Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Татьяна Устинова: Божье место

Татьяна Устинова: Божье место

У нас и было-то всего часа два, наверное.
У нас было часа два и очень плохое настроение − из рук вон. Так бывает, когда всё поперёк, всё не ладится, в какую-то больницу надо ехать − господи, как мне надоели больницы! − везти родственников и ждать, чем дело кончится, − господи, как это ужасно, ждать в больнице! И жаловаться не на кого и некому, ничего особенного не происходит, просто время пришло.

Никто не молодеет и не здоровеет, а все стареют и болеют, всем нужна помощь, поддержка, в больницу поехать, в командировку проводить, вещи собрать, потом ещё подумать о чём-то возвышенном, например о летнем спортивном лагере для Тимофея.
В общем, времени «на отдых на природе» у нас было мало, почти совсем не было.
Муж мой приехал с работы в середине дня и сказал тусклым голосом, что послезавтра, в воскресенье, он опять должен улететь − это не надолго, может, дня на четыре, а может, на неделю, а в общем, как пойдёт. Очень хорошо, сказала я, скатертью дорога. Кажется, сумка твоя так и стоит не разобранная. Мы вытащим оттуда ватные штаны, ибо в тот раз ты летал за полярный круг, и всунем плавки, ибо в этот раз планируется южное направление.
− Подожди ты острить, − сказал он по-прежнему тускло. − Я сегодня больше на работу не поеду. Давай куда-нибудь съездим... по старой памяти.
− По старой памяти – это, значит, куда? − не поняла я.
Оказалось, что в лес. Ну, как раньше ездили, когда дети были маленькие, деревья, соответственно, большие, берёзы белые, машина была «Нива», и мы страшно её любили, потому что наша «Нива» лезла через любую лужу и любую размолотую трактором грязь, и только двигатель её бодро и радостно урчал. Нашей «Ниве» нравилось возить нас в лес!..
Ругая Женьку, которого скрутил приступ сентиментальности − такое бывает крайне редко, − я нашла какие-то брезентовые штаны − с трудом нашла, между прочим! − косынку голубого цвета, клетчатую рубаху и какую-то торбочку. Зачем ездят в лес? В лес ездят, чтобы собирать ягоды и грибы на лесной поляне. До грибов дело не дошло, рано ещё, выходит, едем за ягодами.
...И мы поехали!
Мы поехали «как раньше» − деревнями и узкими дорожками, чтобы не угодить в пятничные толпы страждущих вырваться из «каменных джунглей».
Мы проехали Тимонино, Коренёво, Собакино, поворот на просёлок и съезд в лес в Никитском, это мы помнили со времён «когда деревья были большие», а дети маленькие и нас везла «Нива». Ничего вокруг не узнать, конечно. Дачные кооперативы «Ромашки», кафе «У Клавы» и хинкальные «Вкус № 1».
Но всё-таки лес мы нашли. Он ещё цел пока.
Мы пошли через поле − как нормальные люди, в брезентовых штанах и с торбочкой, и солнце палило так, что пришлось скинуть с плеч клетчатые рубахи, и мы удивились друг другу − под этим солнцем и на этом поле оказалось, что у нас какие-то неправдоподобно бледные лица и такие же белые, как тесто, руки.
Мы дошли до косогора, до берёз, и здесь было просторно и прохладно, и даже оводы не летали. Бабушка моя очень любила это место, называла его «божье», именно потому, что ветерок и никаких оводов. В колеях старой, заросшей мелким кустарником и иван-да-марьей дороги мы углядели крепенький белый гриб с кофейной шляпкой, а потом ещё и ещё один!
Мы аккуратно срезали их и складывали в торбочку, и она моментально и приятно потяжелела. Берёзы шумели высоко-высоко, и небо было просторное, жаркое, какое бывает только в начале лета, когда всё самое лучшее ещё впереди.
Мы долго бродили по лесу, поверх боровичков насыпали ещё две горсти земляники − на самом деле мы больше ели, чем собирали, а это уж так, детям и чтоб пахло! Нет более прекрасного запаха на земле, чем запах земляники.
Мы вернулись затемно, и в этот момент мы очень любили друг друга и нашу жизнь, которая оказывается, была и осталась прекрасна.
Автор: Татьяна Устинова

Похожие публикации