Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Михаил Осокин: От сумы и от тюрьмы...

Михаил Осокин: От сумы и от тюрьмы...

ФСИН решила отметить 200-летие этапов в Сибирь. В разных городах устроят “Дни открытых дверей” – желающих будут пускать в тюрьмы. Большинство этих тюрем возникли как раз из этапов – так назывались созданные в 1817 году места для ночлега арестантов, которых вели по Сибирскому тракту.

Воспоминания арестантов рисуют довольно живописную картину, как это происходило - как перемешивались Европа и Азия: “Впереди и позади колонны шли солдаты в полном вооружении, а по бокам вдоль дороги шли буряты, вооруженные луками и стрелами”. К тракту выходили местные жители - посмотреть на заключенных: одни обменивались с ними оскорблениями и угрозами, другие - словами одобрения.

По пути часть партии оставляли в местных тюрьмах – отсюда родилось известное выражение “места не столь отдаленные”. Так эти тюрьмы стали называть в казенных документах – в отличие от “мест отдаленных”, от Восточной Сибири, куда гнали основную массу каторжан.

Вопреки устоявшимся представлениям о цепях и кандалах на самом деле порядки к середине XIX века стали не такими уж и строгими - например, арестанты могли купить возможность идти без кандалов, погрузить их на телегу с кладью. А когда партия шагала через богатое село, арестантам разрешали устраивать своеобразный спектакль - они снова надевали кандалы, затягивали заунывную песню и под звон цепей старались идти как можно медленнее, чтобы принять подношения – еду, одежду, деньги. То же самое делали каторжники и в других странах, например, во Франции - и вообще в разных регионах Европы в середине XIX века наблюдалось одна и та же вещь: этапирование заключенных превращалось в настоящие спектакли для местного населения.

Особенно ярко это проявилось как раз во Франции, где из-за скученности населения колонны проходили по оживленным местам, по крупным городам. Газеты заранее сообщали имена и биографии преступников, участников громких дел, описывали их одежду, чтобы они не остались неузнанными – это были своего рода театральные программки. А зрители и на Сибирском тракте, и в Западной Европе устраивали одну и ту же игру – пытались определить по одежде или лицу осужденного его бывшее ремесло, угадать, убийца он или вор.

На игру откликались сами осужденные - выставляли напоказ свои татуировки, жестами изображали совершенные ими преступления. И совсем уже настоящий карнавал начинался, когда шли партии из тюрем, где начальники были более снисходительны к форме одежды заключенных. Вот как описывали такие партии парижские газеты: “К цепям каторжники добавляли ленты и шли с самодельными цветами, самые искусные – в шлемах с гребнем – другие надевали сабо и ажурные чулки под тюремную блузу”.

На Сибирском тракте спектакли выглядели не столь зрелищно, зато было другое: чем дальше, тем больше свободы. В переходах по Восточной Сибири начиналось уже почти безнадзорное общение заключенных с местным населением. Некоторые из них позже вспоминали: “Облегченный режим этапирования предоставлял желающим возможность заниматься этнографическими наблюдениями, рисованием, сбором коллекций растений и насекомых”.

Во время импровизированных спектаклей на пути к месту заключения особое оживление вызывало появление женщин. Поначалу их гнали вперемежку с мужчинами, потом отдельной группой в хвосте партии. Там же шли или ехали на подводах женщины “добровольно следующие”, как их называли в официальных бумагах - и этим маршрутом проследовали по Сибири многие знаменитые женщины России – от жен декабристов до Соньки Золотой Ручки и Марии Спиридоновой.

Ну а самая знаменитая женщина в истории, которую когда-либо отправляли по этапу – это, видимо, Саломея. Через тридцать лет после того, как за свой танец она получила голову Иоанна Крестителя, римский император обвинил ее семью в измене и сослал в Испанию.

На кораблях, на повозках, а часть пути и пешком – это были этапы последнего путешествия “царицы Армении”, как называли Саломею в судебных документах. Да, именно так: она ведь вышла замуж за сына Ирода, которому император Нерон отдал во владение Армению и даровал царский титул.

И царице Армении жестоко воздалось за смерть Иоанна Крестителя – в ссылке на севере Испании она зимой переходила реку Сикорис, приток Эбро, провалилась под лед, и льдиной ей отрезало голову. Как это описывали летописи, льды сомкнулись у Саломеи на шее, и пытаясь вырваться из западни, она извивалась под водой, словно исполняя страшный танец - подобно тому, как в юности танцевала во дворце Ирода. Впрочем, про отрезанную голову, возможно, придумали средневековые авторы – чтобы сделать эту историю более интересной и назидательной.

фото: "Группа политических заключенных в сопровождении конвойной команды выходит из ворот Петербургской пересыльной тюрьмы (Константиноградская, д.6). Дата съемки 2 августа 1906г."

Похожие публикации

  • Бонд, выйди вон!
    Бонд, выйди вон!
    Бондиана Флеминга – это своего рода шпионское фэнтези, вариант «Звёздных войн» или «Властелина колец», с ним хорошо жуётся попкорн, а во время просмотра дома без ущерба для восприятия можно пропустить несколько стопок с солёным огурчиком
  • Михаил Шемякин попрощался с Высоцким
    Михаил Шемякин попрощался с Высоцким
  • В поисках  русского анобтаниума
    В поисках русского анобтаниума
    Советские геологи искали Серебряную гору, православные миссионеры – языческую Золотую бабу, а казаки-староверы – райскую страну Беловодье. Нашли все они совершенно другое. Что именно?