Радио "Стори FM"
«Гелла и Костин»

«Гелла и Костин»

Автор: Григорий Симанович

Место действия – студия театрального искусства им. Станиславского. Время – вчера. Спектакль «Мастер и Маргарита» Женовача. Я в третьем ряду (важное обстоятельство!) Зрительный зал по полной вовлечен в события оригинальной инсценировки. Половину первого акта актеры лицедействуют в зале, превращая зрителей в публику того знаменитого варьете, где демонстрировали свое искусство Воланд и его свита. Я в числе доброй сотни «счастливчиков» на первых шести рядах с дорогими билетами: чтобы видеть происходящее в центральном проходе, необходимо вывернуть голову на 180 градусов и так держать минут двадцать. Особую радость испытывали зрители с шейным остеохондрозом (это я) и скрипящим позвоночником (тоже я). Но на что не пойдешь ради оплаченного тобою высокого искусства! Преодолевая дискомфорт, вывернулся. И что я вижу…Вампирша Гелла, строго по Булгакову, идет вдоль ряда, уговаривая сидящих стать участниками первого невинного иллюзиона. От Геллы взора отвести невозможно – даже боль отпустила: 190 росту (с каблуками), ноги от ушей, груди седьмого примерно номера торчат как стволы зенитного орудия, а попа не прикрыта ничем, кроме узкой перемычки, деликатно разделяющей «два этих немаленьких холма» (перефраз из Роберта Бернса в переводе Маршака). 

И вот Гелла останавливается напротив зрителя и настойчиво предлагает ему стать объектом аттракциона. Боги мои, кто это? Глазам не верю! Да это собственной персоной Костин Андрей Леонидович, президент-председатель ВТБ, персона из высшей российской элиты, друг Путина. Он смотрит на секс-Геллу слегка растерянно, взгляд его блуждает где-то на уровне ее живота, явно не решаясь подняться выше, к нависающим над ним огнедышащим орудиям, ни, тем более, опуститься ниже. Гелла настойчиво уговаривает, Андрей Леонидович потупил взор, молча качает головой, на губах легкая, смущенно-виноватая улыбка. Мелькнула дикая мысль: «Подсадной». За ней немедленно другая: «Ты что, идиот, это же сам Костин! Он на такое не пойдет!». За ней третья: «Нашли двойника: булгаковщина…». И тут Гелла наконец отстала от нашего банкира, отправившись дальше по ряду. С этого момента я потерял остатки интереса к происходящему на сцене и то и дело свинчивал башку назад, чтобы застать реакцию Костина на очередные притязания кого-нибудь из сатанинской свиты. Но его оставили в покое. Так мне подумалось. В какой-то момент я даже обнаружил, что Андрей Леонидович слегка вздремнул, утомленный вниманием дьявольской кровососательницы. Но не тут-то было. Подошла сцена, где Воланд и компания швыряют доллары в зрительный зал, призывая хватать их, потому как настоящие. 

Мощная, непреодолимая ассоциация пронзила мой воспаленный мозг, сообщив импульс нервным окончаниям шеи. Образ Улюкаева с сумкой валюты почему-то стремительно всплыл в сознании, и я невольно обернулся. В глазах великого банкира, как мне показалось, промелькнула тревога, он как-то судорожно поменял положение в кресле, но доллары до него не долетели, осчастливив зрителей лишь первых рядов. « Не взял бы, - пронеслась бредовая мысль. - Ему своих девать некуда». А еще подумал: «Ох, опрометчиво ныне банкирам и чиновникам ходить на «Мастера»! И как в воду глядел. Вскоре дьявольская свита повела полуобнаженную Маргариту на бал Сатаны по тому же проходу в центре зала. В руке каждый нес зажженную свечу. В сумраке партера они замерли на минуту, и тут довелось мне запечатлеть завороженном взором почти мистический стоп-кадр. Зловеще манящая Гелла, окончательно выбрав объект колдовских своих чар, замерла с этой свечой аккурат над несчастным Андреем Леонидовичем. 

От свечи на лицо его падал тусклый отсвет, казавшийся то ли божественным, то ли, спаси бог, поминальным. Взгляд А.Л.Костина вновь зафиксировался на животе Геллы и благоразумно оставался там неподвижным, пока докучливая ведьма не переместилась ближе к Маргарите. Эта мизансцена окончательно сделала знаменитого банкира и политика полноправным участником шоу-спектакля, о чем господин Костин мог грезить только в самых беспокойных снах. В фойе в антракте увидел этого солидного человека, вовлеченного в сатанинское действо коварной искусительницей. Глава ВТБ в простом пиджачишке без галстука скромно стоял у стены, мирно с кем-то беседуя. Не могу исключить, что в тайне он колебался, оставаться ли на второй акт, подвергнув себя риску быть втянутым, упаси бог, в бал Сатаны. Как и я, он мог лишь догадываться, знала ли актриса – исполнительница роли Геллы, с кем она связалась, кого доставала, над кем держала свечу, кого ставила в неловкое положение («а вдруг щелкнут на камеру телефона»), из кого эта ослепительная вампирша попыталась, фигурально выражаясь, попить кровушки. Да ладно, лукавлю. Уверен, что не знала. И возвращаясь домой после спектакля, я испытал острую зависть к этой молодой актрисе, к этой творческой личности, счастливо живущей вне политики и бизнеса, не способной узнать в лицо даже самых растиражированных телевидением персон из того мира, который великий Булгаков, будь он сегодня жив, воплотил бы, не сомневаюсь, с такой же убийственной сатирической силой.

 

V_Zoi.jpg

redmond.jpg