабушка? И, главное, взяла ли она ключ? Вырываю из тетради листок, пишу красивым почерком отличницы: бабушка, ключ под ковриком, прикрепляю записку к ручке двери, кладу ключ под коврик, со спокойным сердцем иду в музыкальную школу. Теперь бабушка не пропадёт.

Ключ… В детстве он означает: обед на плите, делай уроки, прислушивайся к шагам на лестнице, вернёмся около семи. В непутёвой молодости он означает: есть где побыть вместе подзаборным влюблённым. В молодости родители почему-то всегда дома. Приходится брать ключ у подруги. Или у друга. Или – память, ты не шутишь? – у любовника. «Прости, я тебя разлюбила и полюбила М. Ты не можешь дать мне ключ, пока ты будешь на работе?» И знаете, что самое интересное? Он дал мне ключ. Почему? Настолько меня не любил? Или настолько любил? Не знаю. Да и кто в молодости может во всём этом сладком ужасе разобраться?

Иное дело человек поживший, потерявший с дюжину ключей, сменивший с дюжину замков. Для него ключ означает: давай жить вместе. Когда я первый раз прилетела к тебе, ты уже сделал для меня копию ключа.

Путь навстречу происходит между встречами.

Обучение сердечное заочно.

Жёлтый ключик, разноцветным лаком меченный,

ты соскучился по скважине замочной?

Открывается легко: одно движение –

и воздастся благоверному по вере.

Ключ в замке. А мы, дрожащие, блаженные,

как подростки, обнимаемся у двери.

Обручальное кольцо – это кольцо, на которое я повесила твой ключ. Рядом с тем, нательным, от родного дома, и ещё с одним – от дома, где меня ждёт только возлюбленная тень.

Песню строчу попутную,

стрелку верчу минутную.

Что под крылом – вода,

суша? Куда, куда

сердце летит под парусом,

где на контроле паспортном

бренчит правый карман

ключами от трёх стран?

Мечтательно, как поддужный колокольчик, звенят ключи в кармане бродяги. Главное – вспомнить, каким именно открывается дверь, перед которой стоишь. Впрочем, я не заслуживаю высокого титула бродяги, как заслуживают его мои друзья Оля и Олег, адресаты стишка:

Потом решим где осесть.

Вместителен белый свет,

когда магнитики есть,

а холодильника нет.

Вещей – один чемодан.

Сумка. Фотоаппарат.

А много на свете стран?

Всего-то двести пятьдесят

одна.

«Магнитики магнитиками, – сказала на это Оля, – у меня есть для тебя образ посильнее: в моей сумке сейчас нет ни одного ключа».

Мне как-то подарили украшение – серебряный ключик на цепочке. Я хочу найти такой же для Оли. Нельзя, чтобы у человека не было ключа!

 

 

Похожие публикации

Merkel.jpg

redmond.gif


blum.png