Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Татьяна Устинова: Грезы и розовые панталоны

Татьяна Устинова: Грезы и розовые панталоны

О мужиках в юбках и других причудах судьбы-злодейки

...Она очень хороша собой и очень уверена в себе. Разумеется, зарабатывает «прилично» и гордится собой вполне заслуженно. Мало зарабатывать неприлично, а у неё всё прилично, она молодец. Недавно выгнала мужа и этим тоже немного гордится и осторожно радуется: так неожиданно получилось, что у неё всё впереди в её «сильно за тридцать»! Новая жизнь, новая любовь. 

Пока этого ничего нет, но – перспективы. В той, следующей жизни, которая должна вот-вот грянуть, у неё всё будет по-другому: прекрасно, удивительно, ново, свежо. Будущий муж будет «настоящий мужчина», а не тряпка и тюфяк, как тот, что был изгнан из жизни её самой и их общих с тюфяком детей. Новый будет волевым, сильным, умным; твёрдым во всех местах, где мужчине предписывается быть твёрдым, и мягким там, где ей захочется. Он будет делить с ней горести жизни и радоваться радостям. Он станет хорошим отцом детям тюфяка и вырастит из них настоящих мужчин – таких, каковым будет сам. Разумеется, он будет зарабатывать, и не просто «прилично», он будет зарабатывать хорошо, а если повезёт, то и неприлично много!.. 

Он окружит её заботой. Он избавит её от необходимости принимать самой все решения. Он даст ей возможность наконец-то почувствовать себя женщиной, потому что все годы с тюфяком она чувствовала себя... «мужиком в юбке». Юбок она, правда, не носит, по крайней мере, я её в юбке никогда не видела, но какая разница!.. Хорошо, что разрыв произошёл именно сейчас, когда она уже точно знает, что ей нужно, какой именно мужчина её устроит, потому что много лет назад, когда она выходила замуж, никакого понятия о том, что именно она ценит в мужчинах у неё не было, а теперь есть. Она знает, что искать.

Её прекрасные глаза делаются мечтательными, как будто подёргиваются предрассветной дымкой, она смотрит мимо меня, улыбаясь таинственной и очень женской улыбкой.

Я невольно оглядываюсь в угол, куда она смотрит, – вдруг там притаился этот самый мифический мужчина, которого она только что описывала. В углу никого нет, конечно, только торчат из напольной вазы пыльные искусственные цветы.

...Я не знаю, что ей сказать. Мне так её жалко, что я почти плачу и собираюсь отпроситься в туалет, чтоб там, на свободе, немного поиронизировать над собой и над причудами судьбы-злодейки.

Дело в том, что я прекрасно знаю её старого мужа, и он замечательный мужик. Нет, он, конечно, немного тюфяк, тут она совершенно права, и зарабатывает не так «прилично», как она, но на этом все его недостатки, пожалуй, и заканчиваются. Он порядочный, добрый, умный, насмешливый. Он любит её гораздо больше, чем себя: в первую очередь всегда покупались вещички, безделушки, путёвки на море, а уж потом как-нибудь с его случайной премии зимняя резина, дрель и культиватор для его мамаши. 

В отпуск всегда уезжали в такое место, где она могла с удовольствием показать свои локоны, ножки, пляжные сарафаны и золотые босоножки, а вовсе не к мамаше в Тамбов, где у той дом, хозяйство, моторная лодка и всё, что он любит с детства. Он всю жизнь служит ей и интересам семьи – привозит-отвозит, ходит на собрания в школу, ибо жена всё время на службе, лихо стряпает ужин и проверяет уроки, ибо жена всё время на службе, с удовольствием принимает у себя в доме её подруг, приучил пацанов гладить рубашки и джинсы – мама не может за нами ухаживать, нас вон сколько, а она одна и всё время на службе!..  

Его парни, когда он приезжает с работы, вопят на всю квартиру: «Папа приехал!» – и бегут встречать, хотя уже великовозрастные оболтусы в трудном подростковом возрасте. Она на моих глаза не встречала ни разу: устаёт сильно, всё время на службе, чёрт побери!..

Вот этот самый муж надоел, оказался «ненастоящим мужчиной», и она его выгнала. Теперь ожидает прибытия «настоящего» – что ты будешь делать! – улыбается таинственной улыбкой. Рассуждает о том, что мир изменился, жизнь изменилась, женщина наконец-то окончательно стала независимой и самостоятельной, обрела себя на службе, мужчина же, напротив, сделался слабым и никчёмным, и зачем он такой нужен?.. Нет, такой не нужен – ни ей, ни детям – только лишняя обуза.

Всё пропало.

Я очень не люблю рассуждений на тему «мир изменился, жизнь изменилась, люди стали другими». Терпеть не могу, ей-богу! Как правило, эти изменения сводятся к тому, что появились компьютеры, а лошадиная тяга исчезла. Это без сомнения, об этом дискутировать глупо, но является ли это свидетельством изменения жизни, как таковой? По-моему, нет, не является. Особенно смешны и наивны, как розовые дамские панталоны, рассуждения о коренных изменениях в отношении вечной проблемы «мужчины и женщины». В чём же суть изменений?.. Суть в том, что:

...в наше время женщины стали более самостоятельны. По сравнению с какими временами? С эпохой Возрождения? С эллинами? Моя бабушка, к примеру, была человеком исключительно самостоятельным и, покуда дед в эвакуации вкалывал на авиационном заводе, ездила без пропуска в военных эшелонах, чтобы обменять пальто на крупу и сахар и не дать семье умереть от истощения. Это идёт в зачёт самостоятельности? Сомневаюсь, что смогла бы в настоящее время проделать нечто подобное, хотя я тоже самостоятельная.

...в наше время мужчины стали зависимыми и слабыми. Уверяю вас, всегда были слабые мужчины и независимые женщины!.. «Сядешь в угол, молчишь: "Зачем сидишь, как чурбан, без дела?" Возьмёшь дело в руки: "Не трогай, не суйся, где не спрашивают!" Ляжешь: "Что всё валяешься?" Возьмёшь кусок в рот: "Только жрёшь!" Заговоришь: "Молчи лучше!" Книжку возьмёшь: вырвут из рук да швырнут на пол! Вот моё житье — как перед господом богом!» Эта схема супружества была описана великим русским писателем Гончаровым сто сорок пять лет назад. Мне кажется, по этой схеме живут и нынче, и имя живущим по ней – тьма.

...в наше время женщине для того, чтобы выжить, не нужен мужчина. Всё верно, он нужен для того, чтобы жить, а не для того, чтобы выжить, но жить-то очень хочется, пока живётся. И хочется, чтобы это была полноценная, полновесная, «нормальная» жизнь!.. Пусть в меня трижды плюнут все очень-очень самостоятельные дамы, но я одна не справляюсь. Я не справляюсь с жизнью, и точка. При этом я абсолютно самостоятельный человек в материальном плане! Хотя две зарплаты на четверых всё же гораздо лучше и спокойнее, чем одна зарплата на троих, хоть вы меня стреляйте.

Мой собственный муж торчит в командировке уже почти месяц, и наша жизнь совершенно разладилась. Старший ребёнок изнемог над дипломом: нужно делать расчёты и графики, он сбивается, нервничает, орёт, а подсказать некому, я в этом ничего не петрю, петрит папа, а его нет. Младший ребёнок категорически отказывается делать уроки, заставить его может только папа, а его нет. Я заставить не могу: мне не хватает авторитета и времени, я же самостоятельная женщина на службе! 

Мне нужно подать обед, убрать обед, приготовить ужин, убрать ужин, затолкать бельё в машину, развесить бельё из машины, организовать  отвоз-привоз на теннис – это далеко, пешком не дойдёшь, приходится подключать дедушку. Мне нужно понять, почему в кухне не сливается вода, подпереть карниз, чтоб окончательно не упал до его возвращения, сообразить, где он берёт собачьи витамины, ибо собака захирела, притащить в один заход пять или восемь пакетов с едой, есть-то всем охота, несмотря на то, что папа в командировке, наточить ножи, прислонить картину так, чтоб не разбилось стекло, а повесить её некому, заплатить за квартиру, заплатить за теннис, заплатить за техосмотр (это всё разные точки в пространстве), проконтролировать, чтоб никто из детей не запер дверь на нижний замок, потом не откроем (он заедает), объяснить подруге Ленке, почему нас не будет в выходные: уроки будем учить за неделю, ну, то есть непрерывно скандалить, и вообще нас некому везти, потому что папа наш в командировке, а у старшего сына свидание.

Почему-то всё это остается за границей игривых, как розовые дамские панталоны, рассуждений о том, что женщина может всё, ибо мир изменился и мужчина перестал в нём играть ту роль, которую играл когда-то!..

Как же он перестал?! Ничего он не перестал.

И «приличная» зарплата, которую нам платят, ничего не решает.

Ведь «приличная» зарплата потому и является приличной, что получает её вовсе не прелестная женщина, а специалист, суть «мужик в юбке»! Если больше нет сил оставаться «мужиком в юбке», добро пожаловать в «прелестные женщины», а это разные биологические виды!.. 

Если невозможно дальше самой принимать решения, милости просим в жизнь, где всё будут решать за вас: где учиться, когда жениться, во сколько ложиться, во что одеваться, чем питаться и куда кидаться. Совместить полную свободу, «приличную» зарплату, посиделки в офисе до десяти вечера, работу по выходным, курсы китайского языка, занятия йогой или «хорсингом» и роль слабой и нежной прелестницы, облачённой в розовые панталоны, жены несгибаемого, волевого, железного мужчины невозможно, это разные системы координат. Он не позволит нам ничего этого проделывать, он лучше нас знает, что нам нужно, он же железный и несгибаемый, а вовсе не тот тюфяк, готовый на всё, в том числе пересидеть с детьми, покуда мы в салоне накручиваем локоны и маникюрим ногти или отжигаем с коллегами на вечеринке!..

...А мы? Мы на что готовы ради них?.. О чём мы грезим, глядя в угол, где из пыльной напольной вазы торчат искусственные цветы? О ком?..

Похожие публикации

  • Уроки земных удовольствий
    Уроки земных удовольствий
    Галерист и коллекционер Кирилл Данелия собрал в альбом «Сюнга: откровенное искусство Японии» древние гравюры из тех, которые любой родитель сразу побежит прятать от детей. Картинки эти наталкивают на мысль, что мы обретаемся с японцами в параллельных реальностях
  • Самка Дали
    Самка Дали
    Веру фон Лендорф, более известную миру как Верушка, называли «идеальной феминой» и «голой графиней». Она умела превращаться в животных и растения, в цариц Египта, в водяных принцесс и каменные валуны. Встретившись с Сальвадором Дали, она нашла настоящее сокровище. Какое?
  • Татьяна Устинова: Пустые хлопоты
    Татьяна Устинова: Пустые хлопоты
    Татьяна Устинова – о профессиональных соблазнителях