Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Валерий Попов: Опьяненные свободой

Валерий Попов: Опьяненные свободой

Одной из главных радостей в советское время были зарубежные туристические поездки. Конечно, скажет нынешняя молодёжь, знаем мы эту вашу «свободу» – руководители групп, стукачи! Но, скажу я вам, лучше видеть, как это было, чем слышать и судить.

Руководитель нашей поездки в Лондон, «крупный литературовед в штатском», как шутили тогда, оказался, как и все, человеком не без слабостей. «Зайди ко мне!» – буркнул он после завтрака. Я похолодел. Но зашёл. Он вынул из чемодана бутылку водки, разлил по стаканам: «Давай!» Мелькнула мысль: «Проверяет!» Но проверку я выдержал и до номера, а потом и до автобуса дополз, а наш «бдительный руководитель» в этот день не появился нигде. «Видно, думает. О нас!» – шутили в автобусе. 

Дух вольнолюбия и легкомыслия охватил всех... Стоп! Конечно, был и стукач. Мы все его легко вычислили! Но – какой! «Стукач-романтик», как мы ласково называли его. Несмотря на то что он довольно сильно хромал, он бежал на всех экскурсиях быстрее нас. «Смотрите, смотрите! Это божественно!» – восклицал он с вполне искренним восторгом, вздымая руки перед очередным шедевром. Он действительно это любил! В тот первый день мы посетили всё самое прекрасное в Лондоне: Национальную галерею, Биг-Бен, Парламент, Тауэр, Трафальгар-сквер… И были, разумеется, в восхищении!.. Но не в такой, конечно, степени, как наш «романтик».

Поздним уже вечером, когда мы с моим другом, вытянув усталые ноги, расслаблялись в номере, к нам вдруг, коротко постучав, вбежал наш «романтик». «Что вы делаете?!» – возмущённо воскликнул он. «А что, нельзя?!» – с вызовом проговорил мой друг, человек злобноватый. «Это преступление!» – вскидывая руки, прокричал гость. «Ну, такое уж преступление…» – пробормотал я, правда, бутылку всё же убрал. Но, оказывается, мы не так его поняли. «Это преступление – ночью в Лондоне сидеть в номере!» – уточнил он. Я, как человек добрый, из последних сил встал, а друг мой, как человек злой, обматерил гостя и лёг спать. 

В результате мы с «романтиком» под дождём хромали через весь Лондон: я тоже из вежливости, что ли, вдруг начал хромать. Где-то в подвалах Сохо мы смотрели с ним эротический фильм. Зал был заполнен в основном уроженцами Африки, которые, не смотря (в буквальном смысле этого слова) на происходящее на экране, громко храпели. В восторге был только он. «Ну, ты понял?» – с горящим взглядом произнёс он, когда мы вышли. «Провокация, компромат?» – скажете вы. Не без этого. Но не только. Человек любил эти страны и страдал от того, что в жизни всё так запутано. 

На обратном пути уже под утро на какой-то площади мы остановились у красивого здания. Дверь была распахнута, и был виден спящий усатый полицейский. Над ним свисало британское знамя. «Вот, – вдруг взволнованно произнёс мой спутник. – Если оставаться, то сейчас!» Я оцепенел. Провокация? Но, судя по его лицу, он был на грани! «А как же наш завтрак в отеле? Пропадёт?..» – пробормотал я. Он скорбно похромал прочь… Потом, говорят, он попался, провозя предмет из секс-шопа. Для семидесятых это было смело! Но он на это пошёл. Сгорел на костре своей страсти!

А наш руководитель тогда так и не появился в автобусе! Появился, лишь когда мы ехали в аэропорт. Видно было, что борьба с алкоголем далась ему нелегко. Переводчица (неизвестно, зачем она была ему нужна) уныло вошла за ним, неся в пакете бутылку. «Ребята! – восторженно вскричал он. – Вы здесь! Все! Никто не остался? Как же я вас люблю!» – и полез целоваться.

Надеюсь, «рассекреченные мною данные» не повредят карьере этих людей. Когда меня спросили по возвращении, что было самое неожиданное в Лондоне, я ответил без колебания: «Наши люди». Я не хочу идеализировать те времена, просто рассказываю, как оно было.

Похожие публикации

  • Виктор Раков научился выходить сухим из воды
    Виктор Раков научился выходить сухим из воды
  • Двое на Севере
    Двое на Севере
    Николай Урванцев – это Колумб нашего Севера, именно он в 20-е годы прошлого века нашёл и открыл для всех угольные и медные копи в районе нынешнего Норильска. Я даже думал написать о нём сценарий. О том, какова цена прорыва, которую ученый платит за свое открытие. Но став значительно старше, я понял, что куда занимательнее  все же история Урванцева и его жены. Фантастическая была пара...
  • Григорий Перельман
    Григорий Перельман